ЛитМир - Электронная Библиотека

Но что это? Никто из музыкальных акул явно «не замечает» рождение новой звезды. Телефон в доме Меркьюри не разрывается от желающих заключить контракт с «Queen», никто не предлагает избавить ребят от негодяев из «Трайдент» — и на них же заработать. А «Трайдент» отреагировала на успех своих подопечных только милостивым разрешением пользоваться студийной аппаратурой в любое удобное для них время. Вместо того чтобы покупать дома и лимузины, что делала бы любая группа на их месте, «Queen» продолжала едва сводить концы с концами. Но все же концерты приносят хоть какие-то деньги, и теперь они могут полностью посвятить себя музыке.

В апреле их ждала новая неприятность — их совместное турне с «Мотт Хупл» было сорвано из-за болезни Брайана Мэя — у него обострился не до конца залеченный гепатит, и бедняга упал в обморок прямо на сцене. Он попал в больницу, группу срочно заменили, всем, кто общался с Мэем, пришлось делать противогепатитные прививки. Можно себе представить, в каком настроении они возвращались домой…

Летом они начинают работу над новым альбомом. Брайан Мэй все ещё плохо себя чувствовал, его постоянно тошнило, тем не менее, он упрямо продолжал работать. Как и следовало ожидать, эта безалаберность плохо кончилась — он снова попал в больницу, на этот раз надолго. Казалось, «Queen» на грани краха, но Меркьюри с достоинством вышел и из этого кризиса.

Несмотря на болезнь Мэя, даже речи не шло об его замене — не в последний раз «Queen» показала пример настоящей дружбы и взаимовыручки. Верность Мэю не привела к простою группы — работа над альбом продолжалась, в записях оставляли пробелы для гитарных партий Мэя, а на концертах Мэя подменял его друг и бывший коллега по «Смайл» Тим Стеффел. Именно в больнице, размышляя над будущей судьбой группы, Мэй написал знаменитый духовный гимн «Now I here». По возвращении Мэя в студию «Queen» записывает странную песню «Stone Cold Crazy» («Каменный, холодный, безумный»), в создании которой приняла участие вся группа. В ней впервые откровенно поднята тема травли и преследования, которой подвергается «Queen».

И вот приходит Закон, хотят выломать дверь
И снова забрать меня.
Никогда, никогда, никогда больше этого не будет!
Я должен бежать от этого холодного пола.
Безумный, знаешь, каменный, холодный, безумный…

Герой бежит, выбиваясь из сил, за ним погоня, воют сирены, его хотят бросить в тюрьму или убить… Обратите внимание на холодный каменный пол — разве такой пол бывает в жилом помещении?

На самом деле это парсийский образ — строчки про пол явно принадлежат Меркьюри. В зороастрийском похоронном обряде покойника кладут на каменную плиту, и выражение «на каменном полу» для парса примерно то же, что для русского «на столе». Речь идёт о смерти, которая грозит герою и которой он пытается избежать, и на стороне его врагов — общество и полиция. Герою снится, что он — Аль Капоне, и его приходят арестовать. Как известно, Аль Капоне был посажен в тюрьму за неуплату налогов. Песня как бы предсказывает будущее бегство Queen из Англии. Героя хотят арестовать за то, что он поливает прохожих из водяного пистолета — то есть шутка приравнивается к преступлению. Именно с таким отношением всю жизнь сталкивался Фредди.

Фредди намекает и на обвинения в гомосексуализме, когда говорит: «Если я не попаду на небо, возьмут ли они меня в ад?». Согласно зороастрийской традиции, душу гомосексуалиста не берут ни в ад, ни в рай.

Тогда же записана шуточная песня «Bring Back Leroy Brown» («Верните Лероя Брауна») — дань уважения любимому фильму Меркьюри «Кто хочет погорячее». В этой песне, названной критиками бессмысленной, мучители «Queen» из мира шоу-бизнеса осыпаны жестокими насмешками. Досталось и негодяям из «Трайдент», и кое-кому повыше:

Папаша Кул с девяностодолларовой улыбкой
Отобрал мои деньги, не сказав «спасибо»,
И смылся из города — хорошо,
Я должен действовать решительно, найти его и пристрелить.

Нетрудно догадаться, что речь идёт о грабителях из «Трайдент». А шутка про щербатую улыбку — явная насмешка над менеджером-американцем Джеком Нельсоном.

У Большой Мамы Лулу Бёлле нервный срыв,
Лерой увёл её милую детку.
Но она встретила его на станции,
Приставила к его голове пистолет,
И, если я не ошибаюсь, вот что она сказала:
"Большой нехороший парень Лерой Браун,
Я забираю эту милашку".

«Мама» — сленговое слово, понятное во всех крупных городах мира и означающее бандершу, а «детки» по отношению к «Маме» — это проститутки. В этом отрывке мир шоу-бизнеса сравнивается с публичным домом, а музыканты — с проститутками, находящимися в кабале у «акул» и не имеющими право уйти, когда они захотят.

И не нуждаются в комментарии строчки, словно бы продолжающие «Stone Cold Crazy»:

Мне нужно избежать приговора,
Уйти в тень, где не так жарко.
Мне нужно остаться в живых.

… Наконец, вопреки всем обстоятельствам, третий альбом «Queen» с символическим названием «Sheer Heart Attack» («Острый сердечный приступ») вышел в свет, и несмотря на почти полное отсутствие рекламы, занял второе место. Песня Меркьюри «Killer Queen» также заняла второе место в британском хит-параде, её крутили десятки коммерческих радиостанций Европы, Америки и Японии, в следующем году Меркьюри получил за неё престижную премию Айвора Новелло, и даже враждебная Меркьюри пресса вынуждена была похвалить альбом и признать, что «Queen» — не однодневка… но что это?

Альбом распродаётся огромным тиражом по всему миру, новые концерты «Queen» собирают аншлаги — но телефон Меркьюри по-прежнему не разрывается от предложений поработать на другую музыкальную фирму, никаких толп продюсеров, трясущих многозначными контрактами — ничего, молчание. Правда, старые друзья из «EMI» и «Электра» готовы помочь, но только при условии, что группа расстанется с «Трайдент». А что же «Трайдент»? Неужели жадность так застлала глаза этим людям, что они не поняли — за «Queen» надо хвататься, и эти ребята принесут миллионы? Ничего подобного. «Queen» не досталось ни гроша из огромных прибылей от продажи альбома и песен, а за успех их отблагодарили… повысив им жалованье до 60 фунтов в неделю! При этом фирма отказывала людям, приносившим ей огромные деньги, в самом элементарном — в ссуде на покупку жилья, всего 2.000 фунтов , в гитаре и рояле.

Ребята понимают, что с «Трайдент» надо рвать — иначе они никогда не выбьются из нищеты. Но никто не хочет им в этом помочь, и они сами идут к юристу Джиму Бичу с просьбой взяться за их дело.

На первый взгляд кажется, что с «Queen» случилось то же, что и со многими знаменитостями. Неожиданно приходит слава, толпы продюсеров и владельцев фирм осаждают с предложением многомиллионных контрактов, набавляя цену, как на аукционе. Все бы хорошо, но… контракт, в пору голодной молодости заключённый с фирмой Н. на много лет вперёд, не даёт возможности сменить хозяина. И знаменитость, проклиная день и час, когда связалась с проклятыми негодяями за зарплату мойщика посуды, идёт в суд, прекрасно понимая: каковы бы ни были судебные издержки, но богатство, которое придёт с заключением нового контракта, покроет все. И тут как тут угодливые продюсеры: «Не волнуйся, парень, ты только заключи с нами договор, и мы пришлём тебе лучшего адвоката, мы оплатим все твои судебные издержки, только к нам иди, к нам…».

Однако «Queen» словно существует в некоем вакууме, в котором не действуют законы шоу-бизнеса. Ни один продюсер не протягивает им руку помощи, никто не хочет воспользоваться сложным положением ребят, избавить их от кабалы — и на них же заработать. А «Трайдент» словно бы не понимает, что портя отношения с «Queen», она убивает курицу, несущую золотые яйца.

105
{"b":"929","o":1}