ЛитМир - Электронная Библиотека

Богословы называют таких людей «Верные» — именно на них держится религия в тяжёлые для неё времена. Ещё их называют святыми и мучениками. Учёные презрительно называют их религиозными фанатиками, тёмными дикарями, но простые люди всегда уважали и почитали их.

Предками парсов стали именно Верные. Они не отреклись от своей религии. В Иране их жизнь превратилась в ад. Чтобы прекратить этот кошмар — постоянные издевательства, убийства, пытки, грабежи, аресты, непосильные налоги, беспросветную нищету, нужно было немного — просто стать мусульманами, как поступили почти все их соплеменники. Но этого они так и не сделали, предпочитая постоянный страх смерти и жизнь в подполье. Наконец, самые отчаянные решились на бегство за море. В те времена такое путешествие могло окончиться гибелью, но они рискнули жизнью своей и своих близких ради спасения священных книг и огней.

Поселившись в Индии, они основали самый уникальный в мире народ — народ Верных. За прошедшие века парсы так и не потеряли духовных качеств своих предков. Они не говорят вслух о своей вере, но по-прежнему пойдут за неё в огонь и воду. Любого парса — будь то мужчина, женщина или ребёнок — можно бить, пытать, его можно перепилить пополам, но его невозможно сломать. Это гордые и стойкие люди. Их называют безумцами, упрямцами, но их уважают все их соседи — индуисты, христиане, мусульмане.

Их побаиваются, про них говорят странные вещи. Они поклоняются огню, моются коровьей мочой и безумно боятся любого осквернения. Они не хоронят своих мёртвых, как все люди, а оставляют их в башне, на съедение хищным птицам, и над этими башнями кружат стаи коршунов, наводя ужас на редких прохожих.

Они никогда не пускают иноверцев в свои храмы, боясь насмешек, и ни один человек не видел их обрядов. О них много сплетничают, но на самом деле их никто не знает.

Они изгнанники. Как евреи, они лишены своей родины и обречены на жизнь в чужой стране, в иноплеменном окружении. Их родина, Иран, давно стала чужой, его жители перестали быть соплеменниками. Они — недоразумение, странная шутка истории, жалкие остатки великого древнего народа, затерянные на чужбине. Их всего сто тысяч — потомков благородных родов Персидской Империи, и если они до сих пор не исчезли с лица Земли, то только благодаря своей вере и принципам. Именно это позволило им выжить, выстоять и занять достойное их место в обществе.

Вера для них — не дань древней традиции, не набор обрядов и ритуалов и не средство национального самосохранения. Это органическая часть их жизни, как дыхание, как речь, как еда, сон или любовь. Парсы верят в Бога так, как это делали люди в средние века — непосредственно и искренне. Эти люди живут с Богом в душе. И их дети научаются вере и благодарности Богу раньше, чем всему остальному.

Но в их религиозной серьёзности нет ни капли мракобесия. Они непохожи на замкнутые секты хасидов, старообрядцев или аммонитов. Они не спрятались от остального мира в клетке своих обычаев. Ни одному парсу не придёт в голову запрещать телевизор или музыку, джинсы или дискотеки, компьютер или косметику. Современные парсы — состоятельные, европеизированные и очень образованные люди, экономическая и интеллектуальная элита индийского общества. Они прекрасно понимают, что грош цена той вере, которая может выжить только в изоляции от внешнего мира.

Они полностью вписались в современную жизнь. Их можно встретить среди банкиров и генералов, программистов и университетских профессоров, предпринимателей и политиков, директоров фирм и юристов, лётчиков и музыкантов, их дети учатся в лучших школах и университетах. Все парсы имеют высшее образование — и это в Индии, где большинство жителей не умеет читать и писать! Парсов трудно выделить в современной городской толпе, разве что их отличит оливковая кожа, породистые лица и ослепительная красота — словно эти люди сошли с персидских барельефов и миниатюр. Тем не менее они все те же, что и тысячу лет назад. Потому что их вера — в них самих, и никакие соблазны окружающего мира не могут её поколебать. Их высокая нравственность, благочестие и порядочность, моральная стойкость, упорство, доброта, щедрость и религиозность останутся с ними навсегда — пока они помнят и почитают своего Бога, святых и священный огонь, посещают свои храмы, справляют священные праздники и хранят зороастрийскую веру, такую загадочную и так поразительно похожую на христианство…

Их побаиваются, но их и уважают. Они никогда не врут и не делают подлостей, они честны, откровенны и благородны — поэтому и в деловом мире преуспевают. Даже самые недоверчивые бизнесмены знают, что «огнепоклонникам» можно доверять — они не обманут. Среди них не бывает преступников, а если такое все же случается, то полиция обычно не заводит дела, а сразу сообщает соплеменникам, зная, что те строго накажут опозорившего их негодяя. Они веселы, жизнерадостны, вежливы и общительны, все время улыбаются, открыты внешнему миру, но не допускают в свою жизнь чужих. Будучи верующими людьми, внешне они не производят такого впечатления. Мусульманин прямо на улице стелет коврик и молится, христианин перекрестится, пройдя мимо церкви — зороастриец ничем не покажет своей веры в присутствии иноверца. Тем не менее, таинственные парсы верят в Бога, добро, священный огонь и конечное поражение зла, но раскрываются только в присутствии своих соплеменников, дома и в храмах во время молитвы — там вы увидите все тех же Верных, готовых умереть, но не предать.

* * *

Именно среди этих загадочных и благочестивых людей, в правоверной зороастрийской семье Балсара, родился мальчик, в будущем известный как Фредди Меркьюри.

Новорождённого принесут домой, в обкуренную благовониями комнату, где горит священный огонь, и, по древним обычаям, проведут церемонию наречения имени. Отец назовёт своего первенца «Фарух», что означает — «прекрасный», «счастливый».

История Фредди Меркьюри - any2fbimgloader0.jpeg

Маленький Фарух

Его первыми словами становятся не «мама» и «папа», а имена Бога Ахура Мазды и пророка Заратуштры, принёсшего людям священное учение. Его воспитывают в доброте и любви, но и в строгости и благочестии. С младенчества ему внушают богобоязнь, рассказывают о вере, учат молиться. Отец подолгу говорит с ним о том, что биографы Меркьюри презрительно назовут мифологией — о зороастрийской вере.

Мальчик узнает, что сначала был Бог — Ахура Мазда, и этот Бог есть добро и любовь. Он сотворил Бессмертных Святых, сотворил благой мир, населив его прекрасными и благими существами, растениями и животными. Он создал человека — самое совершённое своё творение, по образу и подобию своему, наделив его разумом и бессмертной душой. В те времена мир был прекрасен и добр, не было ни зла, ни смерти.

Но был ещё и злой Ахриман, завидовавший Мазде и мечтавший занять его место и уничтожить его творения. Он — само зло, как и его творения, его помощники дэвы — те, кого христиане называют сатаной и демонами. Под покровом ночи Ахриман и его воинство, как воры, напали на мир, и произошло его осквернение.

Они гадили везде, где могли. Они убивали всех направо и налево, заливали вонючей грязью прекрасные творения Бога, осквернили землю, воду и огонь, сделав их непригодными для жизни. Отовсюду повылезали мерзкие твари — змеи, крысы, скорпионы… Мир наполнился хаосом и смертью. С ужасом склонился Ахура Мазда над когда-то прекрасным миром.

С таким же ужасом слушает маленький Фарух страшный рассказ отца. И, как любой ребёнок, он со страхом и надеждой в голосе спросит — а все хорошо кончилось? А добрый Мазда победил? Эта история, этот детский страх перед злом навсегда останется в его душе, и через много лет он напишет об этом песню — «My Fairy King».

Отец утешает его — Ахриман с дэвами недолго торжествовал на развалинах мира. Ормазд (Мазда) бросил клич — и на выручку миру бросились все бессмертные, все Язаты (ангелы), и произошла первая великая битва между силами добра и зла. Увы, не последняя. Они загнали Ахримана под землю и много дней спасали, восстанавливали осквернённый мир. Они приготовили хаому — священный напиток бессмертия, и спасли от гибели землю. Десять дней проливался священный дождь, смывая всю принесённую гадость. Вскоре мир снова ожил и зацвёл, но он уже не был так хорош, как прежде. В мир вошло зло. Появились грехи и пороки, болезни, вредные растения и животные. Человек стал смертен — и это заслуга Ахримана, ведь смерть — это зло, её не должно быть. Он стал подвержен злу. Наступила эпоха смешения, когда добро и зло вместе существуют в нашем мире.

2
{"b":"929","o":1}