ЛитМир - Электронная Библиотека

Мэри Остин труднее всего заподозрить во лжи. В отличии от злобных и завистливых друзей Фредди, она производит впечатления человека, который действительно любил его. Не считая историй о гомосексуализме, она не сказала о Фредди не единого худого слова. Наоборот — никто не говорил о Фредди столько хорошего, сколько эта женщина.

Она с теплотой и нежностью рассказывала, какой Фредди прекрасный, добрый, талантливый и мужественный человек, как он всю жизнь заботился о ней и как защищал, какие подарки ей дарил, как бросался на помощь в трудную минуту, с каким редким мужеством умирал. «Он был моим самым главным, самым лучшим другом… Только когда он умер, я поняла, как он меня защищал. Я была за ним, как за стеной… Это было страшное горе для меня…».

И гей-легенда пополнилась самым трогательным её персонажем — верной подругой и ангелом-хранителем распутного гея. Женщиной, которая годами нежно заботилась о бывшем возлюбленном, молча мирясь с его гомосексуализмом. Смирилась, стерпела — и получила в ответ нежное платоническое чувство. Беременная, с маленьким ребёнком на руках, она дни и ночи ухаживала за умирающим от СПИДа любимым — и после его смерти стала его наследницей. Великая платоническая дружба — любовь развратного гомосексуалиста и прекрасной женщины… Страшное горе утраты…

Очень трогательно. И очень трудно сказать «не верю».

С людьми вроде Барбары Валентин или Джима Хаттона все ясно. А тут такое чувство — и Фредди её тоже любил. Невозможно не поверить.

В том-то и дело. Друзья Фредди не скрывали своей мерзости — Мэри Остин поступила намного хитрее. Она оказалась неплохой драматической актрисой.

Тридцать лет эта женщина играет роль друга и ангела-хранителя Фредди Меркьюри. Играет так искусно, что сумела обмануть не только Фредди, но и весь мир. И её гонорар за эту роль не уступает заработкам ведущих звёзд Голливуда. 10 миллионов фунтов стерлингов — такова минимальная сумма наследства, обманом полученного ею от Фредди, не считая доходов от реализации его песен.

Она производит неотразимое впечатление на журналистов. Милая и обаятельная дама. Немного грустная и застенчивая улыбка, прекрасные зеленые глаза. Сама доброжелательность и приветливость, воплощённая скромность и застенчивость. Голос по-прежнему дрожит нескрываемой скорбью при одном упоминании о трагической судьбе любимого Фредди.

И кто поверит, что все это — ловкий и искусный обман ради денег и тщеславия! Что эта милая мать семейства — величайшая прохиндейка и авантюристка Англии!

Чтобы доказать это, используем старый математический метод — доказательство от противного. Поверим Мэри Остин — и представим, что все было именно так, как она говорит.

Итак, у неё есть друг — самый близкий, самый любимый человек в её жизни. Никто никогда не сделал для неё столько, сколько он. Всем, что есть у неё в жизни, она обязана ему. Он её друг и брат, мужчина и защитник, кормилец и опора, утешитель и помощник. Он успокоит и насмешит, защитит и поможет деньгами, и, что бы ни случилось, прибежит на помощь по первому зову. Когда-то он был её мужчиной, её возлюбленным. Они давно уже расстались, но по-прежнему обожают друг друга. А она продолжает его любить — не как друга, но как мужчину. У неё есть гражданский муж, ребёнок, но по-настоящему она любит только его. Но есть у него порок, который мешает им быть вместе — и эта самая страшная драма её жизни.

Её друг — гомосексуалист. Это открылось, только когда они уже несколько лет жили вместе. Именно поэтому они расстались. Её прекрасный друг и любимый мужчина, от которого она мечтала родить ребёнка, спит только с мужчинами, и абсолютно неразборчив в своих любовных связях.

Но он, стыдясь своего порока, ревниво охраняет от окружающих эту деликатную тайну. Дело в том, что он — всемирно известная рок-звезда. У него миллионы поклонников во всем мире, и он находится под постоянным наблюдением жёлтой прессы. Если все откроется — будет страшный скандал. А ещё у него очень строгие и верующие родители.

Случилось самое страшное — у него СПИД. Годами она с ужасом видит его муки — и ничем не может помочь. Он умирает в страшных мучениях на её руках, оставив ей в наследство полный сокровищ дворец и миллионы. В одночасье она становится богатой женщиной — но зачем ей это все, если его больше нет на свете! Зачем вообще жить!

Она в страшном горе, жизнь потеряла для неё всякий смысл, и в этот момент её окружают толпы журналистов, спрашивая о нем, о его жизни и смерти — и что же она говорит? Она немедленно начинает рассказывать о его гомосексуальных похождениях, выдавая совершенно посторонним людям самые интимные подробности его жизни, и на следующий день весь мир узнает его подноготную.

Ну и кто она после этого?

Жаль, красивая была история. Мне понравилось. Но только любящая женщина никогда не поступила бы так подло. Она не стала бы рассказывать на весь мир о том, что любимый человек всю жизнь скрывал. А если речь идёт о вещах, которые и без неё все знают — она просто отказалась бы говорить на эту тему. Она бы сказала: «Простите, но он не давал мне разрешения говорить о его интимной жизни. Задавайте любые другие вопросы — только не этот».

Мэри Остин все время говорит, что любила Фредди, и это чувство было взаимно. Называет она его не иначе, как «мой Фредди». «Всю жизнь он любил только меня… Я была единственной женщиной в его жизни… И для меня он был единственным мужчиной (что не мешало ей менять возлюбленных, как перчатки), по-настоящему я любила только его… Если бы не его гомосексуализм, мы бы обязательно поженились… Но мы поженились в сердцах… Мы жили, как требует супружеская жизнь — вместе в горе и радости, богатстве и бедности…»

Фу, какая пошлость! Посмотрите на потасканное лицо этой женщины — похожа ли она на ту, которая способна всю жизнь любить одного мужчину?

Говорит, она его любила? Но любовь — это прежде всего чувство беспокойства и ответственности за другого человека! Что же она столько лет спокойно смотрела, как он губил своё тело, душу и репутацию?! Видела, какой опасности подвергается жизнь, честь и здоровье любимого человека — и не разу не попыталась остановить его, вразумить, объяснить, что он творит, настоять на своём?! Хоть раз серьёзно поговорить с ним — как друг и как любящая женщина?!

Что же она не попыталась вернуть его себе как мужчину, уступив без борьбы каким-то геям?! Использовать свои женские чары, наконец, заново соблазнить, родить ребёнка — и этим привязать его к себе?! А если не осталось надежды его вернуть — найти и привести девушку, способную отвлечь его от гомосексуального блуда и создать с ним семью.

И не надо говорить о гомосексуализме — если человек до тридцати лет жил с женщинами, значит, он не безнадёжен, и имеет смысл бороться за его спасение.

А если ничего не получается, тогда любящий человек, как бы это ни было больно, скажет:

— Фредди, я ухожу. Я не могу больше видеть, как ты себя убиваешь. Если с тобой что-нибудь случится, это будет на моей совести. Извини, но я не могу иначе…

А Мэри Остин, похоже, только и ждала, когда любимый сгорит.

И любящая женщина попыталась бы примирить Фредди с его родителями — Мэри Остин не сделала ничего подобного.

Другой вариант: учитывая слухи, распространяемые прессой, почему бы им не пожениться — с сохранением взаимной свободы? Это заставило бы замолчать многие злые языки! Но Мэри явно не собирается «прикрыть» Фредди — наоборот, она везде говорит, что между ними давно нет никаких интимных отношений.

Если следовать логике гей-легенды, то Мэри Остин — просто находка для развратного гея Меркьюри. Эта женщина, которая способна быть любовницей, другом, матерью, сестрой, няней, экономкой, которая знает о Фредди все — и принимает его таким, какой он есть, на все готова и на все согласна. Так вот же она, идеальная жена для знаменитого гея, скрывающего свой гомосексуализм — жена-ширма, жена-подруга! Женившись на Мэри, Фредди решал сразу несколько проблем — обеспечивал себе гетеросексуальное алиби, заставлял приутихнуть слухи о причинах его затянувшегося одиночества, обеспечивал дом хозяйкой, а себя — наследником: чтобы завести общего ребёнка, необязательно вести регулярную сексуальную жизнь. И не надо врать, не надо скрывать своих любовников — жена все поймёт и простит. А если она полюбит другого — пусть, они же не ревнуют друг друга. Если она встретит другого мужчину и захочет уйти к нему — что же, всегда можно развестись. Почему же он не женился на ней?

46
{"b":"929","o":1}