ЛитМир - Электронная Библиотека

Он получит первый серьёзный опыт товарищества, настоящей мужской дружбы — ведь у этих мальчиков никого нет, родители далеко, и положиться можно только на себя — и на друзей. Они научаться ценить дружбу сильнее кровного родства — и в будущем именно на крепкой мужской дружбе, на чувстве локтя возникнет «Queen». А ещё такие школы превращают мальчиков в мужчин — и вышедшие из их стен никогда уже не будут прятаться за материнскую юбку, научаться сами решать свои проблемы, смогут постоять за себя.

Он приобщается к иному религиозному опыту на уроках катехизиса и в церкви, которую посещают все ученики независимо от вероисповедания. Узнает церковную музыку, столь непохожую на пение жрецов в зороастрийских храмах, увидит христианские фрески и статуи, будет петь в церковном хоре. Узнает и о добром Боге Иисусе Христе, так похожем на Ормазда и страдавшего за людей на кресте, давшем им вечную жизнь своим воскресением. Их катехизис, их Библия, их молитвы и псалмы — все это так похоже, и в то же время совсем другое. Как настоящий парс, он навсегда останется зороастрийцем, но всю жизнь будет отмечать христианские праздники и восславит Христа в нескольких песнях. Он будет ходить в церковь, если рядом не будет родного храма — ведь он понимает, что Бог один. А «Queen» станет единственной в мире рок-группой, в которой зазвучат зороастрийские и христианские проповеди.

Потом будет возвращение к родителям, ставшим чужими, эмиграция в Англию. Он попадёт совсем в иной мир — мир Запада, которому суждено стать его второй родиной, местом славы и смерти. А у старшего Балсара появится повод для беспокойства.

Эти джуддины совсем потеряли рассудок. По сравнению с тем, что здесь творится, родная Индия — умиротворённый рай. Здешняя молодёжь настолько сдружилась с дэвами, что даже внешне на них походит. Бегают по улицам в срамном виде, пьянствуют, принимают наркотики, развратничают, завели себе кошмарную музыку, от которой неистовствуют, словно тысяча дэвов вселилась в этих несчастных. Уходят из дома, бродят стадами, творят такое, что вслух произнести страшно. Ахриман разгулялся в этих краях. Не лучшее место для воспитания детей.

И Фарух туда же. Отрастил себе длинные волосы, бренчит на гитаре, вырядился как бомбейская танцовщица, с воплями носится по дому, подражая какому-то Хендриксу, пугая мать и сестрёнку. Водит домой джуддинов и орёт с ними их непотребные песни. Но этого ему мало…

— Ты с ума сошёл! Художник? Музыкант? А жить ты на что будешь? Я тебя на старости лет кормить буду? Нет, и не проси! Знаю я, чему они вас научат! Нет, я сказал — пока ты в моем доме, будешь приличным человеком! И учиться будешь там, где я скажу!

Но Фарух упрям не менее своего отца. Вопреки воле отца он все-таки поступит в художественный колледж, а вскоре со скандалом покинет родительский дом, чтобы уже никогда туда не вернуться. Отец ещё долго будет злиться на непокорного сына. Фарух уйдёт к людям, которые будут называть его Фредди, и надолго исчезнет. Они почти не общаются, Фарух ведёт какую-то непонятную жизнь в странном мире джуддинов. Потом сын станет богат и знаменит, но родителей это не радует. Мало того что он подался в лицедеи — про него такое говорят… Господи, срам какой!

Но отец напрасно печалится. Сын Верных не опозорит своей благородной фамилии — это невозможно. Пусть говорят о духовном кризисе, о потерянном поколении — это не про парсов. Они не знают никаких духовных кризисов — потому что их вера сильна и непреклонна, и никакие соблазны мира не могут поколебать их отношения с Богом — те же, что и тысячу лет назад. Просто сын слишком серьёзно воспринял уроки, полученные в отцовском доме и католическом колледже. Он затеял великую войну с Ахриманом, и ведёт её на языке рок-музыки. Фарух выполняет главный завет праведного зороастрийца — живя в миру и не обращая людей в свою веру, направляет их к добрым мыслям, словам и делам, распространяя добро по всему миру. Он говорит с молодыми на самом понятном для них языке — языке рока. Его песни-проповеди звучат на миллионах кассет и на многотысячных стадионах, и их слушают толпы мальчиков и девочек, многие из которых никогда больше не смогут быть злыми.

Никогда ни одного зороастрийского проповедника не слушало столько людей, сколько слушает Фаруха Балсара — в миру джуддинов Фредди Меркьюри.

У Фаруха серьёзные проблемы — ведь он осмелился служить Богу в рок-музыке, которую дьяволопоклонники давно уже считают своей. Неудивительно, что о нем говорят такие ужасные вещи — ведь у него так много врагов.

Жаль, что соплеменники не понимают этого. Если и надо чего-то бояться — то не грехопадения Фаруха, а злых людей…

Все же он ещё раз вернётся к парсам. Спустя двадцать пять лет сына убьют на этой войне, и отец привезёт его тело в маргзад — дом, где зороастрийцы обмывают и готовят к погребению своих покойников. И пусть злые люди оболгали Фаруха, пусть гомосексуалисты и дьяволопоклонники осрамили его на весь мир, но убитые горем родители могут им гордиться — он ничем не опозорил свой род, сотворив для людей больше добра, чем кто-либо ещё из его древнего племени.

Ненависть

Есть такие люди — биографы Фредди Меркьюри. Самые необычные биографы на свете.

Я всегда думала, что биографы существуют для того, чтобы изучать жизнь и творчество знаменитых людей и доносить эту информацию до читателей. Собственно, так оно и есть. Плохо или хорошо, но люди данной профессии именно это и делают. А ещё я думала, что для написания биографии нужна если не личная симпатия к своему герою, то хотя бы интерес к его творчеству.

Но есть целый орден фальсификаторов, цель которых — оскорблять великого человека, опошлять его творчество и обманывать его поклонников, и это — биографы Меркьюри.

Они не могут признать, что ненавидят его — иначе никто не купит их книги. Поэтому для вида они будут говорить о великом певце и артисте — а на самом деле будут всячески срамить и позорить его. Не жизнь, ни творчество Меркьюри их не волнует, это у них находится далеко на заднем плане. Главная их цель — убедить людей, что Фредди Меркьюри — самое порочное существо, когда-либо рождавшееся в этом мире. А ещё они больны навязчивой идеей — доказать, что он гей. Только об этом они и говорят с завидным постоянством.

Даже если это так — ну и что? Кого это сейчас удивит? На Западе гомосексуализм существует открыто, мало кто скрывает свою необычную сексуальную ориентацию, более того, за фасадом разговоров о правах сексуальных меньшинств идёт агрессивное наступление гей-культуры на общество.

И на этом фоне сотни людей объединились с одной целью — доказать, что Фредди Меркьюри — гей. Доказать — это неправильное слово. Ни одного доказательства они так и не предоставили. Ничего, кроме слухов, клеветы и домыслов. Скорее уместно слово «пропагандировать». Биографы ничего не доказывают — они зомбируют своих читателей. Зачем они это делают? Зачем они так навязчиво твердят, что он гей? Если человек — гей, то доказывать это не надо — само выплывет.

Наконец, это просто неприлично! Ещё раз допустим, что биографы правы, и он был геем. Но если он стыдился этого и скрывал, то долг его биографов — не затрагивать эту деликатную тайну его жизни, тем более что жизнь и творчество Меркьюри ничего не потеряют, если считать его сексуально нормальным человеком. Но биографы только об этом и говорят, да ещё в таком хамском тоне, что даже худшие образцы жёлтой прессы кажутся пределом деликатности. И не надо говорить, что это необходимо для достоверности — вы ещё убедитесь, что достоверность, как и элементарный профессионализм — то, чего так не хватает этим людям.

И вообще — это его личное дело, с кем он спал! По какому праву они лезут в его постель?!

Я всегда думала, что уважать права гомосексуалиста значит относиться к нему не лучше и не хуже, чем если бы он был гетеросексуалом. Но биографы Меркьюри явно думают, что в такого человека надо тыкать пальцем.

Так уж принято, что при написании биографии автор стремится всячески преувеличить достоинства своего героя и скрыть его недостатки, нередко теряя объективность. Ничего удивительного — ведь он любит своего героя, а если любишь человека, то расскажешь о нем так, чтобы и другие полюбили. А если пороки знаменитости скрыть невозможно, то биограф попытается оправдать их объяснениями типа «трудное детство», «протест против ханжеской морали общества», «оригинальность» и т.д. и т.п., а при возможности вообще скроет нежелательную информацию. В результате создаётся такой идеальный образ, что читатели очень удивятся, если узнают, что этот ангел был на самом деле большим негодяем.

5
{"b":"929","o":1}