ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Разумеется, Синти прекрасно понимала, что тот никогда не пригласил бы к родителям такую развязную девицу, которую она сейчас изображала. Странно другое: очутившись здесь и увидев нормальную семью, она неожиданно пожалела, что не выглядит более естественно. Поглубже вдохнув для храбрости, она произнесла, следуя избранной ранее линии:

– Прости, что опоздала, дорогой!

С этими словами Синти засеменила к Мэтту в туфлях на высоченных каблуках и запечатлела звонкий поцелуй на его плотно сжатых губах.

Макгриди-младший выглядел так, будто получил удар в солнечное сплетение. Иными словами, она достигла своей цели.

Мистер Макгриди-старший поднялся и вежливо кашлянул.

– Может, познакомишь нас, сынок? – Однако Мэтт все еще стоял с таким видом, будто ему не хватает воздуха. Тогда Синти сама протянула его отцу отягощенную множеством колец руку.

– Здравствуйте. Я Синти. Синти Уиллер. Уверена, Мэтт рассказывал обо мне.

В этот момент кто-то весело фыркнул. Обернувшись, гостья обнаружила, что во двор спустилась какая-то девушка. Она понравилась Синти с первого взгляда.

– Привет, я Лора, сестра Мэтта. Приятно познакомиться. Мой братец давным-давно никого не приглашал домой, хотя сам, по-моему, ведет интересную жизнь.

Определенно, мне нравится эта девчонка! – подумала Синти.

– А вы, должно быть, миссис Макгриди, – произнесла она вслух, обращаясь к матери Мэтта. – Рада с вами познакомиться.

Шагнув вперед, Синти сама взяла ее руку и энергично тряхнула. Ответом ей был хмурый взгляд.

Уж этого Синти хотела меньше всего. Вообще она оказалась слегка разочарована тем, что не понравилась этой симпатичной женщине.

Тут Мэтт, словно очнувшись, крепко взял Синти повыше локтя и произнес, обращаясь к домочадцам:

– Простите, мы на минутку отойдем… – затем он бесцеремонно повел ее в дом. Она отчаянно балансировала на высоченных каблуках, жалея в эту минуту, что не надела обувку попроще.

– Куда ты меня тащишь? – спросила Синти на кухне, еле поспевая за Мэттом.

Они вышли в коридор, где находилась парадная дверь, и она решила было, что сейчас он выставит ее на улицу. Однако Мэтт подтолкнул незваную гостью к ступенькам, ведущим на второй этаж. Оказавшись с ней в небольшой спальне, он захлопнул дверь.

Комната была оформлена в светлых тонах, односпальную кровать накрывал клетчатый шотландский плед.

Повернувшись к Мэтту, Синти даже слегка отшатнулась: на его лице застыло очень сердитое выражение.

– Какого дьявола тебе здесь понадобилось? – прошипел он. – И почему ты так вырядилась?

Синти улыбнулась и развела руками.

– Сюрприз!

Вот уж точно! – гневно подумал Мэтт, меряя шагами свою детскую спальню и тщетно пытаясь успокоиться.

Минуту назад он еле сдержался, чтобы не выставить нахалку из дома своих родителей.

Остановившись, Мэтт еще раз скользнул взглядом по короткой узкой юбке Синти, туго обтянувшему грудь топу, по весьма эротично выглядящим красноватым кудрям… и ему вдруг безумно захотелось бросить ее на кровать и тут же овладеть ею, даже не дав сбросить эти умопомрачительные туфли.

Он крепко зажмурился, выругавшись про себя, а когда открыл глаза, увидел, что Синти понимающе улыбается.

Боже правый, да ведь она выглядит, как дешевая проститутка! И как только ей пришло в голову явиться сюда в подобном виде?! Не иначе, Синти сделала это нарочно. Но зачем?

Мэтт покачал головой, совершенно не понимая мотивировки подобного поступка. Он вздохнул, чтобы успокоиться, и тут же отметил, что даже духи она употребила чрезмерно, хотя их пряный аромат странным образом возбуждал его.

– Ну, говори! – мрачно произнес он. Синти усмехнулась.

– Когда ты закрыл дверь, мне показалось, что на уме у тебя отнюдь не разговоры.

– Верно. Скорее смертоубийство!

Действительно, еще минуту назад он не помнил себя от гнева. Но сейчас… А, к дьяволу все это!

Мэтт схватил Синти за руку, повалил на постель и налег сверху. Она тотчас обвила его талию ногами. Он крепко выругался, а затем прильнул к ее губам. Сердито и одновременно жадно. Одной рукой он стиснул ее соблазнительную грудь, другую запустил под подол юбчонки…

Громки застонав, Мэтт тут же испугался, как бы этот звук не услыхали находящиеся во дворе родители. Да что там родители! Окно-то открыто. Все соседи, наверное, уже в курсе происходящего…

Он посмотрел вниз, в темные бездонные глаза Синти. Биение крови в висках совершенно оглушило его.

Тем временем она просунула руку за пояс джинсов Мэтта… Он скрипнул зубами.

– Давай, дорогой, – прошептала Синти. – Расскажи мне о своих юношеских фантазиях. О чем ты грезил, лежа в этой постели? Хоть раз приводил сюда девчонку? – Она лукаво усмехнулась. – Случалось родителям застать вас за тем, чего делать не следовало?

Эти слова еще больше распалили его. Не помня себя, он плотно обхватил ладонями бедра Синти и прильнул жадным ртом к ее губам. Когда он наконец прервал упоительный поцелуй, чтобы хоть немного перевести дыхание, она издала негромкий стон удовольствия и выдохнула:

– Да!

Мэтт увидел, как она провела языком по губам, почувствовал призывное движение ее бедер… и отстранился.

– Нет, – глухо произнес он.

Затем встал с кровати и устремил на Синти полный страсти взгляд. Ему безумно хотелось взять ее, прямо здесь и сейчас, но он знал, что не должен этого делать. Тем более что донесшиеся вдруг из коридора шорохи подсказали: мать и Лора зачем-то поднялись на второй этаж и как раз проходили мимо их двери. Довольно и того, что им уже удалось услышать!

Мэтт посмотрел прямо в глаза Синти.

– Мы с тобой обязательно потолкуем. Позже. Дома. – Он направился к двери, но на пороге остановился. – И сними ты этот дурацкий парик!..

Дальше в этот день все шло без каких-либо происшествий и сюрпризов.

Родители Мэтта были весьма радушны и обходительны. Особенно мистер Макгриди. Чувство неловкости, которое поначалу испытывала перед ними Синти, постепенно развеялось. С Лорой же она быстро подружилась, и они долго общались друг с другом и даже шептались о чем-то, сидя на той же скамейке, на которой прежде разговаривали отец и сын Макгриди.

Мэтт старательно делал вид, что ничего не произошло, и только иногда, когда никто не видел, бросал на Синти вроде бы осуждающий взгляд, в котором можно было прочесть не столько досаду, сколько вполне недвусмысленную приязнь. Однако временами к нему возвращалась угрюмость и он становился задумчивым или даже сердитым.

Вскоре всех позвали к обеду.

Разумеется, и за общим столом внешне все выглядело как обычно, за исключением нежданной гостьи. Мать приготовила жаркое под красным соусом, на гарнир был рис и салат. На отдельных блюдах лежали домашние хлебцы, поджаренные на мангале колбаски, капуста брокколи. Отец наполнил бокалы красным вином.

Все было чинно и благородно. Но дальше пошло, как считал Мэтт, просто ужасно. Каждую секунду Синти делала что-то не так: не так говорила, не так двигалась и вообще все больше нагнетала его внутреннее напряжение.

Поначалу миссис Макгриди явно не знала, что делать со странной гостьей, но потом, к счастью, понемногу освоилась. А под конец обеда даже она, не говоря уж об отце, начала смеяться над шутками Синти.

Лора же вообще поразила Мэтта тем, что с ходу стала поддерживать гостью. Казалось, обе они давно нашли общий язык. Во всяком случае понимали девушки друг друга с полуслова…

Три часа спустя Мэтт захлопнул дверь своей квартиры, глядя в спину идущей впереди него Синти. Вечернее солнце светило в окна, наполняя сгустившиеся в комнатах сумерки золотисто-розовым сиянием.

– Куда ты подевала изумрудное колье? – сдержанно спросил он, стараясь не думать своеобразной демонстрации, устроенной Синти в доме его родителей, и переключаясь на тему, которая способна была вернуть ему нормальное расположение духа.

Держась за металлическую решетку кровати, Синти наклонилась, чтобы снять туфли. Наблюдая за ее действиями, Мэтт едва удержался, чтобы не попросить оставить эротичную обувь, на ногах.

16
{"b":"930","o":1}