ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Элоиз
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
С жизнью наедине
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Центральная станция
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
Как поймать девочку
Не смогу жить без тебя
A
A

– Прежде чем задавать подобные вопросы, дорогой, ты должен доказать, что колье действительно находится у меня.

Он ничего не смог на это ответить, потому что прямых доказательств у него по-прежнему не было.

Не дождавшись продолжения разговора, Синти довольно улыбнулась и сообщила:

– Я собираюсь принять душ. Не желаешь присоединиться?

Разумеется, Мэтт хотел, но прекрасно знал, что, если бы согласился, одним душем дело бы не ограничилось.

– До сих пор дуешься на меня? – вкрадчиво спросила Синти.

Он бросил ключи на тумбочку.

– «Дуешься» – слишком мягко сказано. Иди в душ. Надеюсь, к тому времени, когда ты выйдешь оттуда, я достаточно успокоюсь, чтобы во время разговора не испытывать желания прикончить тебя.

Она слегка нахмурилась, но благоразумно решила ничего не отвечать и молча скрылась в ванной.

Мэтт посмотрел на неубранную с утра кровать. Он мог бы поклясться, что его обоняние улавливает ароматы любовных игр, которые они с Синти вели здесь прошлой ночью. Устало опустившись на покрытый простыней матрас, он протер глаза кулаками.

Что же ему делать? Не с тем, что произошло сегодня в родительском доме, а с ситуацией вообще. Если бы ему были известны последствия, он никогда бы не связался с Синти.

К примеру, сегодня она одним махом перечеркнула то, что он создавал тридцать два года, – разрушила образ примерного сына. Взамен выставила перед всей семьей в роли сексуально озабоченного идиота! Мэтт глубоко вдохнул и медленно выпустил воздух.

Вдобавок Лора сегодня собиралась о чем-то поговорить с ним, а он совершенно об этом запамятовал. Попробуй тут не расстроиться…

Погруженный в невеселые размышления, он даже не заметил, что Синти вышла из ванной и встала перед ним.

Наконец он поднял голову и увидел, что на влажном после душа теле этой плутовки не было ничего… Мэтт стиснул зубы и застыл, словно парализованный. Его опять охватило страстное желание.

– Все еще злишься? – лукаво спросила она. Он смерил ее взглядом. Однако Синти как ни в чем не бывало приблизилась к нему и остановилась, поставив ноги по обе стороны от его коленей.

Нет… Я не поддамся проклятой страсти! – пронеслось в голове Мэтта. Нужно срочно расстаться с этой искусительницей. Сегодня. Сейчас же! Иначе будет поздно. Совсем поздно… И навсегда.

Синти положила ладони ему на плечи, и ее грудь колыхнулась перед его глазами.

– Ш-ш-ш, молчи. Ты так напряжен. – Она принялась расстегивать его рубашку. – Я знаю, что поможет тебе расслабиться…

Мэтт всеми силами старался удержаться от искушения. Но вместе с тем он страстно желал поддаться соблазну и, ни о чем не думая, утонуть в ее объятиях и забыть о том, что будет завтра.

Неожиданно из его горла вырвался хриплый стон досады, он схватил Синти в охапку, швырнул на постель и навис сверху на вытянутых руках.

– Ты имеешь представление о том, что делаешь со мной? – прошипел Мэтт. – Хотя бы догадываешься?

Она ответила лукавой понимающей улыбкой. Ее ладони скользнули по его груди вниз…

– Э-э… по-моему, догадываюсь.

Он закрыл глаза и судорожно глотнул воздух: от прикосновений Синти по всему его телу разливалось пронзительное удовольствие.

Потом она широко распахнула рубашку Мэтта и прижалась мокрой обнаженной грудью к его торсу. Их глаза встретились почти вплотную, и тут Синти, не отрываясь от его тела, сползла пониже. В следующую минуту он услышал звук расстегиваемой на его джинсах молнии… Бог ты мой!..

Мэтт изнемогал от ласк Синти. Он сгреб простыню в кулаки, изо всех сил удерживаясь на грани, после которой нет возврата. И вскоре почти оглох от шума крови в ушах, а его дыхание превратилось в короткие прерывистые вздохи. Еще секунда, и он не выдержит…

Но именно в этот момент Синти отпустила его. Она вновь переместилась вверх, и ее лицо оказалось на одном уровне с головой Мэтта. Обвив его шею руками и поцеловав в губы, она прошептала:

– Может, ты сам расскажешь мне, что я делаю с тобой, дорогой?

Но ему уже было не до разговоров.

– Лучше дай мне резинку, – сдавленно произнес он.

Синти проворно сунула руку под вторую подушку, и в ее пальцах появился маленький прозрачный пакетик. Кокетливо улыбаясь, она протянула презерватив Мэтту.

– Надень сама, – велел тот.

Он почувствовал, какое впечатление произвела на нее его нарочитая властность, и это еще больше взбудоражило его самого.

Тем не менее Синти почему-то не выполнила приказ. Вместо этого она вдруг села на него так, что он вошел в нее, просто не успев ничего предпринять, а в следующее мгновение у Мэтта осталось лишь одно желание – ощутить полное слияние с Синти. Всецелое. Чистый непередаваемый восторг.

Однако вопреки ожиданиям его наслаждение оказалось недолгим. В очередной раз лукаво улыбнувшись, Синти ловко отстранилась и быстренько сделала то, что перед этим велел ей сделать Мэтт. Выражение ее блеснувших глаз словно говорило: так надо, слушайся меня и повинуйся.

Именно этот плутоватый блеск заставил его взять любовную инициативу на себя… На сей раз уже Синти была прижата к постели. Требовательные губы Мэтта кружили вокруг ее груди, потом приникали к соскам, его зубы довольно чувствительно покусывали их, руки с силой сжимали ее тело, и весь он при этом отдавался ритму любви неистово, жадно и даже эгоистично.

Она закрыла глаза, запрокинула голову, и из ее горла вырвался низкий протяжный стон.

В какой-то момент после его очередного мощного движения чувства Синти достигли своего высшего предела и она судорожно содрогнулась всем телом и издала возглас удовольствия.

Не успел Мэтт удивиться тому, как быстро это произошло, и его тоже накрыла волна пронзительного наслаждения…

В середине ночи Синти скоренько приняла душ, успев за это время разработать план полного примирения со своим в чем-то неуступчивым новоиспеченным бойфрендом. Но нет, вряд ли его так можно назвать – он еще не стал ее другом. Да и станет ли? Ничего себе друг – подозревает ее во всех тяжких грехах и хочет упечь за решетку! Так или иначе, пугало ее сейчас лишь то, что время для примирения уже могло быть упущено…

Когда они вернулись от родителей Мэтта, она решила, что он тотчас велит ей собрать вещички и убраться вон из его дома. Это было бы не очень сложно, так как вся скопившаяся здесь собственность Синти умещалась в один саквояж. Плюс сумка со Сниффи. Однако сама постановка вопроса представлялась ей совершенно невозможной. Обычно, когда у нее портились отношения с парнем, она уходила сама. Но перспектива никогда больше не увидеться с Мэттом… Нет, ее это не устраивало.

Она повернула голову к окну, вглядываясь в ночь. Ей самой было не до конца понятно, почему она так странно повела себя вчера утром. Хотела что-то доказать ему, но добилась лишь того, что выставила себя в самом невыгодном свете.

Какая муха ее укусила? Взыграло желание продемонстрировать Мэтту, что никому не дано ею управлять? Что ж, она добилась своего, а потом ей пришлось ломать голову над тем, как исправить положение.

Синти решила, что все будет в порядке, если удастся вовлечь его в интимную игру. Однако конечный результат оказался неожиданным.

Можно было бы порадоваться тому, что он не смог устоять перед ней, если бы не одно обстоятельство – Синти смутила некоторая грубоватость его действий. Словно он хотел ее за что-то наказать. Мэтт слишком ощутимо сжимал и покусывал ее грудь, делал все, не пытаясь учитывать ее ответных чувств, что говорило лишь об одном желании – поскорее удовлетворить свой физический голод. Но она все же дала ему то, чего он хотел, удивляясь про себя, что их отношения стали какими-то другими.

Когда все кончилось, она почувствовала себя… опустошенной. Как будто занятие сексом разорвало те непрочные нити, которые с некоторых пор связывали их.

И лишь теперь, когда этих почти призрачных уз не стало, Синти поняла, что они существовали. Подсознательно она знала об этом и раньше и пыталась их сохранить.

17
{"b":"930","o":1}