A
A
1
2
3
...
18
19
20
...
29

– Хорошо? – шепнул Мэтт. Она сыто улыбнулась.

– Хорошо – слабо сказано.

Сев на кровати, Мэтт поднял и усадил ее на себя верхом. Она с готовностью обвила руками и ногами его красивое сильное тело.

Некоторое время Синти оставалась неподвижной. Она наблюдала, как он вскрывает и надевает презерватив. С наслаждением прислушивалась к такому близкому от нее сердцебиению Мэтта. И лишь йотом наконец ощутила, что он входит в нее. Медленно. Полностью. До конца.

На этот раз Синти предоставила ему полную свободу действий. Ей не хотелось торопить события. Он сам установил ритм – точь-в-точь как ранее, когда как будто хотел наказать ее за скверное поведение.

Испытываемые Синти в эту минуту чувства пугали и одновременно… внутренне освобождали ее. И ей хотелось лишь отдаться воле Мэтта, и все.

Тем временем он скользнул ладонями по ее стройным гладким бедрам, на миг стиснул ягодицы и, сделав мощное проникающее движение, остановился, ожидая каких-либо действий со стороны Синти. Однако она не выказала никакого желания перехватить инициативу.

Тогда Мэтт приподнял ее, удерживая ладонями ягодицы, и медленно опустил обратно. На лбу у него выступила испарина. Грудь Синти находилась сейчас прямо перед его лицом. Он восхищенно смотрел на нее и вдруг подумал, что еще только несколько часов назад собирался расстаться с этой девушкой, а теперь она кажется ему ближе всех на свете.

Он скользнул ладонями вверх по ее спине, зарылся в длинные шелковистые волосы. Она с удовлетворением вздохнула и запрокинула голову назад. На лице ее застыло выражение страсти, заметив которое Мэтт ощутил, как еще больше и громче забилось его сердце.

Он вновь приподнял Синти, и вновь опустил. И еще, и еще…

Их тела двигались в едином неспешном ритме, продлевая наслаждение, интенсивность которого, несмотря на медлительность действий, постоянно нарастала. Это был какой-то новый опыт. Ни Мэтт, ни Синти никогда прежде не испытывали ничего подобного.

А потом вдруг они одновременно достигли вершин страсти в почти уже непереносимом экстазе. Какая-то неведомая сила прижала их друг к другу, и они сплелись телами в триумфе полного единения…

Наступило утро понедельника, и солнце только-только показалось краешком над городскими крышами. Кроме ненавязчивого урчания вентилятора на кухне в квартире Мэтта, ничто больше не нарушало тишину. Мэтт и Синти в интимном молчании пили кофе.

– Ты уверен, что непременно должен идти сегодня на работу? – наконец пробормотала она, одной рукой заводя за ухо прядь темных шелковистых волос, а другой поглаживая по пушистой белой шерстке пристроившегося у нее на коленях Сниффи.

– На работу? – переспросил он тоном неокончательно проснувшегося человека.

Сниффи поднял голову, посмотрел на него, а потом, спрыгнув на пол, положил передние лапы ему на колено и завилял хвостом. Мэтт помял ему ухо.

– Что, приятель, хочешь на прогулку?

– Не беспокойся, я уже его выгуляла, – улыбнулась Синти.

– Правда? – удивился Мэтт. – И когда ты только все успеваешь…

– Мы вышли часов в пять. Ты так крепко уснул, что над твоим ухом можно было палить из пушки. – Немного помолчав, она отпила глоток кофе и добавила: – Похоже, вы со Сниффи ладите…

И не только с ним, мог бы сказать Мэтт.

Сейчас он чувствовал себя в ладу с самим собой. Ибо окончательно понял: он любит ее, любит, несмотря ни на что. Все признаки этого налицо.

– Чему ты улыбаешься? – спросила она, пощекотав его ногу большим пальцем своей ноги.

– Я не улыбаюсь.

Рассмеявшись, Синти поставила чашку на стол.

– Ничего подобного. Просто, наверное, сам не замечаешь.

Мэтт взглянул на нее, затем пощупал свое лицо, словно проверяя, какое на нем выражение.

– Может быть…

Вторая нога Синти последовала за перкой, и обе они очутились на его коленях.

– Так тебе действительно необходимо идти сегодня на работу?

Он откусил кусочек домашнего печенья, которое мать вчера уложила для него в пакет вместе с другими деликатесами.

– Кто-то ведь должен заниматься делами. – Синти тоже взяла себе печенье.

– Завтра аукцион, – произнесла она многозначительно. – И сегодня ночью Призрак наверняка предпримет попытку проникнуть в известное тебе здание.

– Возможно, – ответил Мэтт, стараясь не смотреть на нее. – И я не хочу, чтобы ты околачивалась там.

Значит, ты все-таки согласен со мной, что планы Призрака именно таковы?

– Не исключено.

– Поверь, я знаю, что говорю. – Он усмехнулся.

– Не спорю. Как бы то ни было, я намерен выставить людей и проследить, чтобы возле здания аукциона все было спокойно нынешней ночью. Поэтому тебе там совершенно нечего делать.

Она вздохнула и продолжила грызть печенье.

– Кстати, хотел у тебя спросить… Моя сестра, случайно, не говорила тебе, пока вы с ней мыли посуду после обеда, о чем собиралась побеседовать со мной?

Синти потупилась и молча покачала головой, явно расстроенная косвенным напоминанием о ее вчерашней выходке.

– Ладно, не расстраивайся. Я сегодня позвоню Лоре. – Мэтт обмакнул печенье в кофе. – Не удивлюсь, если после твоего вчерашнего появления в доме моих родителей сестренка тоже решит познакомить их со своим парнем.

– С парнем? – Мэтт кивнул.

– Да. Думаю, именно из-за него она в последнее время так часто не ночует дома.

Несколько мгновений Синти смотрела в свою чашку, затем загадочно произнесла:

– Может, и так, а может, и нет. Может, вовсе не парня приведет Лора домой.

– А кого же?

– Ну, скажем, не молодого парня, а человека, так сказать, вполне зрелого возраста.

Мэтт пожал плечами.

– Что в этом особенного? Сестренка и так познакомила родителей со всеми своими… – Он вдруг умолк и с минуту усиленно соображал. – Постой, ты что, имеешь в виду… старого хрыча? – последние слова Мэтт произнес надтреснутым голосом.

Синти с улыбкой поморщилась.

– Лора сама тебе рассказала?

– А ты ничего не знал?

– Не-ет… – растерянно протянул Мэтт. – Ничего. – Он взялся за голову. – Мою мать хватит удар!

– По-моему, миссис Макгриди сделана из более прочного материала, чем ты думаешь. – Заглянув в свою чашку и увидев, что та опустела, Синти, недолго думая, обмакнула печенье в кофе Мэтта и продолжила с удовольствием жевать, – Кроме того, любовь ведь не вчера придумана, и все знают, что человек далеко не всегда волен управлять своими чувствами и сознательно выбирать, кого ему полюбить. К тому же он совсем не старый – ему лишь сорок семь. Он вдовец, и у него двое вполне взрослых детей. Они его не обременят.

Мэтт укоризненно посмотрел на нее.

– Очень утешительно, особенно если учесть, что Лоре целых двадцать три.

Синти в свою очередь пожала плечами.

– Смотри на все это проще. – Выругавшись вполголоса, он убрал ее ноги со своих колен.

– Лучше пойду приму душ, перед тем как отправиться на работу.

– Составить компанию? – Мэтт ухмыльнулся.

– Пожалуй, не откажусь! Поможешь мне справиться со своими комплексами…

9

Синти давненько не сидела за баранкой автомобиля, поэтому ей понадобилось минут пять, чтобы приспособиться к арендованному «пежо». Пока она воевала с зеркалом заднего обзора, добиваясь, чтобы оно отражало не одно лишь полуденное летнее солнце, сзади раздался резкий автомобильный сигнал.

Ой! Она поскорее вернулась в свой ряд.

Поняв, что чуть было не попала к беду, Синти запоздало разволновалась. Впрочем, продолжалось это недолго. Успокоившись, она взглянула на часы и принялась подсчитывать, когда вновь окажется в городе. Зависело это не от нее, а от того, сколько продлится визит.

Она нервно вздохнула, но потом вспомнила Мэтта и улыбнулась.

Минувшей ночью…

Снова сигнал сзади!

Синти выровняла автомобиль и решила пока не предаваться приятным воспоминаниям. С этим можно подождать. И даже нужно. Иначе она не доберется до цели своего путешествия.

19
{"b":"930","o":1}