ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дашь.

– Какая самоуверенность! – хмыкнула Синти. – Но это ничего, я люблю уверенных парней.

А я – эротичных девушек. Мэтт подумал так, но вслух ничего не сказал.

Она проследила за тем, как он обогнул кровать, вынул из гардероба простыню и захватил с постели вторую подушку. После этого Мэтт преспокойно направился к кушетке, находящейся в добрых двадцати футах от кровати.

Синти нетерпеливо звякнула цепочкой наручников.

– Э-э… и это все? – разочарованно спросила она. – У тебя нет никаких других вопросов ко мне? Может, какие-то проблемы?

Усмехаясь, Мэтт приготовил себе па кушетке постель, затем улегся прямо в одежде, с наслаждением вытянувшись во весь рост.

– Нет. Проблем нет. А все вопросы потом. – С кровати опять донесся вздох разочарования.

– Видно, скудновато у тебя по части чувств и желаний!

– С чего ты взяла? А может, у меня совсем иные причины быть сдержанным в своих желаниях…

Он подождал ответа, попутно думая о том, как соблазнительно выглядит сейчас эта прикованная к изголовью кровати женщина.

– Что-то не верится, – обиженно прошептала Синти, затем повернулась на бок и затихла.

Мэтт еще долго лежал, разглядывая низкий потолок и заставляя себя думать о том, что давно пора выкрасить темные балки в какой-нибудь светлый цвет, белый или бежевый, чтобы создать иллюзию дополнительного пространства. Однако тактика замещения не сработала. Ночь обещала быть бессонной. Из его головы никак не выгонялись мысли о соблазнительной, разгоряченной девушке, находящейся в этой самой комнате и лежащей в его собственной постели. Даже заснув, он стонал, пытаясь избавиться от насаждения.

Во сне Мэтт не только мечтал о ней, но и предпринял некоторые действия, стремясь склонить ее к сотрудничеству.

На девчонке вновь был светлый парик, а пижаму она так и не надела. Впрочем, как это можно было бы сделать? Почему-то он лишь сейчас сообразил! Ведь никто на ее месте не смог бы переодеться с прикованной к кровати рукой. Зато платье Синти оказалось чудесным образом расстегнуто до самого пупка, ямочка которого манила Мэтта почти так же, как крупные темные соски обнаженной груди. Начать он решил все-таки именно с них.

Подхватив одну грудь ладонью, он принялся дразнить языком венчающий упругую выпуклость столбик тугой плоти. Другую руку он просунул под подол платья и крепко стиснул плотные девичьи ягодицы. Но и этот момент Синти со смехом отодвинулась и пригрозила ему пальцем, безмолвно напоминая, что тот не может себе позволить овладеть ею…

Вздрогнув, Мэтт проснулся и услыхал собственное тяжелое дыхание, ощутил ускоренное сердцебиение и ноющую боль в паху. Он попытался собрать разбегающиеся мысли, быстро принял сидячее положение, поставив босые ступни на прохладные доски пола.

Ему оказалось трудно сосредоточить на чем-либо взгляд, и он не сразу сообразил, в чем причина. Но потом понял: поток льющегося в окно яркого солнечного света бьет ему прямо в лицо. И еще в комнате было подозрительно тихо.

Он резко подернулся в сторону кровати, а затем пулей слетел с кушетки – постель была пуста!

Перед взором Мэтта предстали лишь смятые простыни, подушка да свисающие с металлической перекладины изголовья наручники. Одно из колец – то, что прежде находилось на руке Синти, – было открыто.

– Вот черт! – пробормотал он, оглядывая комнату.

Саквояж отсутствовал. Исчезла также и пижама. Зачем ей понадобилась пижама? И как девчонка освободилась от наручников?

Мэтт сунул руку в карман брюк – шпильки находились на месте. Синти до них не добралась. Высыпав их на тумбочку, он отправился в ванную приводить себя в порядок. Затем вернулся в спальню и переоделся в джинсовые брюки и рубашку. Он был озадачен. Его подопечная чудесным образом ускользнула от него и вновь гуляет на воле, только уже зная, кто он, чего хочет от нее и где живет…

4

Зазвонил телефон. Мэтт направился на кухню и взял трубку.

– Да, – его голос прозвучал глухо.

Кофе, вот что ему сейчас требовалось! Он с вожделением взглянул на кофеварку.

– Здравствуй, сынок! – прозвучал в трубке голос его матери.

Он взглянул на настенные часы, и его плечи опустились. Почти десять. Уснул он, наверное, около четырех. За это время Синти сто раз могла добраться до аэропорта и умчаться на другой конец света. Сейчас, когда ей известно о слежке, она ни за что не отправится в одно из тех мест, где ее можно было бы легко отыскать. От этой мысли у Мэтта сжалось горло.

Задумавшись, он слушал мать рассеянно и встрепенулся, лишь когда та спросила:

– С тобой все в порядке, сынок?

– Да, все нормально. Мам, можно я перезвоню тебе попозже?

– Видишь ли, я позвонила не потому, что мне захотелось просто поболтать, – заметила миссис Макгриди. – Твоя сестра… исчезла.

Как, опять? Сейчас у Мэтта не было сил заниматься этим. Тем более что у него тоже кое-кто пропал.

– Мы с твоим папой так волнуемся, – продолжала мать. – Лора ушла на работу, и больше мы ее не видели.

– Может, осталась у своего приятеля? – предположил Мэтт.

– На двое суток? Она уже два раза подряд не ночевала дома. А ведь прежде ничего подобного не происходило.

Мэтт потер лоб. Что ж, подумал он, Лора уже взрослая девушка и имеет право на личную жизнь. Хотя могла бы, конечно, и позвонить, предупредить… Тем более две ночи подряд…

– Мам, я уверен, что с Лорой все и порядке.

– Но…

– Я проверю по своим каналам, если это поможет вам с папой успокоиться.

– Спасибо, мальчик. Проверь, пожалуйста. – Мэтт швырнул трубку па рычаги аппарата и вернулся в спальню. Здесь он сел на пустую кровать, уставясь в угол. В его голове вертелись мысли о том, что его сестра давно не ребенок и живет с родителями лишь из-за их желания. Будь на то воля миссис и мистера Макгриди, они и сына оставили бы дома – во всяком случае до тех пор, пока тот не женится. Однако он быстро дал им понять, что подобное положение его не устраивает.

В каком-то смысле его уход из родительского дома создал для сестры сложную ситуацию. Той стало вдвойне неловко бросать отца с матерью.

Впрочем, брат и сестра во многом отличались в вопросах отношения к семье.

Например, Мэтт всеми силами стремился избежать бесед на темы: «Когда ты женишься?», «Когда остепенишься?», «Когда найдешь нормальную работу?» и «Когда наконец продолжишь род Макгриди?». В отличие от него Лора описывала обыденные ужины с родителями как нечто потрясающее.

С точки зрения Мэтта, в том, что сестра исчезла на пару дней, не было ничего особенного. Должна же она хоть немного отдохнуть от опеки старомодных родителей.

Он вернулся на кухню и несколько мгновений стоял там, бездумно глядя на кофеварку. Потом решительно направился в прихожую и натянул кроссовки. Несмотря изданное матери обещание и настоятельную потребность к кофеине, в первую очередь он должен был предпринять какие-то шаги для поисков Синти.

Мэтт шагнул к двери, но та неожиданно распахнулась, едва не задев его по носу. Он остановился как вкопанный: на пороге возникла та, кого он собирался искать. Веселая, пахнущая утренней свежестью и такая аппетитная, что ее хотелось съесть. У ног Синти стояла какая-то сумка.

В эту минуту Мэтт понял, что никогда еще не был так рад чьему-либо приходу. И что радость эта основывалась не только на служебной надобности.

Уголки губ Синти приподнялись в лукавой, понимающей улыбке, и она протянула ему один из накрытых крышечками стаканчиков кофе, которые держала в руках.

– Думаю, ты не откажешься.

Он окинул ее взглядом.

На ней было длинное черное узкое платье и элегантные туфли на высоком каблуке, запястья украшало множество серебряных браслетов, позвякивавших при каждом движении.

Мэтт тряхнул головой. Ему было любопытно, откуда взялись все эти новые вещи, но он даже боялся спрашивать.

– Так ты возьмешь кофе или нет? – спросила Синти.

6
{"b":"930","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Какие наши роды
Синдром Е
Бабодурское (сборник)
Дочери смотрителя маяка
Омуты и отмели
Руки оторву!
Вот я
Британские СС
Что скрывают красные маки