ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он потер сзади свою шею, раздраженный больше, чем когда-либо ранее. Мэтт ревновал. Все было очень просто, но… потому усложняло все дело.

Он крепко выругался про себя.

Никогда, никогда за все его тридцать два года не приходилось ему испытывать такого чувства. Оно было ему совершенно незнакомо и потому выбивало из колеи. В основе его, по мнению Мэтта лежала обычная физическая неудовлетворенность. Но мысль о том, что другие мужики хотят Синти так же, как и он сам, просто бесила его.

Сегодня он переживал абсолютно для него новый и весьма неприятный опыт.

К счастью, поездка в лифте была очень короткой – всего на третий этаж, на котором находились кабинеты инспекторов полиции.

Синти уверенно шагнула из лифта и направилась по коридору с таким видом, будто явилась сюда с инспекцией. Увидев постороннего человека, дежурная в полицейской форме вскочила из-за стола с намерением преградить путь.

– Прошу прошения! – напряженно произнесла она, становясь так, что Синти оставалось лишь упереться в нее.

– Я вас прощаю, – надменно произнесла та.

Находящийся за ее спиной Мэтт многозначительно кашлянул. Синти оглянулась на него с задорным блеском в глазах и полным осознанием производимого на окружающих эффекта.

Мэтт продвинулся вперед и распахнул перед ней дверь своего кабинета. Пока Синти входила внутрь, он заметил, как смотрели на нее другие спешащие по коридору полицейские, и ему вдруг захотелось нахлобучить ей на голову бумажный пакет, а снизу натянуть мешок – только бы скрыть от посторонних глаз. Он поспешно шагнул следом за ней в кабинет и плотно закрыл дверь.

– Бог ты мой! – Синти остановилась перед специальной доской, к которой обычно пришпиливались фотоснимки, и стала разглядывать бесчисленные собственные изображения.

Вздохнув, Мэтт решительно взял ее за руку и усадил за свой рабочий стол. Затем отыскал папку с делом Призрака, вынул все имеющиеся там документы и разложил на столе.

– Это все ты снимал? – произнесла Синти. Ему не нужно было спрашивать, что она подразумевает. Совершенно очевидно, что обилие собственных фотографий произвело на нее большое впечатление.

– Я и одна наша сотрудница, Джина Макгир.

Синти подняла на него удивленный взгляд.

– Разве ты расследуешь только одно дело.

– Нет, конечно. – Мэтт кивнул на несколько других папок, расставленных по полкам.

Она взглянула в указанном направлении, однако через мгновение вновь повернулась к пестреющей снимками доске.

В эту минуту Синти показалась ему очень уязвимой и беззащитной. И он внезапно пожалел, что именно из-за него она испытывает неприятные чувства.

– На самом деле вовсе не ты цель моих преследований, – негромко произнес Мэтт.

– Правда? – неожиданно робко произнесла Синти. – А кто, Призрак?

– Да. – Мэтт порылся в документах и положил перед пей один размытый снимок. – Вот, взгляни. Мы полагаем, что это он.

Синти взяла фотографию, долго вглядывалась в нее, затем положила обратно.

– Вероятно, твой брат хорошо знает Призрака, если работал с ним, – заметил Мэтт.

– Я не говорила, что они работали вместе.

– Да? Вероятно, это я сделал ошибочный вывод.

– Немудрено, – заметила Синти, обводя взглядом кабинет. – Наверное, у всех вас, находящихся здесь, мозг работает лишь в одном направлении. Признаться, в подобном месте я бы свихнулась через неделю.

Положа руку на сердце, Мэтт готов был согласиться с ней.

– В первый день работы в полиции я тоже так подумал. Но человек ко всему привыкает. К ненормированному рабочему-дню, недосыпанию и тому подобным вещам…

– И к слежке за такими субъектами, как Призрак?

– Вроде того.

Синти глубоко вздохнула, а Мэтт пристально вгляделся в ее лицо.

– Ты наводила справки. – Это был не вопрос, а констатация факта.

Она взглянула на закрытую дверь, затем на Мэтта и вдруг спросила:

– Тебе известно, что в этом самом здании, только двумя этажами выше, находится страховая компания?

Мэтт на секунду задумался. Над ними действительно располагалось множество контор – нотариальных, адвокатских и страховых.

– Да, здесь есть такая фирма, и не одна, – подтвердил он. – А что?

– То самое. Там можно застраховать драгоценности.

– И?

Синти вздохнула, словно удивляясь про себя тому, как медленно он думает.

– При оформлении страховки владелец драгоценностей указывает свое имя и адрес. Понимаешь, к чему я клоню?

– Но какое отношение это имеет к… – Она усмехнулась.

– Самое непосредственное! Ведь это ценная информация, владея которой можно прямо идти и брать все, чего желаешь. – Синти выдержала небольшую паузу, затем негромко спросила: – Ты знаком с кем-нибудь из мужчин, ехавших с нами в лифте?

– Ну, мы периодически встречаемся… А почему ты спрашиваешь?

– Потому что один из них, тот, высокий, что таращился на мой бюст, поставляет сведения кое-кому из воровской братии.

– Брюнет в очках и с залысинами? – медленно произнес Мэтт. – Верно, он работает в страховой компании. А ты точно знаешь, что этот парень…

– Я обычно не бросаю слов на ветер. – Синти повела бровью. – Говорю тебе, он торгует информацией!

Мэтт глядел на нее как зачарованный. Даже в такой важный для дела момент он не мог полностью отрешиться от того необычного, сладостно цепенящего и вместе с тем будоражащего воздействия, которое оказывала на него эта девушка.

Да, она чертовски привлекательна. Он сию же минуту готов был уложить ее спиной на стол и сделать то, чего уже, казалось, так давно желал…

Потом в голову ему пришла мысль, показавшаяся по меньшей мере странной, если не забавной: несмотря на то что Синти, возможно, сама иногда не прочь, как бы это помягче сказать, присвоить чужую драгоценность, она с явным неодобрением относится к тому, что делает Призрак.

– И сколько можно заработать на продаже информации? Я хотел бы сопоставить наши данные.

Синти пожала плечами.

– Зависит от предмета, о котором идет речь.

– То есть поставщику ценных сведений выплачивается определенный процент?

– Нет, – покачала она головой, тем самым приведя в движение свои чудесные шелковистые волосы. – Насколько я знаю, обычно поставщик информации получает конкретную сумму. Скажем, сотню-другую фунтов. Впрочем, бывает, что и несколько тысяч.

Господи, с каким удовольствием он говорил бы сейчас с Синти о чем-то более приятном, нежели криминальный бизнес! Подавив в себе новый приступ влечения к ней, Мэтт спросил:

– А твоему брату приходилось когда-нибудь покупать информацию у того парня? – Произнеся вопрос, он тут же досадливо помотал опущенной головой. – Прости, глупо задавать такие вопросы…

– Нет. Но я знаю, что некоторые это делали.

Мэтт посмотрел на Синти и заметил скользнувшую по ее лицу улыбку, как будто та поняла его тайные мысли и это ее позабавило. Но не только позабавило. Похоже, что одновременно и взбудоражило, потому что она скрестила ноги и едва заметно подалась вправо. Туда, где находился Мэтт. А сам он, ощутив исходящий от Синти пряный аромат женственности и опустив взгляд на такую близкую сейчас от него высокую и упругую грудь, на мгновение вообще потерял способность думать.

Повисла тишина. Казалось, атмосфера в кабинете потрескивает от вызванного избытком чувственности напряжения.

Действительно ли Синти придвинулась поближе, или это ему лишь почудилось? – размышлял Мэтт.

Впрочем, сейчас она находилась на расстоянии, достаточном для поцелуя, и, кажется, немного расслабилась. Она откинулась на спинку стула и свободно положила руки на стол, а ее волосы рассыпались по плечам и легли на грудь.

Мэтту было очень трудно оторвать взгляд от упругих даже на вид выпуклостей, частично скрытых темными шелковистыми локонами. Настолько трудно, что он просто перестал сопротивляться. Похоже, бюстгальтера на Синти нет… Мэтт перевел взгляд на ее лицо и увидел откровенно призывный блеск в глазах.

Она кокетливо откинула волосы за спину.

9
{"b":"930","o":1}