ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Правительство установлено, чтобы обеспечить человеку пользование его естественными и неотъемлемыми правами, — продолжал Торрес. — И эти права суть равенство, свобода, безопасность, собственность. Так сказано в революционной французской конституции 1793 года, и в Великой Хартии Меганезии. Мы придерживаемся этих принципов и не отступаем от них никогда, ни при каких условиях, и ни под каким давлением».

«Да, разумеется, — еще более нервно сказал ведущий, — благодарю, мистер Торрес, что вы согласились на эту встречу в студии ABC-online, и надеюсь, что…»

Трио у телевизора разразилось хохотом.

— Обделался, — констатировал Эрнст.

— Точно, — поддержал Лал Синг.

12. Гуманитарная самозащита и хорошая реклама

…Явившись домой в седьмом часу утра, Малик проспал до полудня. Хелена, конечно, давно ушла на работу, оставив записку, прилепленную магнитом к холодильнику.

«Ты это читаешь — значит, уже открыл глазки. Надеюсь, у тебя хватит сил доползти к 5 вечера на пляж у питоновой скалы, там будет вечеринка и все такое. Люблю-целую».

Вместо подписи красовался ярко-лиловый отпечаток губ. Хелена принципиально не пользовалась губной помадой нормального человеческого цвета. Такой вот стиль…

Малик улыбнулся, почесал затылок и привычным движением ткнул две кнопки, включив кофеварку и компьютер — главные инструменты профессионального журналиста. Через минуту робот выбросил на экран свежий топ-лист заголовков статей.

В первой десятке было «интервью с правителем в ошейнике», Green world press. Малик даже присвистнул. Жанна Ронеро мастерски воспользовалась плодами своей небрежности при обращении с пилкой для ногтей. Эпизод с пилкой был представлен на фото. Дальше шел подзаголовок: «Наш бизнес — обслуживать коллективные потребности граждан по твердой смете» (Эрнандо Торрес, координатор правительства Конфедерации Меганезия).

Статья начиналась с инцидента в студии: «…Торрес демонстративно отказался от врача и, как ни в чем не бывало, продолжал конференцию. Я подумала: он играет парня из народа. Потом, когда мы сидели в маленьком кафе и пили вино, как парочка клерков после работы, и он рассказывал, как попал в правительство, я поняла: это не игра».

Вставка: фото Торреса в кафе — видимо, снятое на сотовый телефон.

«Торрес — предприниматель в сфере туризма, — писала Жанна, — он увлеченно рассказывал о сети небольших отелей, которой он владеет вместе с компаньоном. По его словам, там он приобрел опыт, позволивший ему выиграть социальный конкурс, то есть процедуру, по которой назначается правительство Меганезии. На вопрос, зачем он к этому стремился, Торрес ответил: это — хорошая бизнес-практика и хорошая реклама. Таков по его словам обычный мотив для участия в конкурсах на выполнение правительственных функций».

Вставка: цветная схема из квадратиков — устройство правительства Меганезии.

«Я задала Торресу 4 вопроса, которые всегда задаю политикам. Ваша самая большая неудача? Самое большое достижение? Самый смешной случай? О чем вы мечтаете?

Вот его ответы:

Неудача: я не убедил меганезийские консорциумы радикально увеличить инвестиции в фундаментальную науку. То увеличение, на которое они пошли, недостаточно. Нам необходима самая динамичная в мире фундаментальная наука, чтобы сохранить наши высокие темпы роста в ядерной энергетике, computer science и робототехнике.

Достижения: я назову два. Первое — глобальная полицейская система наблюдения. Теперь все ключевые участки территории поселений и транспортных магистралей отслеживается наземными и спутниковыми web-камерами. Видеопоток анализируется компьютером. Полиция получает сигнал тревоги через несколько секунд после возникновения любой подозрительной ситуации. Про морскую систему безопасности я уже рассказывал, она была создана предыдущим правительством. Второе — создание VECOM, общедоступной системы дистанционного высшего образования и повышения квалификации. Это дало возможность вдвое увеличить количество студентов — в первую очередь, за счет того, что молодые женщины, обзаводясь ребенком, не выпадают из образовательного процесса».

Вставка: скриншот социальной рекламы — симпатичная женщина с младенцем у монитора ноутбука. Младенец тянется пальчиками к клавиатуре.

На мониторе слова: «Virtual Education Center Of Meganezia. Join now!».

Подпись: «Эй, малыш, ты хочешь стать бакалавром раньше, чем научишься ходить?»

«Самый смешной случай — международное моторалли нудистов. Полиция тормознула их за езду без шлемов. Чтобы решить вопрос, я попросил департамент безопасности выдать им казенные шлемы. Ну не сообразил, что эти шлемы — форменные. Представляете?»

Вставка: скриншот репортажа CNN: по улице города едут двадцать голых раскрашенных байкеров в шлемах с эмблемой Road Police. Подпись: «Nude patrols in Meganezia».

«О чем я мечтаю? Перевернуть туристический бизнес, черт меня возьми! Как? Да очень просто! В Монреале зима, хочется на теплое море. Куда летите? Флорида. А если бы вы были в Европе? Тогда Египет. Весь фокус в цене перелета. Чуть дальше 3000 километров от дома — и перелет уже дороже отеля, да к тому же несколько часов в кресле самолета — удовольствие ниже среднего. Так вот: через два года вы полетите в Меганезию, вам будет достаточно добраться до любого морского побережья, там катер вывезет вас на 12 миль. Дальше взлет с поверхности моря и через час вы на одном из островов Меганезии. Билет туда и обратно 200 фунтов. Отель без изысков, зато цена всего 30 фунтов в сутки и первая линия от океана — других не держим. Ах да, я забыл: по дороге вы побываете почти что в космосе. Полет в 20 раз быстрее звука на высоте более 60 километров. Это реально!»

Вставка: фото необычного летательного аппарата, подпись: Meganezia Starcraft отменяет расстояния. Европа — космос — атоллы Тихого океана за 50 минут. Подробности на сайте.

«Оказалось, это не просто смелый рекламный трюк, — писала Жанна, — Торрес рассказал историю проекта. Беспилотный перехватчик крылатых ракет был сначала переделан в пилотируемый штурмовик океанской авиации. Затем на его базе создали транспортный самолет для быстрой переброски десантников. А потом Торрес с партнером придумали переделать его в авиалайнер на 20 пассажиров. В какой-то момент я даже забыла, что разговариваю с политиком, а не с бизнесменом. Потом я поняла: в Меганезии вообще нет политической элиты. Нет даже понятия о политической карьере. Нет священной касты государственных деятелей, которую мы у себя привыкли воспринимать, как должное. Человек приходит поработать в правительство на 3 года, а потом возвращается к своему обычному делу. Для него это что-то вроде ответственной стажировки для повышения квалификации в сочетании с возможностью взглянуть на мир шире, посмотреть, чего ты стоишь, и показать умение решать действительно сложные задачи.

Привычный для нас пласт символов, связанных с государством, как со своего рода идолом, в Меганезии исчез из сознания людей. У меганезийцев есть специальное слово «оффи» — его употребляют, говоря о чиновниках или политиках какой-либо страны. Если вы спросите об отношениях Меганезии с Филиппинами — то в ответ услышите много всего о филиппинских обычаях, народной медицине и национальной кухне — но не о политике. Вы спросите об отношениях с филиппинцами — вам расскажут о конкретных этнических филиппинцах, которых много в Меганезии. Вы спросите: а как же каролинский кризис вокруг морской границы? Вам ответят: кризис не с Филиппинами и филиппинцами, а с филиппинскими оффи. Это огромная разница. В меганезийском учебнике истории сказано: «1.9.1939 германские оффи послали армию в Польшу» и «20.9.1941 японские оффи послали авиацию бомбить Перл-Харбор». Вы не найдете там, что одна страна напала на другую и захватила ее, или что одна страна освободилась от колониального владычества другой. «В 1950 британские оффи утратили контроль над Индией» — так там написано. Читая этот любопытный учебник, я наткнулась на определение в рамочке:

16
{"b":"93018","o":1}