ЛитМир - Электронная Библиотека

Вдохновленная этой мыслью, Люси с улыбкой подошла к прилавку:

– Горячий круассан, пожалуйста! – Черри подала ей булочку и проворчала:

– Чарли не нравится, что вы беспокоите его. Почему бы вам не оставить его в покое?

– Вы уверены, что Чарли не хочет меня видеть? – с вызовом спросила Люси, бросая на прилавок монетку. – Или вы не спрашивали его? Может, вы сами так решили? – Подмигнув сопернице, Люси с гордо поднятой головой вышла из пекарни.

По дороге в редакцию она думала вовсе не о Чарли, а о Себастьяне. В последние несколько дней он как бы отдалился от нее и очень изменился. Говорил с ней, как со своей работницей, а не по-дружески, как было до этого. Люси скучала по их шутливым беседам и по лукавым намекам, которые Себ раньше позволял себе, когда они оставались наедине. А может, она слишком много от него хотела? В конце концов она и в самом деле его работница.

С такими мыслями Люси вошла в редакцию и положила круассан на конторку. Обычно Хейзел сразу же набрасывалась на любимое лакомство. Но сегодня она была так взволнована, что даже не заметила лежавшую перед ней горячую булочку.

– Люси, вы не поверите! – воскликнула она. – К воскресенью мы распродали все номера нашего еженедельника. Прежде такого никогда не случалось!

– Правда? Думаете, это из-за новой колонки «Спросите у Пенелопы»?

– Конечно, черт возьми! – Хейзел схватила с письменного стола стопку бумаг. – Смотрите, одних только жалоб сколько!

– Жалоб? Звучит не слишком приятно! – Редакторша в ответ громко расхохоталась:

– Дорогая, ведь жалобы – это замечательно! Это означает, что газету читают, а наши статьи никого не оставляют равнодушным.

Люси вспомнила, как отозвался Себастьян о ее колонке.

– Разве это хорошо, когда читатели считают колонку Пенелопы глупостью?

Хейзел внимательно посмотрела на девушку:

– А разве кто-то назвал вашу работу глупостью? – Люси кивнула:

– Да, Себастьян Коул. Хейзел снова рассмеялась:

– Сделайте милость, дорогая, зарубите себе на носу: в этом городе всем заправляют женщины! Именно им адресована колонка Пенелопы. Но поверьте мне на слово, нашу новую рубрику будут читать и многие мужчины. Иначе как вы объясните то, что письма с жалобами написаны главным образом мужчинами?

– Значит, мужчины тоже будут читать колонку Пенелопы?

– Да, черт возьми! Но они никогда не признаются, что читают колонку для женщин. А уж если их в этом уличат, то они обязательно назовут рубрику глупостью. Как, например, Себастьян. Такая уж у них натура! Не принимайте близко к сердцу то, что сказал Коул… Если, конечно, его мнение не является для вас крайне важным. Если же он вам не безразличен…

Люси вспыхнула, вспомнив, с какой безудержной страстью Себ целовал ее.

– Дело совсем не в этом, – поспешила она разуверить Хейзел. – Просто Себастьян заставил меня почувствовать, что моя колонка не так хороша, как я воображала.

– Да, она не хороша, – сказала Хейзел. – Она просто великолепна! Себ ничего больше не сказал о нашей газете?

– Да, он хотел узнать, кто прислал Пенелопе этот вопрос.

– Что вы ему ответили?

– Я так расстроилась, что не могла больше говорить с ним о газете. Просто сказала ему, что ничего не знаю, вот и все.

– И правильно сделали! Так лучше всего. Тот, кто задал вопрос, поймет, чей он. А остальных это не должно касаться. – Хейзел наконец-то заметила лежавший перед ней круассан. – О, это мне?

Люси кивнула, и Хейзел тотчас же взяла булочку и откусила кусочек. Когда она прожевала, девушка спросила:

– Как вы думаете, это нормально, когда мужчина обручен с одной девушкой, а все еще хочет целоваться с той, которую бросил?

– Вам нужно знать это для себя или для колонки? – осведомилась Хейзел. – Мне кажется, это весьма удачный вопрос для новой рубрики.

– Это не для рубрики, а для меня лично. И я не могу использовать такой вопрос для колонки, пока сама не узнаю ответ на него.

Хейзел пристально посмотрела на девушку:

– Расскажите, пожалуйста, поподробнее. Кто этот парень?

Люси сначала рассказала про свой приезд и про недоразумение с письмом, а затем о пикнике. Выслушав рассказ девушки, редакторша воскликнула:

– Мерзавец – вот он кто! Но раз этот Чарли так подло поступил с вами, зачем же вы продолжаете покупать булочки в его пекарне?

– Потому что Себастьян сказал: лучший способ вернуть Чарли – притвориться, что мне он стал совершенно безразличен. Я покупаю у него булочки, чтобы он не забывал о моем существовании.

– Да, Себ – парень не промах! – Круглые глаза Хейзел стали задумчивыми и мечтательными. – В нем определенно что-то есть. Вы согласны со мной?

– Да, конечно, – кивнула Люси. И тут же, не удержавшись, добавила: – И почему только какая-нибудь ловкая и умная женщина еще не поймала его в свои сети? У Себастьяна Коула есть возлюбленная?

Хейзел ненадолго задумалась.

– Мне мало что известно об этом. Себ живет в нашем городе всего несколько месяцев. Они с Джеком приехали сюда из Денвера. Хотя «Жемчужные врата» принадлежат ему уже года два. Это все, что я знаю. – Подмигнув девушке, Хейзел ткнула ее пальцем в ребра и вновь заговорила: – Себастьян – довольно странный молодой человек, верно? Но ведь ты задавала мне вопрос не о нем, так что дай мне время подумать, и я отвечу. А пока я хочу спросить тебя кое о чем. Не возражаешь?

– Нет, конечно.

– Скажи, дорогая, что ты знаешь о политике?

– О политике? – Люси пожала плечами. – Много чего… То, о чем пишут в газетах. А что?

– В ноябре состоятся президентские выборы, и я хочу, чтобы ты посвятила этому событию колонку в нашей газете.

– О нет! Вряд ли. Я не сумею. Я не очень-то разбираюсь в таких вещах.

– Придется разобраться, – сказала Хейзел. – Попытайтесь узнать как можно больше о популистской партии. Потому что «Уикли растлер» и большинство суфражисток разделяют взгляды сторонников этой партии. Насколько мне известно, «Трибюн» поддерживает демократов и президента Кливленда. Поэтому мы даже сможем развернуть дебаты на страницах газеты. Воодушевившись, Люси спросила:

– А где мы возьмем вопросы на политические темы для колонки Пенелопы?

– Об этом не беспокойтесь, – со смехом ответила Хейзел, Она достала из ящика конверт. – У меня уже есть несколько вопросов, которые прислали к нам в редакцию еще до появления вашей рубрики. Думаю, в колонке Пенелопы они будут более уместны. Просмотрите их на досуге и подумайте, что с ними можно сделать.

Люси сунула конверт в карман и сказала:

– Спасибо вам за доверие, Хейзел. Я сделаю все, чтобы вас не подвести.

– Уверена, что вы справитесь. А теперь давайте посмотрим, что вы подготовили для той колонки, что пойдет в следующий номер.

«УИКЛИ РАСТЛЕР»

Эмансипейшен, Вайоминг, выпуск 1

Пятница, 12 июня 1896 года. № 38

СПРОСИТЕ У ПЕНЕЛОПЫ!

БЕСПЛАТНЫЕ СОВЕТЫ!

Дорогая Пенелопа! Что вы скажете об одной нескромной моде, которой следуют некоторые женщины в нашем городе? Я имею в виду вопиющую по своей порочности идею ездить по городу на велосипеде. Ни одной уважающей себя даме не придет в голову сесть на сиденье этого чудовищного велосипеда и выставлять себя напоказ перед всем городом, разъезжая по улицам. Разве вы не согласны со мной? Прошу вас, повлияйте на мою жену, чтобы она оставила это неприличное занятие.

Возмущенный муж

Дорогой Возмущенный муж!

Если женщины, о которых вы пишете, в том числе и ваша жена, ездят слишком много – дни и ночи напролет, – тогда еще можно как-то понять ваше беспокойство.

Езда на велосипеде – самое увлекательное из физических упражнений, а значит, это путь к здоровью и долголетию.

Мне интересно: может, вы боитесь, что ваша супруга предпочтет езду на велосипеде пребыванию в вашем обществе? Если бы вы больше думали о том, как доставить вашей жене удовольствие, и меньше времени проводили в тревогах о том, что она будет искать удовольствий где-то на стороне, ваш брак, возможно, стал бы более счастливым для вас обоих.

18
{"b":"931","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ловушка архимага
Путешествуя с признаками. Вдохновляющая история любви и поиска себя
Последняя капля желаний
Ухожу от тебя замуж
Аромат от месье Пуаро
Дети судного Часа
Как я стал собой. Воспоминания
Первый шаг к мечте
Русь сидящая