1
2
3
...
22
23
24
...
60

Люси в страхе попятилась.

– Что это с вами? Я думала, вас не особенно заботит то, что происходит в жизни Черри.

– Я и есть Черри, глупая ты гусыня! – Потрясенная этим фактом не меньше, чем угрозой физической расправы, Люси окинула девушку взглядом:

– Но почему вы оделись… как Мерри?

– Я так одеваюсь, когда работаю на ранчо. И я находилась бы там до сих пор, если бы один из работников не рассказал мне, что произошло между тобой и Чарли после того, как я ушла с вечеринки.

Люси ахнула и отступила еще на несколько шагов. Но Черри тотчас же подошла к ней почти вплотную и проговорила:

– Ты думала, что сможешь приехать сюда и отбить у меня Чарли? Не выйдет, так и знай! Не выйдет, пока я жива! Я слишком много вложила в этого мужчину и не собираюсь терять его.

– Но я…

– Заруби себе на носу, малышка, – больше никаких танцев с Чарли, слышишь? А также никаких милых бесед! И не смей даже смотреть на него! Ты все поняла?

– Но… Я же не делала ничего дурного! Чарли сам…

Люси не успела договорить – Черри ударила ее кулаком в лицо, и она повалилась на землю, даже не успев сообразить, что случилось. А из носа у нее текло что-то теплое и влажное.

– И еще кое-что… – прошипела Черри, погрозив ей пальцем. – Не смей больше приходить в пекарню! Никогда! Тебя там не ждут. А если я еще хоть раз увижу тебя там, то непременно пристрелю! – С этими словами Черри резко развернулась и скрылась во тьме аллеи.

Сконфуженная и обескураженная, Люси еще какое-то время сидела на земле. Наконец поднялась на ноги и вернулась в таверну. Приложив руку к носу, она подошла к бару.

– Перл, дай мне, пожалуйста, чистую салфетку. У меня течет кровь…

Перл взглянула в ее сторону и молча бросила ей салфетку. Прижав салфетку к носу, Люси прошла к скамейке возле фортепиано и села там, отвернувшись от посетителей. В тот же миг к ней подбежал Себастьян.

– Что случилось? – спросил он, глядя на нее с беспокойством.

– Я не знаю. Мне, кажется, разбили нос. – Себ сел на скамейку рядом с Люси.

– Позволь я посмотрю. – Он осторожно убрал салфетку. – Нос распух, но, слава Богу, не сломан. Так что же случилось?

– Только что в таверну приходила Черри и сказала, что хочет поговорить со мной на улице, с глазу на глаз. Она была одета, как обычно одевается Мерри. Я думала, что это и есть Мерри, и, ничего не подозревая, вышла с ней из таверны.

– Говори помедленнее, пожалуйста! И запрокинь голову, чтобы остановилось кровотечение.

– И она велела мне держаться от Чарли подальше и наговорила уйму всякой бессмыслицы, – продолжала Люси. – А потом ударила меня. Я до сих пор еще не пришла в себя. Просто не могу в это поверить! Я никогда раньше не имела дел с такими женщинами. Она дерется, как ковбой со здоровенными кулачищами!

– Черри и ее сестра занимаются лошадьми – выращивают их и продают. Поэтому она девица очень сильная. К тому же упорная. Если уж ей что-то взбредет в голову – она непременно своего добьется! И не постесняется в средствах.

Люси тихонько вздохнула и прошептала:

– А может, я это заслужила? Может, я сама виновата?

– Довольно болтать. – Себ ласково ей улыбнулся. – Иди в гостиницу и отлежись.

Люси снова вздохнула:

– Я бы с удовольствием, но сегодня вечером мне нужно идти на заседание городского совета. Да и в таверне много дел.

– О таверне можешь не беспокоиться. Посетителей сегодня мало. – Себ немного помолчал, что-то обдумывая. – Может, тебе не обязательно ходить на это заседание? Ведь очень может быть, что Черри тоже туда заявится.

– Это ничего не меняет. Я обещала Хейзел, что пойду. – Себ окинул взглядом зал и вновь заговорил:

– В таверне действительно почти нет работы. Думаю, Джек и Перл справятся одни. Может, мне зайти за тобой и мы вместе пойдем на заседание в муниципалитет?

«О, как он великодушен!» – подумала Люси. Улыбнувшись ему, она сказала:

– Спасибо тебе, Себастьян. Я согласна.

Люси с Себастьяном вошли в здание муниципалитета и заняли места в конце зала. Так захотела Люси. Взглянув в зеркало, она не узнала свое лицо – нос распух, а под правым глазом появился лиловый мешок, и даже пудра не очень-то помогла. К счастью, никто не обращал на нее внимания, а вот она прекрасно всех видела.

В городской совет входили семь человек, и шесть из них были женщинами (это обстоятельство произвело на Люси огромное впечатление). Члены совета сидели вокруг длинного стола, расположенного перед скамьей судьи, а для всех желающих присутствовать на заседании в зале были расставлены стулья. Несколько горожан сидели в ложе для присяжных, среди которых Люси заметила Хейзел и Бафорда.

Мэр Мэтти Джерди была очень миниатюрной женщиной, и голова ее казалась слишком большой для остального тела. В свободное от управления городом время она вместе со своим мужем Фрэнком работала в своем магазинчике.

Мило улыбаясь, Мэтти ударила молоточком по столу и мелодичным голосом проговорила:

– Заседание совета объявляется открытым. Я хотела бы начать собрание с доклада городского казначея.

Элис Фремонт, одетая в строгий черно-белый костюм, тут же объявила:

– Прежде всего я хочу сообщить: благотворительная лотерея, которая проводилась в таверне «Жемчужные врата», собрала средства в фонд строительства школы на сумму триста восемьдесят семь долларов.

Раздались аплодисменты, после чего докладчица продолжила:

– Кроме того, мне сообщили, что владелец заведения Себастьян Коул убедил местных плотников бесплатно поработать на строительстве школы. Мистер Коул, поднимитесь, пожалуйста, чтобы мы могли выразить вам нашу искреннюю признательность!

Люси услышала, как Себастьян что-то проворчал себе под нос. Тем не менее он проворно вскочил на ноги и поклонился, а затем сел под шум долго не смолкавших аплодисментов. После этого Элис заговорила о налогах, пошлинах и прочих скучных вещах, так что Люси вскоре утратила интерес к происходящему.

Наконец слово снова взяла мэр города. Она вытащила из своей папки лист бумаги и сказала:

– Вот письмо от Мэри Лиз. Эта знаменитая женщина-оратор сообщает, что вместе с другими членами популистской партии собирается в следующем месяце приехать в наш город.

Зал одобрительно загудел, и вновь раздались аплодисменты. Мэтти ударила молоточком по столу и воскликнула:

– Да-да, конечно!.. Все мы очень рады! Однако хочу вам сообщить: мы должны организовать по меньшей мере две встречи с политическими дебатами. А это означает следующее: либо нам придется урезать наши собственные городские фонды, либо придется устроить сбор средств, и как можно скорее.

Тут члены совета стали обсуждать сложившуюся ситуацию. Себастьян же повернулся к Люси и прошептал ей на ухо:

– Непохоже, что Черри здесь появится. Если ты ничего не имеешь против, я лучше вернусь в таверну.

Люси внимательно посмотрела на своего спутника:

– Себ, что с тобой? Что-то не так?

– Нет, все в порядке. – Он поднялся на ноги. – Просто я достаточно наслушался всех этих глупостей насчет избирательных прав. Не возражаешь, если я теперь пойду?

– Нет, конечно. Иди.

Не промолвив больше ни слова, Себастьян удалился. Как Люси ни старалась сосредоточиться на том, что говорили на заседании, ее мысли снова и снова возвращались к Себастьяну. «Чем же я рассердила его на этот раз?» – недоумевала она.

Прошло три дня, а под глазом у Люси по-прежнему красовался огромный синяк – правда, теперь он был желтовато-черный с пурпурными пятнышками. «Сколько же еще мне придется ходить с таким лицом?» – думала Люси, направляясь в редакцию за газетами.

Первым делом она пробежала глазами свою колонку, что стало для нее своего рода ритуалом. Когда Люси читала колонку собственного сочинения, что-то особенное накатывало на нее – она никогда раньше не испытывала подобного чувства. Вот наконец она нашла то, к чему у нее действительно имелись способности. То, что она и впрямь умеет делать хорошо. Раньше она об этом и мечтать не могла!

23
{"b":"931","o":1}