ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Библия триатлета. Исчерпывающее руководство
Ищи в себе
Душа моя Павел
Смерть под уровнем моря
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Атомный ангел
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Эрхегорд. Старая дорога
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас

«УИКЛИ РАСТЛЕР»

Эмансипейшен, Вайоминг, выпуск 1

Пятница, 19 июня 1896 года. № 39

СПРОСИТЕ У ПЕНЕЛОПЫ!

БЕСПЛАТНЫЕ СОВЕТЫ!

Дорогая Пенелопа! Моя жена, которая раньше всегда была послушна, больше не хочет довольствоваться голосованием по разным вопросам местного государственного значения. Она хочет вступить в Ассоциацию американских женщин-суфражисток, хочет бороться за права женщин и принимать участие во всех их политических акциях и кампаниях. Как мне убедить ее, что если она сделает, как она хочет, то это нанесет непоправимый ущерб нашему браку? Хочу заметить, что у нее уже и так стали возникать проблемы с покорностью и подчинением своему супругу, то есть она не желает вести себя так, как подобает образцовой жене.

Не на шутку встревоженный муж

Дорогой Не на шутку встревоженный муж!

Да, это верно: в наше время многие женщины верят, что добиться избирательного права в штате Вайоминг – это всего лишь маленький шажок на пути к конечной цели. Я не сомневаюсь, что вы, сэр, добропорядочный гражданин, однако мне кажется, что на самом деле ваше недовольство супругой вызвано вовсе не движением женщин за свои права.

Вы утверждаете, что у вашей жены возникают трудности с проявлением покорности и подчинением своему супругу. Скажите мне, она по-прежнему вовремя готовит вам обед? А в порядке ли ваша одежда? Если на эти вопросы вы отвечаете утвердительно, то считайте, что вам повезло. Сидите у ее ног и учитесь.

Пенелопа

Глава 11

Закончив расставлять столы для покера, Себастьян и Блок-Джек сели в уголок выпить пива. На сей раз они поменялись ролями: вопреки обыкновению Джек говорил, а Себ был мрачен и немногословен.

– Может, сыграем? – Джек взял колоду карт. – Это немного отвлечет тебя от грустных мыслей. На тебе сегодня лица нет. О чем ты думаешь?

Себ сделал глоток пива и пожал плечами. В этот момент в таверну вошла Люси с огромной стопкой газет в руках.

– Добрый день, мисс Люси! – радостно воскликнул Малыш Джо, не скрывавший своих нежных чувств к девушке. – Можно вам помочь?

Люси с улыбкой поблагодарила мальчика и отдала ему часть газет. Себастьян же молча наблюдал за ними. Блэк-Джек шумно вздохнул и проговорил:

– Себ, а почему бы тебе не взять быка за рога, пойти тузом пик и разом не покончить со всем этим? Не могу больше видеть тебя в таком состоянии!

Себастьян смерил Джека выразительным взглядом, и тот пожал плечами:

– Извини, Себ, я не знал, что в твоей колоде остался только червовый туз.

«Неужели Джек прав? – думал Себ. – Неужели я действительно влюблен в Люси Престон?» Разумеется, он признавал, что неравнодушен к этой девушке. Но любил ли он ее? Себ внимательно посмотрел на Люси. Подбитый глаз, растрепанные волосы и испачканные чернилами пальцы… И все же ему казалось, что она – прекраснейшая из женщин. Неужели такое волшебство с ним сотворила любовь? Если так, то он, Себ, в большой опасности. Он уже допустил достаточно ошибок в отношениях с женщинами, но никогда еще не совершал такой глупости, как сейчас. Как же его угораздило влюбиться в девушку, любившую другого?

Люси положила перед Себастьяном свежий номер газеты.

– Я подумала, тебе будет интересно взглянуть. Хейзел говорит, что, прочитав это, весь город загудит, словно пчелиный улей.

Себастьян молча взял газету и сразу же начал читать рубрику «Спросите у Пенелопы». Прочитав, бросил взгляд на Люси и сказал:

– Значит, «сидеть у ее ног и учиться»? Как Хейзел может печатать подобный вздор? Дело кончится тем, что все мужчины в городе будут мечтать вздернуть ее.

Люси с улыбкой ответила:

– Именно этого она и добивается. Видишь ли, Хейзел говорит, что самое страшное – когда читатели скучают. И единственный способ завладеть их вниманием – как следует взбудоражить их. Кажется, срабатывает, верно?

– Да, возможно. Скажи, а как можно связаться с этой Пенелопой?

Люси просияла:

– Если у тебя есть вопрос для Пенелопы, нужно просто написать его на бумаге и бросить в ящик для писем, который висит на двери редакции.

Себ покачал головой:

– Нет-нет, скажи лучше, как ты сама с ней связываешься? Куда Хейзел пересылает ей письма и как получает ответы от нее?

Люси пожала плечами и отвела глаза.

– Об этом нужно спрашивать Хейзел. Мне ничего не известно. Сам знаешь, я только делаю набор.

По-прежнему держа в руке газету, Себ поднялся со стула и, повернувшись к Джеку, проговорил:

– Я ненадолго отлучусь. Проследи тут за всем, пока я не вернусь.

Джек кивнул и сказал, что все будет в порядке. А Себастьян, покинув таверну, направился в контору «Эмансипейшен трибюн».

В тот же день прибыл поезд, и завсегдаи-игроки, а также томимые жаждой приезжие потянулись в таверну. Настроение Люси оставалось таким же радужным, как и до этого. Единственное, что отравляло ее радость, – это опасения, что скорее всего сегодня должно прийти письмо из дома. Возможно, следовало сходить на станцию и забрать почту самой. Но ей не хотелось омрачать день, который начался так замечательно.

Толстая стопка «Уикли» таяла на глазах. Все отклики о колонке Пенелопы были весьма эмоциональными, и Люси ликовала. Она уже разнесла бесчисленное количество кружек пива и до сих пор не пролила ни капли.

Себастьян же по-прежнему был мрачен, и что-то подсказывало Люси, что его хмурый вид, возможно, как-то связан с колонкой Пенелопы. Но как именно – она не могла понять.

Упиваясь своим успехом, Люси порхала между столиками, как пташка, и в ее голосе даже появились нотки уверенности. Обслуживая очередной столик, она вдруг услышала знакомый голос:

– Люси, неужели это ты?!

Она оглянулась – и замерла в изумлении.

– Дасти, что ты здесь делаешь?

– Нет, это ты скажи, что ты здесь делаешь!

Дасти был старшим братом Люси. Из всех шестерых братьев и сестер он больше всего походил на Люси – у него были такие же, как у нее, светло-каштановые волосы, большие темные глаза и ослепительная улыбка. Дасти был всего на год старше Люси, однако он относился к ней скорее как строгий отец, нежели брат.

Оглядев Люси с ног до головы, Дасти преисполнился праведным гневом.

– Господи, ты только посмотри на себя! – воскликнул он. – Одета как шлюха! Выставляешь себя напоказ перед всеми. К тому же еще и с фонарем под глазом! Боже мой, что с тобой случилось, сестрица?

Понимая, что на них с братом устремлены любопытные взгляды всех присутствующих, Люси чуть слышно ответила:

– Прошу тебя, не здесь! Мне нужно работать. Мы обсудим все позже.

– Забудь о своей работе! Потому что ты сию же минуту бросаешь ее! Ты не будешь работать в подобном месте! – Дасти схватил сестру за руку. – И говорить мы будем прямо сейчас!

Дасти выволок Люси из таверны. Но не успел он дотащить ее до тротуара, как раздался мужской голос:

– Немедленно убери от девушки свои грязные руки! – Люси заметила, как в глазах брата промелькнул страх, но он тотчас же взял себя в руки и ответил:

– Это наше семейное дело! Вас это не касается!

– Я не собираюсь говорить дважды, – послышался голос Себастьяна, и тут же раздался щелчок пистолетного курка. – Уберите руки от девушки!

Дасти неохотно освободил Люси:

– Что ж, мне не нужны неприятности.

– Мне тоже. Идите своей дорогой и давайте забудем об этом неприятном инциденте!

Люси повернулась к Себу.

– Не все так просто, Себастьян. Дасти – мой брат. Наверное, наш отец послал его за мной.

– Это правда, – подтвердил Дасти. – Я же сказал, что это наше семейное дело.

Себастьян убрал пистолет в кобуру и спросил:

– Люси, может быть, ты хочешь на время отпроситься с работы, чтобы поговорить с братом?

Люси понимала, что, если она вернется обратно в таверну, Дасти последует за ней и снова начнет отчитывать ее. Поэтому она сказала:

24
{"b":"931","o":1}