1
2
3
...
26
27
28
...
60

– А что потом? – спросил Себ. – Рождения, свадьбы, аресты – подобные факты становятся достоянием гласности. Обо всем этом упоминается в газетах. О том, что мы поженились, станет известно всем в городе. А потом все непременно узнают, что мы развелись. Сплетни распространяются быстро.

Люси пожала плечами и пробормотала:

– В таком случае мне придется придумать, как положить конец сплетням. У тебя есть какие-нибудь предложения?

– Развод для меня – не проблема. Разводы и аннулирования браков больше всего отражаются на женщинах и на их репутации. Об этом ты подумала?

Разумеется, ей это не приходило в голову. При мысли о том, что она станет разведенной женщиной, Люси поежилась. Себ же с усмешкой спросил:

– Теперь твоя идея уже не кажется тебе такой замечательной, верно?

Люси расправила плечи и заявила:

– Я сделаю все, чтобы остаться здесь! Я добьюсь своего! Скажи, ты мне поможешь?

Себастьян в очередной раз вздохнул:

– Нет, Люси, не думаю. Тебе нужно придумать что-нибудь другое, чтобы ты смогла здесь остаться.

Люси ужасно расстроилась, но все же старалась держать себя в руках.

– Что ж, Себастьян, благодарю хотя бы за то, что выслушал меня. А может, я смогу уговорить Блэк-Джека на мне жениться?

– Нет-нет! – невольно вырвалось у Себа. Он не мог представить Люси в объятиях Джека. Даже если их свадьба была бы ненастоящей. – Ладно, хорошо, согласен… – сказал он, опустив голову. – Я женюсь на тебе, но только на один месяц.

Вскочив со стула, Люси обняла Себа за шею.

– О, огромное тебе спасибо, Себастьян! Благодарю тебя от всего сердца. Я в вечном долгу перед тобой. – Она чмокнула его в щеку и снова защебетала: – Знаешь что?.. Тебе нужно как можно быстрее увидеться с судьей Кэрролом. Надо непременно все сделать завтра. Да-да, именно завтра. И еще – свидетели! Нам нужны один свидетель со стороны жениха и одна свидетельница со стороны невесты.

– Моим свидетелем будет Блэк-Джек, – проворчал Себ; ему казалось, он уже слышит веселый смех Джека.

– А я приглашу Хейзел. Ну, что еще? – Себ пожал плечами:

– Ничего, если не считать кольца.

Кольцо было бы в такой ситуации очень кстати, но Люси решила, что и так попросила у Себастьяна слишком много.

– Кольцо – это не обязательно. Но есть еще кое-что. Мы должны держать все в тайне, пока не осуществим наш план. Если мой брат разнюхает что-нибудь до того, какмы успеем пожениться, он найдет способ нам помешать.

– Джек никому не скажет. Он не болтлив.

– А вот о Хейзел я не могу сказать того же. Я лучше не буду ей ничего говорить заранее. Сообщу непосредственно перед церемонией.

У Себастьяна внезапно появилось желание выпить, и он поднялся со стула.

– Если это все, – проговорил он, направляясь к бару, – то я пойду. У меня много работы.

– Да-да, конечно! Мне и самой нужно кое-что подготовить. – Люси направилась к выходу, но у двери вдруг обернулась и, глядя на Себа своими огромными карими глазами, проговорила: – Себастьян, я действительно на всю жизнь в долгу перед тобой. И я сделаю для тебя все, что бы ты ни попросил. Все, что в моих силах.

Когда Люси ушла, Себ налил себе полный бокал коньяка. «Все, что бы ни попросил? – думал он. – А если попросить, чтобы Люси провела со мной первую брачную ночь по-настоящему, как жена с мужем? Согласится ли она? Нет, едва ли». Себ поднял бокал за свою невесту и выпил его до дна.

Люси провела беспокойную ночь и утром с трудом поднялась с постели. Вскоре зашел Себастьян и объявил, что венчание состоится в полдень в здании муниципалитета. После этого Себ исчез так быстро, что Люси даже не успела его поблагодарить.

Осмотр собственного гардероба не занял много времени. Люси решила, что может надеть на церемонию подвенечное платье, которое надевали когда-то ее мать и сестра, – платье из серебристой тафты, отороченное по краям жемчужными бусинками. Лиф наряда украшал белый шифон.

Не желая привлекать к своей персоне повышенное внимание, Люси отложила в сторону белую шифоновую фату и занялась прической – ей хотелось, чтобы волосы ниспадали на плечи живописным водопадом. Вполне удовлетворенная результатом, она взяла новую колонку Пенелопы, над которой накануне работала, и направилась в редакцию.

– Доброе утро, Хейзел, – сказала она, приближаясь к столу.

– Доброе утро, Люси. – Хейзел подняла голову и улыбнувшись, снова склонилась над лежавшими перед ней бумагами. Потом вдруг еще раз посмотрела на девушку и воскликнула: – О, почему же вы так вырядились?

Люси пожала плечами:

– Сегодня в полдень в здании муниципалитета кое-что намечается.

– Неужели? – удивилась Хейзел. – А я ничего не слышала об этом заседании совета.

Редактор осмотрелась и, не заметив традиционной горячей булочки, едва заметно нахмурилась.

– Там будет не заседание, – продолжала Люси. – В муниципалитете состоится венчание.

– Венчание?! – Хейзел оживилась. – Как же так вышло, что мне ничего об этом не известно? Обычно о таких вещах объявляют в газетах заранее.

– Решение было принято только вчера вечером. – Хейзел окинула девушку взглядом.

– Так-так, кажется, я начинаю понимать… Наверное этот ваш глупый пекарь наконец-то образумился?

– Не совсем. Но прежде чем я вам все расскажу я хочу попросить вас быть моей свидетельницей. И так вы согласны?

– Разумеется, моя девочка. – Поднявшись из-за стола, Хейзел почти вплотную приблизилась к Люси и прошептала: – Что ж, рассказывайте. К чему такая таинственная атмосфера? Может Чарли еще не знает, что он сегодня на вас женится?

– Это не Чарли. – Люси покачала головой. – Но не нужно, чтобы кто-то еще, кроме вас, узнал об этом венчании до завтрашнего дня. Вы можете сохранить все в секрете?

– Ну конечно. Но если это не Чарли, то кто же ваш избранник? – удивилась Хейзел.

Невольно улыбнувшись, Люси прошептала:

– Себастьян Коул.

Хейзел приложила ладонь к своей обширной груди и отступила на шаг.

– Неужели Себ? Мой Себ?

– Да. Но это не то, что вы подумали. – Люси описала ситуацию в самых общих чертах, затем добавила: – Так что сами понимаете: это просто одолжение с его стороны.

Хейзел в изумлении смотрела на девушку. Потом воскликнула:

– О, святые угодники! Не могу поверить, что вам удалось подбить Себа на такую авантюру!

Именно об этом Люси и думала все утро, в глубине души надеясь, что Себастьян не считает ее идею сумасбродной. Решив сменить тему, она отдала свои записи Хейзел и сказала:

– У нас мало времени. Вот моя колонка Пенелопы. Возможно, материал еще придется дорабатывать. Когда я писала, я была немного… невнимательной. В это время я думала о Чарли. Ну как вам?

Хейзел внимательно читала колонку. Наконец присвистнув, проговорила:

– Это трудно сразу переварить… Возможно, ваша колонка будет прекрасным развлечением для читателей после того как они прочтут мою редакционную статью. Мэри Лиз согласилась в конце июня привезти в Эмансипейшен свою команду для проведения в нашем городе политических дебатов. Наверняка многие, особенно мужчины будут недовольны.

– А я считаю, что это будет замечательно! – воскликнула Люси. – Я могу чем-нибудь помочь при подготовке к приезду Мэри Лиз?

– Пока просто продолжайте писать свою колонку. Кстати, в субботу утром ко мне наведался Джеральд Моузли из «Трибюн». Он приходил ко мне из-за вашей колонки. Пытался разузнать что-нибудь о Пенелопе.

– А что именно? – Люси знала, что Моузли – редактор конкурирующей газеты.

– Хотел узнать, как связаться с Пенелопой. И вообще интересовался, кто она такая. Я сообщила ему, что у Пенелопы контракт с нашим изданием и что я обязательно дам ей знать о его интересе. Будем надеяться, что на этом он успокоится.

– Вы хотите сказать, что Джеральд Моузли пожелал выкупить мою колонку для своей газеты? – изумилась Люси Хейзел с улыбкой ответила:

– Бьюсь об заклад, что так и есть! По-моему, из-за нашего «Уикли» у «Трибюн» падают тиражи.

27
{"b":"931","o":1}