ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, как тебе? – спросил Себастьян. – Что ты об этом думаешь?

– Думаю, что хочу вернуться обратно в гостиницу.

– Поздно, – проговорил он, когда их заметил Уйти.

– О, вот и новобрачные! – радостно воскликнул Уйти. – Наши счастливые молодожены!

Все повернули головы и стали глазеть на них, а затем вдруг раздались громкие выкрики, гиканье и смех. После этого Люси и Себа окружили некоторые из завсегдатаев таверны – им хотелось познакомиться с невестой и поздравить ее. Когда с поздравлениями было покончено, кто-то взял Люси за руку и подвел ее к стулу, украшенному белыми атласными ленточками. И едва лишь Люси села на этот стул, как двое мужчин подняли ее вместе со стулом над толпой, а потом принялись торжественно носить по таверне, чествуя таким образом новобрачную. От резкого движения Люси не удержалась на стуле и упала прямо на мужчин, которые ее держали. Себастьян тотчас же подбежал к ней и спросил:

– Ты не ушиблась? – Он помог ей подняться.

– Нет-нет. – Люси улыбнулась. – Только испугалась немного.

– Сожалеем, что так получилось, – проговорил подошедший Уйти. – Кажется, многие из присутствующих начали празднование задолго до вашего появления. Как насчет праздничного застолья? Мы приготовили грандиозное угощение.

Это предложение показалось Люси более заманчивым, чем перспектива еще раз сесть на стул, украшенный ленточками, и она поспешно проговорила:

– Да-да, конечно, с удовольствием.

Уйти подвел их с Себастьяном к накрытому столу и воскликнул:

– Угощайтесь же! И отведайте торт, он изготовлен по специальному заказу в одной новой пекарне. Она называется «Пекарня Чарли».

Люси с Себом переглянулись и рассмеялись. Потом Люси взяла нож и принялась резать торт – он был фруктовый, с орехами и с засахаренной вишней. Чарли попал в самую точку: Люси терпеть не могла фруктовые торты. Кому-кому, а Чарли это было прекрасно известно!

Невольно усмехнувшись, Люси протянула нож Уйти и сказала:

– Вот, я отрезала первый кусок. Теперь пусть угощаются все остальные.

– Эй, подходите попробовать торт! – закричал Уйти. Затем, повернувшись к молодоженам, сказал: – Вон там у нас еще один стол. Стол с подарками.

Взглянув на подарки, а затем на Себастьяна, Люси проговорила:

– Нет-нет, это ни к чему, мы…

– Что за глупости! – перебил Уйти. – Я знаю, что вы приехали сюда недавно, мэм, но Себ очень много сделал для нашего города, и мы все благодарны ему.

– Огромное спасибо, – сказал Себастьян. – Может быть, вы дадите кому-нибудь задание отнести все это к нам в гостиницу?

– Что ж, как пожелаете, – ответил Уйти. Тут Люси вдруг заметила Хейзел, стоявшую в дверях.

– Извини, пожалуйста, – обратилась она к Себастьяну. – Пришла Хейзел. Пойду с ней поздороваюсь. – Приблизившись к двери, Люси сказала: – Не ожидала увидеть вас здесь.

– О, я пришла не на вечеринку. – Хейзел наклонилась и прошептала ей на ухо: – Я помню, что уже дала вам вопрос в колонку Пенелопы для очередного номера, но дело в том, что вчера вечером пришел новый вопрос. И это… Это что-то невообразимое! Надеюсь, вы сможете подготовить материал к среде. Дайте мне знать, если вам понадобится помощь.

Не читая письмо, Люси свернула листок и положила его в карман. Как позднее выяснилось, помощь Хейзел ей не понадобилась. В пятницу вышел свежий номер «Уикли», и Люси ужасно гордилась своей работой.

«УИКЛИ РАСТЛЕР»

Эмансипейшен, Вайоминг, выпуск 1

Пятница, 10 июля 1896 года. № 42

СПРОСИТЕ У ПЕНЕЛОПЫ!

БЕСПЛАТНЫЕ СОВЕТЫ!

Дорогая Пенелопа!

Вы видели, насколько далеко зашли и что наделали женщины этого города?! Они позволили одному мужчине остаться в городском совете. Я считаю, что это – непростительная ошибка. Нам следует отнять у мужчин право голосовать.

Если что-то не сделать с этим сейчас, в скором времени наши мужчины будут хватать нас за волосы и тащить обратно в пещеры. Покажите ваше лицо, Пенелопа! Выйдите и объедините женщин, пока еще не слишком поздно!

Женщина, больше не согласная чистить ботинки мужа

Дорогая Больше не согласная!

Мое лицо не имеет существенного значения для решения данного вопроса. Насколько я могу судить, женщины этого города не совершали никаких ошибок. Напротив, я бы сказала, что они преуспели в достижении равенства. Только оставив за нашими отцами, сыновьями и мужьями право голосовать, мы сможем претендовать на истинное равенство.

Что же касается ботинок вашего мужа, то должна сказать, что вижу в этом сугубо личную проблему. Каждая женщина должна сама решить для себя, что она будет, а чего не будет делать ради любви.

Пенелопа

Глава 16

Люси наблюдала за Себастьяном, изучавшим колонку Пенелопы в свежем номере «Уикли». Она ожидала от него, по крайней мере, таких же лестных отзывов, как в прошлый раз. Но каково же было ее удивление, когда она увидела, что Себ, едва закончив чтение, с размаху швырнул газету на стол. Обжигая лицо Люси гневным взглядом, он проговорил:

– Может быть, тебе пора наконец-то сказать мне правду? Кто она, эта Пенелопа?

Люси судорожно сглотнула.

– Себастьян, что с тобой?

– Иди в кладовую, – велел он. – Я приду туда через минуту.

Не понимая, что вызвало внезапный гнев мужа, Люси побрела в кладовую. Ждать ей пришлось недолго: через минуту она услышала шаги Себастьяна. С решительным видом он вошел в кладовую и осторожно прикрыл за собой дверь. Глядя Люси прямо в глаза, он отчетливо проговорил:

– Ты лгала мне.

Так, значит, ему все известно?! О Господи! Должно быть, он каким-то образом догадался, что колонку Пенелопы писала именно она, Люси! Она пожала плечами:

– Даже не знаю, что тебе сказать…

– Почему бы для начала не сказать мне правду? – Его серые глаза потемнели от гнева. – Вот уже несколько недель всеми правдами и неправдами я пытаюсь хоть что-нибудь узнать об этой загадочной Пенелопе. И вдруг случайно узнаю, что все это время ты меня обманывала!

Ошеломленная, Люси попятилась к двери. Потом все же взяла себя в руки и попыталась объясниться:

– Я… Видишь ли… Как тебе сказать… Я не то чтобы обманывала… Просто не говорила тебе всего, что знала. Главным образом это объяснялось моими обязательствами перед Хейзел. Я не могла обмануть ее доверие. Да, я понимаю, многие вещи мне приходилось от тебя скрывать. Но я не могу назвать это обманом.

– Черт возьми, Люси… – Себастьян покачал головой. – Ты можешь объяснить мне все членораздельно?

– Я… Ну… По-моему, я и так уже все тебе объяснила.

– Нет, ничего ты мне не объяснила! – Он помолчал немного, потом добавил: – Моузли пустил в ход свои связи в Чикаго. Главный редактор «Чикаго трибюн» – его приятель, и он через своих знакомых проверил все чикагские издания. И угадай, что он обнаружил?

Округлив глаза, притворяясь, что не понимает, о чем речь, Люси спросила:

– Что?

– Ни одна живая душа в Чикаго не слышала ни о какой Пенелопе с ее колонкой советов!

По-прежнему изображая удивление, Люси пожала плечами:

– И что же из этого следует?

– А то, что ты пустила меня по ложному следу. И я в результате остался в дураках!

Люси вздохнула с облегчением – ее худшие опасения не подтвердились, ее инкогнито до сих пор не раскрыто. Но в то же время она испытывала неловкость от того, что доставила столько беспокойства Себастьяну.

– Мне очень жаль, что тебе пришлось потратить столько времени на бесполезные хлопоты. Но я просто не имею права тебе сообщать, где можно найти Пенелопу. Я обещала Хейзел сохранить это в секрете.

Себастьян снова задумался. Затем сказал:

– Хорошо. Я могу понять твою преданность Хейзел. Но ты должна сказать мне хоть что-то. Скажи хотя бы, Пенелопа живет к востоку или к западу от Миссисипи?

34
{"b":"931","o":1}