ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я всегда буду из-за тебя волноваться. – Джеремая похлопал дочь по руке. – Ведь ты же моя малышка, моя доченька! – Повернувшись к Себастьяну, он изрек: —Я доволен рассказом Люси. А вы что скажете?

Пожалев в этот момент, что не заказал себе коньяку, Себ проговорил:

– Люси – особенная девушка. Я был счастлив на ней жениться.

– Вам повезло, что она согласилась выйти за вас замуж. Вы это хотели сказать?

– Да, сэр. Именно это я и имел в виду.

– Но если вы так чертовски счастливы, как утверждаете, – продолжал Джеремая, – то как вы можете принуждать вашу жену и мою дочь работать разносчицей пива в гнезде разврата? Это грешно. И я вам этого не позволю!

Себ поднял руку, подзывая официанта. Снова повернувшись к Джеремае, он сказал:

– Люси сама решила, что будет работать в «Жемчужных вратах». Я ее ни к чему не принуждаю.

– Это правда, папа, – подтвердила Люси. – Я не имею ничего против такой работы. Это очень хорошее место.

– Хорошее место?! Это же гнусный притон, где играют в азартные игры. Совершенно неподходящее место для порядочной молодой женщины. Тебе должно быть стыдно даже приходить туда – не то, что работать!

Официант правильно понял знак Себастьяна и принес ему бокал коньяка. Взглянув на мужчин, Себ спросил:

– Может, кто-нибудь из вас тоже хочет выпить коньяка или вина?

Дасти тотчас же оживился:

– Да, я бы…

– Помолчи, – перебил мистер Престон. – В нашей семье нет пьянчуг, – добавил он, выразительно взглянув на Себа. – И мне горько сознавать, что муж моей дочери – именно такой человек.

Себ приподнял бокал, провозглашая тост за здоровье Люси, а затем залпом выпил.

– Было очень приятно с вами побеседовать, – сказал он, поднимаясь на ноги, – но, к сожалению, мне пора. Сегодня в «Жемчужных вратах» состязания по игре в покер.

– О, Себ, ради Бога, останься на ужин! – взмолилась Люси. – Не слушай папу. Он сам не знает, что болтает. Не надо понимать его буквально! Папа просто волнуется за меня, вот и все!

В ответ на просьбу жены Себастьян наклонил голову. То, что он оттаял и смягчился настолько, что решил остаться, было вызвано, как ему казалось, действием коньяка. А может, и нет. Возможно, он остался бы в любом случае. Как бы то ни было, Себастьян снова сел и задал самый подходящий, с его точки зрения, вопрос:

– Скажите, как долго вы с Дасти собираетесь пробыть в городе?

– Пока я не смогу убедиться, что с Люси все будет хорошо. – Джеремая Престон пожал плечами, и на его лице снова появилось бульдожье выражение. – Мы рассчитываем вернуться домой на поезде, который придет во вторник.

«Еще целых четыре дня!» – с тоской подумал Себ.

– А где вы собираетесь остановиться?

Отец с сыном переглянулись и пожали плечами. Затем Джеремая сказал:

– Не знаем точно. Снимем где-нибудь номер.

– Возможно, в этой гостинице найдется свободный номер, – вырвалось у Себа.

Джеремая осмотрелся и заметил:

– Здесь уж слишком роскошная обстановка. Нам такая роскошь не по карману. Думаю, мы могли бы пожить у вас с Люси.

– Но, папа, – проговорила Люси, – наверное, Дасти не сказал тебе, что мы с Себастьяном живем в этой гостинице.

– В гостинице? Твой муж поселил тебя в гостинице? – Джеремая перевел взгляд на Себа. – Почему вы не создали моей дочери нормальную домашнюю обстановку?

Себастьян никак не ожидал такого вопроса, и Люси пришла ему на выручку:

– Мы пока не успели найти подходящий дом, – ответила она.

Себ с тоской подумал о том, что неплохо бы заказать еще одну порцию коньяка, и сменил тему:

– Я буду счастлив предоставить вам с Дасти комнату в этой гостинице. За мой счет, разумеется.

– Правда? – Джеремая прищурился. – Должно быть, продавать сатанинское пойло – очень прибыльное занятие.

– Не скрою, дела у меня идут неплохо.

– Себастьян, – вмешалась Люси, – ты не обязан это делать! Это совсем не обязательно!

Но у ее отца имелось на сей счет собственное мнение.

– Мужчина должен проявлять щедрость и великодушие по отношению к своим новым родственникам, – заявил мистер Престон. – Думаю, нам следует принять его предложение. – Посмотрев Себу прямо в глаза, Джеремая добавил: – Что же касается местожительства моей дочери… Хотя мы с Дасти пробудем здесь всего несколько дней, мы поможем вам найти подходящее жилье. Я не уеду отсюда, пока не узнаю, что у Люси есть свой дом.

В таверне, как обычно в такие дни, все столики были заняты – шла игра в покер. Другие же посетители толпились у бара, желая утопить свои печали в вине и пиве.

Люси с Себастьяном так забегались, что не могли ни минутки побыть наедине. А Джеремая и Дасти, сидя за ближайшим к бару столиком – здесь никогда не играли в карты, – потягивали безалкогольный ячменный напиток и поглядывали на Люси с явным осуждением. К счастью, Себ отпустил ее в этот вечер пораньше, и она в сопровождении отца и брата вышла из таверны. Внезапно перед ними появилась Хейзел. Увидев Люси, она сказала:

– О, подождите, дорогая. У меня для вас новости. – Люси познакомила Хейзел со своим отцом, потом спросила:

– Так какие же у вас новости?

– Я ужинала с Мэтти и Фрэнком, и Мэтти сказала, что сегодня получила телеграмму. Мэри Лиз со своей командой прибывает в Эмансипейшен во вторник. Уже в этот вторник!

– Я думала, она приедет в конце месяца.

– Так все думали. Но, наверное, она внесла изменения в свой график. К сожалению, жители города еще не совсем готовы принять и по достоинству оценить уважаемых гостей. Вот я и подумала: может быть, Себ быстрее, чем кто-либо другой, сумеет организовать вечер-презентацию. Я пришла, чтобы попросить его об этом.

Люси сразу же подумала о том, в каком ужасном настроении находился сейчас Себастьян.

– Давайте я сама передам ему вашу просьбу завтра утром. Дело в том, что Себ очень занят.

– Что ж, отлично. – Хейзел повернулась к отцу Люси. – Была рада познакомиться, мистер Престон. Желаю вам приятно провести время в нашем городе.

Когда они пришли в гостиницу, Люси подвела отца к стойке регистратора, убедилась, что ему вручили ключи от номера, и только после этого направилась к себе в комнату. Приняв ванну – ванна всегда помогала ей успокоиться и собраться с мыслями, – она надела халат и прокралась в комнату Себастьяна. Он еще не пришел, и это ее вполне устраивало.

Люси зажгла свечу на тумбочке возле кровати, после чего распустила волосы и расчесала их. Затем сняла халат и, забравшись в постель Себастьяна, прикрылась до подбородка простыней.

Люси ждала довольно долго, но Себ все не появлялся. Она уже засыпала, когда дверь наконец открылась и в комнату вошел Себастьян.

– О!.. – воскликнул он. – Не ожидал тебя здесь увидеть!

– Ты разочарован? – Люси приподнялась, прикрываясь простыней.

– Пока не знаю. – Себастьян начал раздеваться. – Зато прекрасно знаю, что мы так не договаривались. Я имею в виду твоего отца.

– Ах, Себастьян, мне очень жаль, что все так получилось. Я не ожидала, что он сюда заявится.

– Да, понимаю… Между прочим, ты уволена, моя дорогая. Уволена до тех пор, пока твои родственники не уедут из города. А после этого решай сама, работать тебе дальше в «Жемчужных вратах» или нет.

– Хорошо, я подумаю.

– Мы можем развестись как можно быстрее? – спросил Себ, продолжая раздеваться. – По-моему, согласно нашей договоренности, мне осталось терпеть еще недели две.

Люси вдруг поняла, что ей даже думать не хочется о разводе. Она тяжко вздохнула – и вдруг уронила простыню, открыв свою наготу.

– О!.. – Себастьян тотчас же оживился.

– Я хотела бы загладить свою вину после всех неприятностей, которые тебе доставила.

– В самом деле? Что ж, я готов. Но тебе придется очень постараться!

Глава 17

На следующее утро, где-то на рассвете, Люси разбудил настойчивый стук в дверь.

Люси села на постели.

36
{"b":"931","o":1}