1
2
3
...
36
37
38
...
60

– Себастьян! – прошептала она. – Ты слышал?

Он проворчал что-то неразборчивое и перевернулся на другой бок. Стук в дверь повторился.

– Люси! Ты здесь? Вставай! Уже день на дворе! – гремел голос мистера Престона.

– Одну минутку, я сейчас, папа! – прокричала в ответ Люси.

Себастьян поднял голову и посмотрел в окно.

– Ведь еще темно. Что твой отец здесь делает?

– Папа встает еще до рассвета, – объяснила Люси, надевая халат.

– Где мой пистолет?

– Тише, – шепнула она. – Спи. Беру его на себя. – Она подошла к двери и приоткрыла ее.

– Доброе утро, дочка. Разве ты еще в постели?

– Тише, папа. Ты разбудишь Себастьяна. – Люси выглянула в коридор и, показав на соседнюю дверь, сказала: – Подойди к той двери, я тебе сейчас открою.

Люси пошла в свой номер и впустила отца.

– Что это такое? – Джеремая с удивлением осматривался. – У замужней женщины отдельная спальня?

– Это… гм… моя гостиная. Так сказать, моя личная комната.

Отец присвистнул:

– Говоришь, личная?! А здесь, наверное, все, как в моем номере. Отдельный туалет и большая ванна с горячей и холодной водой, верно? – Не в силах скрыть восхищения, он покачивал головой. – Что ж, лучше и не придумаешь! Неудивительно, что ты зубами и руками вцепилась в своего Себастьяна! Наверное, тебе просто очень захотелось заполучить отдельную комнату!

Такое объяснение устраивало отца, и Люси не стала его разуверять.

Мистер Престон расхаживал по комнате, разглядывая каждую мелочь. Наконец остановился перед горой пакетов.

– А это что такое?

– Видишь ли, у нас на днях была свадебная вечеринка, и мы еще не успели развернуть подарки.

– Да как же вы могли выдержать?! – воскликнул отец, и его глаза заблестели, точно у мальчишки. – Теперь, когда приехали твои родные, ты просто обязана показать нам подарки!

Люси с Себастьяном решили не разворачивать подарки – все равно через две недели они собирались все это вернуть. Ничуть не кривя душой, Люси сказала:

– О, в последнее время появилось столько забот, что мы совсем забыли про подарки.

– Надеюсь, эти заботы не связаны с нашим приездом? – Джеремая подошел к дочери и с тревогой заглянул ей в глаза. – Извини, если вчера я наговорил лишнего. Я ведь просто беспокоюсь за тебя.

– Знаю, папа.

– Я исправлюсь. По крайней мере, постараюсь исправиться. Но сначала ответь мне на один вопрос. Скажи, ты любишь этого человека?

– Да, конечно, – кивнула Люси, и сердце у нее сладко заныло.

Глаза Джеремаи увлажнились, и он, поцеловав дочь в щеку, сказал:

– Я очень рад, Люси. При первой же возможности я постараюсь наладить отношения с твоим муженьком. А пока давай рассмотрим подарки!

Тут Джеремая вдруг подошел к смежной двери, ведущей в номер Себастьяна, и, открыв ее, во весь голос заорал:

– Иди скорее сюда, сынок! Мы с Люси раскрываем свадебные подарки!

Послышалось приглушенное ворчанье, после чего отец вернулся к Люси и объявил:

– Можно начинать и без Дасти! Ручаюсь, парень гулял полночи. Он сейчас внизу, пьет кофе. Думаю, он скоро к нам присоединится.

– Но, папа, – возразила Люси, – Себастьян пришел вчера очень поздно и не выспался. Обычно он встает около полудня.

– Какие глупости! Вставать на рассвете полезно для здоровья. Тебе следует это знать!

Тут в номере Люси появился Себастьян. Себ был босиком, однако успел надеть брюки и на ходу застегивал мятую рубашку.

– Черт возьми, что здесь такое творится? – пробурчал он.

– Вам следует следить за тем, как вы выражаетесь, когда рядом с вами моя девочка, – предупредил Джеремая. – В семье Престонов не принято крепко выражаться.

Себастьян вопросительно посмотрел на жену.

– Папа хочет, чтобы мы распечатали свадебные подарки, – сказала Люси.

Она думала, что Себастьян сейчас повернется и уйдет обратно в свой номер, но он уселся на кровать и спросил:

– Это надолго?

Джеремая подошел к нему и, похлопав его по спине, проговорил:

– Просыпайся, сынок. Нам нужно посмотреть подарки. А спать будешь в другое время.

Люси повезло, что она не видела выражение, появившееся на лице Себастьяна. Он едва сдерживался. Внезапно послышался стук в соседнюю дверь, и Люси, выглянув в коридор, увидела Дасти, стоявшего перед дверью Себа с серебряным подносом в руках.

– Мы здесь, – сказала она, жестом приглашая брата войти.

– Ну и дела, – возмущался он, входя в номер. – С ног собьешься, прежде чем найдешь здесь кофе. Мне пришлось всех перебудить и поставить на ноги. Сначала никто не хотел варить для меня кофе. Пока я не сказал, что мы – гости Себа. Работникам в этой гостинице нужно проявлять больше внимания к постояльцам.

Себ тяжко вздохнул и со стоном распластался на постели. Люси взяла поднос из рук Дасти и вручила ему и отцу по чашке горячего кофе. Затем с дымящейся чашкой в руке подошла к Себастьяну.

– Выпьешь кофе? – спросила она.

– Да, пожалуй, не откажусь. – Себ приподнялся и помотал головой. – Скажи, это мне снится в кошмарном сне? Или все это происходит наяву?

Люси оглянулась и увидела, что отец и Дасти направляются к кровати со свертками в руках.

– Наяву, Себастьян. Все происходит наяву. Прошу тебя, постарайся немного потерпеть. Это займет всего несколько минут.

Люси тихонько вздохнула и села рядом с мужем. Джеремая же расположился за письменным столом. Потирая руки, он сказал:

– Что ж, дочка, начинай!

Сначала Люси вынула из ящика стола чистый листок бумаги и карандаш. Ей нужно было записать, кто и что подарил, чтобы потом вернуть все подарки. Немного помедлив, она взяла один из пакетов и стала осторожно развязывать узенькую голубую ленточку, стараясь не повредить ее.

Тут Джеремая не выдержал и воскликнул:

– Как ты долго, дочка! Дай лучше я попробую! – Он поднялся со стула и выхватил сверток из рук Люси.

Себастьян усмехнулся:

– Тогда и мне можете дать несколько свертков. – Поступая с подарками точно так же, как старший Престон – беспощадно разрывая ленточки и упаковочную бумагу, – Себастьян с помощью тестя за считанные минуты покончил с развертыванием подарков. В красочной упаковке, от которой теперь оставались только разноцветные обрывки, оказались маленькие сокровища – хрустальная сахарница, набор для специй (солонка и перечница в форме пивных кружек), большие блюда для торта и кольца для салфеток разных видов. В самом большом свертке была хрустальная чаша для пунша – дар хозяина «Бадьи».

Похлопывая себя по круглому животу, Джеремая воскликнул:

– Ну вот и все! Как мы быстро управились! Мы хорошо потрудились, и у нас прекрасный улов!

Себастьян зевнул:

– Да, прекрасные подарки. А теперь, с вашего позволения, я пойду спать.

– Нет-нет, отоспитесь позже. – Джеремая покачал головой. – Лучше поскорее одевайтесь, и мы все пойдем завтракать. А после завтрака у нас будет куча дел.

Себастьян вопросительно взглянул на Люси, и она молча пожала плечами. Заметив, как они переглянулись, Джеремая объяснил:

– Пора мне поближе познакомиться с человеком, который похитил у меня мою прелестную дочурку! Нам нужно прогуляться.

Во время завтрака Себ узнал от Люси, что он, оказывается, должен устроить прием в честь приезда Мэри Лиз, и его это поручение совершенно не обрадовало. После завтрака он покорно забрался в коляску, арендованную Джеремаей для прогулки, и, откинувшись на спинку сиденья, закрыл глаза, пытаясь еще немного вздремнуть.

– Держу пари, вы очень удивились, когда я предложил вам поехать на прогулку! – заявил Джеремая, натягивая вожжи.

– Да, – кивнул Себ. – Но я подумал, что вы хотите поговорить со мной.

Джеремая весело рассмеялся:

– Вот видите? Мы уже начинаем понимать друг друга!

Себастьян заметил про себя, что это было одностороннее понимание. Если бы Джеремая знал Себастьяна немного больше, он бы тогда смекнул, как Себу хотелось скрутить старшего Престона и, связав ему руки и ноги, запереть в номере.

37
{"b":"931","o":1}