ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чапаев и пустота
Исцели свою жизнь
Как разумные люди создают безумный мир. Негативные эмоции. Поймать и обезвредить
Искушение Тьюринга
Сетка. Инструмент для принятия решений
Янтарный Дьявол
Ведьма по наследству
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Циник

Себастьян вздрогнул и вопросительно посмотрел на жену:

– Ты о чем?.. Ах да, ясно. Нет, я не сержусь. Может быть, я немного огорчен, но я не сержусь.

– Я сделаю все возможное, чтобы оградить тебя от отца и держать его от тебя подальше. Обещаю!

Но Себ уже не думал о родственниках жены. Окинув взглядом зал, он сказал:

– Я был бы тебе очень признателен, если бы ты сегодня вышла на работу. Джек взял выходной, потому что ненавидит политику и его бесит тот факт, что мы разыгрываем спектакль для суфражисток.

Люси с улыбкой кивнула:

– Да-да, конечно. Я все равно провела бы сегодня здесь весь вечер. С удовольствием тебе помогу.

Поднявшись со стула, Себ проговорил:

– Вечер в честь Мэри Лиз начнется примерно через час, и нам нужно немедленно браться за дело.

Он направился к центру зала, но Люси его остановила.

– Ой, подожди минутку! – воскликнула она. – Чуть не забыла. Вот… – Вытащив из кармана конверт, она передала его мужу. – Тебе письмо. Я, когда была на станции, забрала его для тебя.

Посмотрев на конверт, Себ еще больше помрачнел. Сунув письмо в карман, он направился к бару.

Глядя ему вслед, Люси тяжко вздыхала. Конечно же, она была очень перед ним виновата. Может, ей следует с ним развестись, чтобы он мог вернуться к прежнему образу жизни? Тогда он, наверное, будет счастлив. Но в этом случае ей придется рассказать отцу, что их брак – «ненастоящий». И в следующий вторник вернуться домой вместе с ним.

Тут в таверну зашли несколько женщин, и Люси, встретив их, помогла им расставить на столах тарелки с салатами и пирогами. Затем из ресторана «Палас» прибыл шеф-повар со своими помощниками – они принесли блюда с ветчиной, жареной говядиной и индейкой.

Внезапно Люси увидела, что в таверну вошел ее отец.

– Так вот ты где, дочка! – воскликнул Джеремая, направляясь к столу. – Боже мой, досталось же нам с Дасти в этой гостинице!

Ожидая самого худшего, Люси спросила:

– А что случилось?

– Эта Мэри Лиз со своими товарками заняла все номера в гостинице. В том числе и тот, в котором жили мы с Дасти.

– Что же теперь делать?! – Люси всплеснула руками. – Может, мы сможем найти пансион… или что-то в этом роде?

Джеремая расплылся в улыбке:

– Не беспокойся, дочка. Я уже подумал и нашел выход. Мы с Дасти можем пожить в твоей премиленькой гостиной.

Этот «выход» Люси не очень-то понравился. Хотя они с Себастьяном чаще всего спали вместе, в остальное время она не нарушала его уединение. Решив, что придумает что-нибудь потом, она сказала:

– После работы я попытаюсь поговорить с администратором. Возможно, свободная комната все же найдется.

– Нет нужды, дочка, – заявил Джеремая. – У меня уже есть ключ от вашего номера. А Дасти сейчас раскладывает в твоей гостиной наши вещи. Он придет сюда, когда управится.

Вскоре в таверне стали собираться гости. Пришел и Дасти; он сел за один стол с Мерри Баркдолл – если, конечно, это была именно Мерри. Впрочем, теперь это уже не имело особого значения. Дасти то и дело поглядывал на девушку и пытался положить руку ей на плечо. В конце концов Мерри не выдержала и влепила ему затрещину.

– У вас здесь все в порядке? – весело спросила Люси, приблизившись к их столику.

– Нет, не все, – ответила Мерри. – Этот тупоголовый парень и в самом деле твой брат?

– Да, а что?.. Что случилось?

– Разве ваши родители не учили его, как себя вести? – Люси с тревогой взглянула на брата:

– Что ты сделал?

– Ничего особенного. – Дасти с нескрываемым восхищением поглядывал на Мерри. – Мы просто разговаривали, чтобы получше узнать друг друга.

– Вот это – единственное, что тебе надо обо мне знать! – заявила Мерри и снова дала ему затрещину. Затем поднялась и направилась к бару.

– Дасти, – Люси укоризненно взглянула на брата, – сейчас же признавайся, что ты ей наговорил?

– Ничего особенного. И вообще, я не понимаю, почему эта девчонка ожидает, что с ней будут обращаться как с леди, если щеголяет в мужской одежде.

– Здесь считается, что это в порядке вещей, когда леди так одеваются. У нас такой город, понятно?

Дасти что-то пробурчал себе под нос, потом вдруг воскликнул:

– А вот и Чарли! Папа направляется к нему! Вижу, папа настроен решительно! Сейчас он ему покажет!

Господи, только этого ей не хватало! Взглянув на входную дверь, Люси увидела, что ее отец настиг Чарли и тычет указательным пальцем ему в грудь. Лицо Чарли покраснело и стало похожим на спелый помидор. А папа что-то закричал, и теперь все, кто находился в таверне, с интересом наблюдали за этой сценой. Но, вероятно, этого унижения оказалось недостаточно – в следующее мгновение в дверях появилась Мэри Лиз со своими женщинами. Они пытались войти, но им никак не удавалось обойти ссорившихся мужчин. Люси бросилась к отцу, а он в этот момент, снова тыча Чарли пальцем в грудь, говорил:

– Когда я вернусь домой, я побеседую с твоим папашей. И уверен, что я верну приданое, которым снабдил Люси.

– Какое приданое? – спросил Чарли, попятившись.

– Деньги, которые мы с матерью Люси потратили на всякие нарядные свадебные платья и все прочее…

– Папа, прошу тебя, прекрати! – Люси взяла отца за руку. – Прибыла наша почетная гостья, и из-за тебя она не может даже войти в таверну!

Джеремая снова взглянул на Чарли и заявил:

– Отложим этот разговор. Учти, он еще не закончен!

Отец Люси удалился, позволив наконец женщинам войти в таверну.

Люси озиралась в поисках Себастьяна, но его почему-то нигде не было видно. У нее отлегло от сердца – хоть в чем-то ей повезло сегодня. Она подошла к Мэри Лиз и с улыбкой спросила:

– Может, принести вам чего-нибудь выпить? У нас есть пиво, лимонад, безалкогольный ячменный напиток и несколько бутылок кока-колы.

Ответ Мэри Лиз не удивил Люси. Поджав губы, она ответила:

– Благодарю вас. Я бы предпочла лимонад.

Люси стала принимать заказы от других гостей, а Мэри Лиз и ее спутниц окружили члены городского совета. Приблизившись к бару, Люси увидела, что Дасти и Мерри, прислонившись к стойке, пьют пиво. Они мирно беседовали, и теперь Мерри, казалось, ничего не имела против манер молодого человека.

Через несколько часов Люси уже валилась с ног от усталости. В конце концов она решила устроить себе небольшую передышку и выйти на несколько минут на свежий воздух. Но тут мэр Мэтти Джерди постучала ложечкой по пивной кружке и закричала:

– Речь, речь, речь!

Мэра поддержали члены городского совета, и Мэри Лиз, встав из-за стола, поднялась на сооруженную специально для нее кафедру. Величавым жестом она успокоила аудиторию и с торжественным видом проговорила:

– Благодарю вас! Благодарю за поддержку и за этот чудесный вечер, который вы устроили в мою честь. Хотя я и не предполагала, что он состоится в таверне. Я получила огромное удовольствие от этого великолепного праздника, но все же должна заявить: это мое первое и последнее появление в подобном заведении!

Некоторые из женщин засмеялись, а мужчины засвистели. Не обращая внимания на реакцию аудитории, Мэри Лиз продолжала:

– Сегодня я здесь не для того, чтобы произносить речи. Если же вы желаете узнать, что я думаю о грядущих президентских выборах, то приглашаю вас всех в четверг в здание муниципалитета, где состоятся политические дебаты. Там я постараюсь объяснить вам, почему наше правительство больше не является народным правительством, и почему властью в стране завладел Уолл-стрит!

В зале зашумели, но Люси не могла сказать, был ли это гул одобрения или рокот недовольства. А Мэри Лиз тем временем спустилась с кафедры.

В тишине и полумраке кладовой Себ читал письмо от Билли из Денвера.

«Дорогой Себ! Мне грустно писать тебе об этом, но, кажется, Кейт как-то разузнала, где ты живешь. Можешь мне поверить, я ничего не говорил ей, но прошел слух, что она собирается к тебе приехать. Постараюсь держать тебя в курсе. И сообщить тебе, как только мне что-то станет известно. Если еще есть возможность ее остановить, я сделаю все, что в моих силах. Искренне жаль, что у меня такие плохие новости.

40
{"b":"931","o":1}