ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я возьму его на себя, – прошептала Люси, на ходу застегивая халат. – Не беспокойся, спи.

Люси повернула ключ в замке и приоткрыла дверь. Отец, стоявший у порога, смотрел на нее с явным беспокойством.

– Папа, как ты можешь? Ты же знаешь, что Себастьян не любит вставать рано.

– Извини, Люси, но я не могу больше ждать.

– А что случилось?

– Это из-за Дасти. Я не на шутку тревожусь за него. Он вчера слишком много пил и так и не вернулся в гостиницу. Я еще никогда из-за него так не волновался. Боюсь, с парнем случилось неладное.

Глава 20

Люси повернулась к Себастьяну и сказала:

– Папа беспокоится из-за Дасти. Его нет в гостинице.

– Ему повезло, – пробормотал Себастьян, уткнувшись лицом в подушку. – Может быть, там, куда он ушел, он хорошенько отоспится.

Люси отошла от двери и подошла к мужу:

– Ты не понимаешь, Себастьян. Наверное, с Дасти что-то случилось. Он не станет уходить на всю ночь, не предупредив папу. Папа очень беспокоится.

Люси оглянулась и с ужасом обнаружила, что ее отец последовал за ней в комнату Себастьяна. Подойдя к изножью кровати, он проговорил:

– Вчера мой мальчик выпил слишком много пива в твоей таверне. Как ты думаешь, может, он свалился на пол и его там заперли?

Себастьян приподнял голову и выразительно посмотрел на Люси. Затем сказал:

– Нет, едва ли. Каждый вечер перед закрытием Джек проверяет, нет ли где-нибудь заснувших посетителей, а потом идет в свою комнату на втором этаже. И даже, если бы Джек не заметил вашего сына, то все равно он мог бы выйти из таверны, потому что Джек всегда оставляет ключ в замочной скважине.

– Черт возьми, тогда где же он? – Себ снова посмотрел на жену и со стоном повалился на подушку.

И тут Люси наконец-то вспомнила…

– Я в последний раз видела Дасти, когда он обнимался возле бара с Мерри Баркдолл, – сказала она. – Может, он у нее на ранчо?

Себастьян рассмеялся.

– Ничего смешного! – воскликнул Джеремая. – Дасти, возможно, ранен. А может, с ним случилось еще что-то, более страшное.

– Извините, – сказал Себастьян, – но у меня просто в голове не укладывается, как Мерри могла бы так жестоко расправиться с вашим сыном.

– Тогда где же он?! Может, он и правда с ней. Как мы узнаем, где она живет?

– «Мы»?..

– Он имел в виду меня, – поспешно проговорила Люси. – Но я ведь тоже не знаю, где она живет…

– Сдается мне, сынок, нам с тобой опять придется нанимать коляску, – сказал Джеремая. – Похоже, без тебя мы не обойдемся. Ты – единственный, кто может нам помочь. И неужели ты не можешь сделать для своего родственника даже такую малость?

Себастьян пристально посмотрел на Люси, но она тут же отвела глаза. Приподнявшись, Себ сказал:

– Должно быть, вы шутите. Я никуда не поеду. Буду спать.

– Папа не шутит, – возразила Люси. – И я с ним согласна. Я совсем не знаю город, даже представления не имею, где находится ранчо. К тому же утром мне нужно идти на работу – в редакцию. – О незаконченной колонке Пенелопы Люси умолчала. – Я не могу подводить Хейзел.

Себастьян перевел взгляд на Джеремаю, а затем кивнул, признавая свое поражение.

– Хорошо, дайте мне несколько минут, чтобы одеться. Встретимся внизу, в вестибюле. И сварите кофе, да побольше.

– Спасибо, сынок. Я знал, что ты не откажешься помочь своим родственникам. – Шаркая ногами, Джеремая вышел из номера.

Себастьян поднялся с постели и принялся одеваться.

– Это тебе дорого обойдется, – сказал он, покосившись на жену.

Люси судорожно сглотнула.

– Можешь забрать все деньги, которые я скопила за это время.

– Я говорю не о деньгах. – Глаза Себа сверкали, как новенькие монетки. – Сегодня моя кровать будет скрипеть на всю гостиницу. И никаких возражений!

После того как Джеремая с Себастьяном отправились в город, Люси подхватила первый набросок своей колонки и направилась в редакцию. Хейзел сидела за столом и что-то писала.

– Похоже, что я – не единственная, кто выбивается из последних сил, чтобы успеть к сроку, – сказала Люси, подходя к столу.

– Ах, девочка моя! Вы и представить себе не можете, какая у нас спешка! Лучше бы Мэри Лиз назначила встречу в муниципалитете на сегодняшний вечер, а не на завтрашнее утро. Если я не поставлю в этот номер какой-нибудь материал, посвященный ее будущей речи, в «Трибюн» каждый день будут выходить новые статьи о ней и о ее пребывании в нашем городе. И к следующему выходу «Уикли» наши новости безнадежно устареют.

– Но как же вы сможете написать о том, что сказала Мэри Лиз до того, как она произнесет свою речь?

– Я просто делаю посвященную ей колонку, собирая туда кое-какие сведения о ее персоне. А после того, как она скажет свою речь, нам нужно будет ее опубликовать полностью. – Хейзел с надеждой взглянула на Люси. – Как вы думаете, Себастьян согласится дать вам в этот четверг выходной на весь день?

Зная, в каком настроении пребывает Себ, Люси не сомневалась: он даст ей отпуск на всю оставшуюся жизнь.

– Думаю, это несложно будет устроить.

– Великолепно! – Хейзел посмотрела на бумаги, которые Люси держала в руках: – Это новая колонка?

– Верно. Хотя из-за того, что папа и Дасти здесь, у меня было мало времени для работы над ней. – Вздохнув, Люси вручила Хейзел свои записи. – Вы видели вчера вечером папу и Дасти?

Погрузившись в чтение, Хейзел покачала головой:

– А я думала, что вчера они уехали домой.

– Они опоздали на поезд.

Хейзел на секунду оторвалась от работы и подняла голову:

– Ой-ой! И как к этому отнесся Себастьян?

– А вы как думаете?

Хейзел расхохоталась, и Люси, вдруг осознав комичность ситуации, тоже рассмеялась. И тут вдруг смех Хейзел резко оборвался и глаза ее округлились – она смотрела куда-то через плечо Люси. Обернувшись, Люси увидела, что в редакцию входит Мэри Лиз собственной персоной. В руках знаменитая дама держала один из номеров «Уикли».

– Доброе утро, – поздоровалась она, подходя к столу. – Я хотела бы поговорить с главным редактором вашей газеты.

Заметно нервничая, Хейзел поднялась и проговорила:

– Я к вашим услугам. Меня зовут Хейзел Аллисон. Рада видеть вас, мисс Лиз. На вчерашнем вечере нам, к сожалению, не удалось познакомиться.

– Уверяю вас, мне тоже очень приятно с вами встретиться. – Положив на стол газету, Лиз продолжала: – В большинстве изданий, которые я читала, освещаются только вопросы политики, и больше там ничего не найдешь. Но то, что я прочла в вашей газете, по-моему, очень свежо. Должно быть, жительницы вашего города очень интересуются вашим изданием.

Хейзел с гордостью заявила:

– Это и являлось моей целью, когда я задумывала выпускать «Уикли».

– В таком случае ваша цель достигнута. Блестящая работа! И особенно рубрика «Спросите у Пенелопы». Я бы хотела познакомиться с автором колонки.

– О, гм… Боже мой, это невозможно! Пенелопа живет не здесь.

– Правда? Как с ней связаться? – Последовала долгая пауза, потом Хейзел сказала:

– Видите ли, ввиду специфики этой рубрики она пожелала сохранить свою анонимность. Но если вы желаете, я могу передать ей ваши благожелательные отзывы.

– Это было бы очень мило с вашей стороны, но больше всего мне хотелось бы встретиться с ней лично.

Хейзел довольно долго молчала. Наконец вновь заговорила:

– Мне хотелось бы вам помочь встретиться с ней, но личность Пенелопы должна для всех оставаться в тайне.

Мэри Лиз пристально взглянула на Хейзел.

– Поверьте, я умею хранить секреты, – заявила она. Хейзел вопросительно посмотрела на Люси, и та с улыбкой пожала плечами, как бы говоря: «Как хотите, я не против!»

Себ долго упрямился, но в конце концов ему пришлось отправиться на ранчо Баркдоллов вместе с отцом Люси. Усевшись в коляску, которую арендовал Джеремая, он сообщил:

43
{"b":"931","o":1}