ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Неделя на Манхэттене
Звездное небо Даркана
Русский Жребий
Ошибки прошлого, или Тайна пропавшего ребенка
Среди тысячи лиц
Союзник
Хаос: отступление?
Всё началось, когда он умер
Алекс Верус. Участь

Люси уже собралась отвести отца с братом к их столику, но тут вдруг увидела, как в таверну вошла Элизабет Коул.

– А я как раз хотела с вами поговорить, – сказала она, приблизившись. – Я чувствую себя ужасно неловко из-за того, что наговорила вам лишнего. И мне бы хотелось помириться с вами, таксказать, загладить вину. Заказать вам коньяку, Джеремая?

Люси съежилась, ожидая от отца колкого и язвительного ответа, но его слова удивили ее.

– Очень мило с вашей стороны. Но только я не пью спиртного.

– Да что вы, мистер Престон!.. Коньяк – это просто лечебный бальзам. Вы меня очень обидите, если откажетесь составить мне компанию.

Люси со страхом смотрела на отца, но тот снова удивил ее. Расплывшись в улыбке, Джеремая проговорил:

– Ну, раз вы так ставите вопрос, уважаемая миссис Коул, я буду счастлив откликнуться на ваше любезное предложение. И пожалуйста, зовите меня просто Джеремая.

Элизабет, которая была выше Джеремаи на целую голову, взяла его под руку и сказала:

– А мое имя – Элизабет. Я хочу, чтобы вы звали меня именно так. – И они направились к бару.

Люси посмотрела им вслед, затем бросила вопросительный взгляд на брата.

– Вот уж не ожидал… – удивился Дасти, почесывая в затылке. – Что же все это значит?

– Не знаю… – Люси пожала плечами. – Да, не знаю – и знать не хочу! – Она схватила брата за рукав и, пристально глядя на него, добавила: – Мне пора приниматься за работу, и я хочу, чтобы ты не впутывался в неприятности и держался подальше от пива, понятно?

– Не волнуйся, – уверял Дасти, – я теперь капли пива в рот не возьму.

– Вот и хорошо, – кивнула Люси.

Она направилась к бару и взяла со стойки поднос. Себастьян, стоявший рядом, покосился на нее и проговорил:

– Неужели там, в укромном уголке, сидят твой отец и моя мать? Неужели они вместе пьют коньяк? Или у меня что-то со зрением?

– Все верно, это они. Твоя мать вошла в таверну, извинилась перед папой за то, что наговорила ему раньше, и предложила выпить коньяку. Знаешь, я в жизни не видела, чтобы папа пил что-нибудь крепче ячменного напитка.

Себастьян в задумчивости кивнул, затем снова взглянул на столик в дальнем углу:

– Если там что-то пойдет не так, ничего не желаю об этом знать!

Люси улыбнулась и ответила:

– И я тоже!

Вскоре таверна стала заполняться посетителями, и, конечно же, многие из них оживленно обсуждали речь Мэри Лиз. Когда же за старенькое пианино уселся пианист, начались танцы, и в какой-то момент Люси вдруг заметила, как мимо нее вихрем пронеслись Элизабет Коул и ее отец, исполнявшие нечто среднее между кроссом, полькой и вальсом. Кружась в танце, Джеремая весело смеялся и задорно кричал:

– Ух ты! Ох-хо-хо!

Люси несколько раз видела, как отец с матерью танцевали на фермерских вечеринках, однако никогда еще Джеремая не выглядел таким возбужденным, таким бесшабашно веселым! Взглянув на мужа, Люси увидела, что и он с изумлением смотрит на эту пару – конечно же, Себастьян не ожидал от своей матери ничего подобного.

Джеремая и Элизабет танцевали вместе весь вечер, останавливаясь только для того, чтобы перевести дух и еще немного выпить. Люси не знала, что и думать об этом. Во всяком случае, она старалась убедить себя, что в поведении отца не было ничего предосудительного. Она с беспокойством поглядывала на Себастьяна, но всякий раз видела в его ответном взгляде только глубокую нежность. В такие мгновения она почти физически ощущала прикосновения его рук и тепло его дыхания. Охваченная чувством к Себастьяну, понимая, что никогда в жизни не сможет полюбить другого так сильно, как любит этого мужчину, Люси отчаянно надеялась, что настанет время и Себастьян забудет об их договоре. Если он останется ее мужем навсегда, она будет самой счастливой женщиной на свете!

На следующее утро Люси ужасно не хотелось вставать с постели и идти к Хейзел, но она обещала Мэри Лиз, что до ее отъезда из города очередная колонка Пенелопы непременно появится в газете. Так что ей ничего другого не оставалось, как пойти в редакцию пораньше и рьяно взяться за дело.

После долгого и утомительного дня Люси наконец развернула первый экземпляр и, как обычно, перечитала свою колонку.

«УИКЛИ РАСТЛЕР»

Эмансипейшен, Вайоминг, выпуск 1

Пятница, 17 июля 1896 года. № 43

СПРОСИТЕ У ПЕНЕЛОПЫ!

БЕСПЛАТНЫЕ СОВЕТЫ!

Дорогая Пенелопа! Я никогда не писала вам раньше. Спрашиваю сейчас вашего совета, потому что хочу знать, как девушка, которая не похожа на других – знаете ли, если она выше остальных девушек ростом, – может найти настоящую любовь. Я бы хотела познакомиться с симпатичным высоким парнем. Но всем им, по-моему, нравятся невысокие девушки. Так как же мне найти для себя высокого парня?

Мечтающая о любви

Дорогая Мечтающая о любви!

Пожалуйста, не считайте себя непривлекательной! И рост, и размер, и внешность – это не главное. Самое главное – то, что у вас в вашем сердце. Только это имеет значение.

Беру на себя смелость предположить, что вы ищете свою любовь не там, где нужно. Иногда то, что мы больше всего хотим, можно найти, если посмотреть немного повнимательнее. Почему бы вам не обратить внимание на мужчин немного ниже вас ростом? Возможно, мужчина, которого вы ищете, уже здесь, а вы были просто сбиты с толку собственными «высокими» запросами. Советую вам начать искать настоящую любовь так, словно вы строите дом. Начните с фундамента.

Пенелопа

Глава 23

В воскресное утро Люси нежилась в объятиях Себастьяна, пребывая в блаженном состоянии между сном и бодрствованием. Она никогда в жизни не чувствовала такого полного, такого безграничного счастья. Потому что рядом с ней был любимый мужчина.

Себастьян, слава Богу, не сказал ей ни единого слова о том, что произошло между его матерью и ее родственниками возле здания муниципалитета. Его только удивило и даже немного; позабавило то обстоятельство, что Элизабет с Джеремаей танцевали вместе весь вечер.

Что же касается Люси, то ее необыкновенно заинтриговало странное поведение отца. Накануне отец снова нанял коляску и уехал из города «по делам», как он выразился. Вернувшись поздно, во второй половине дня, он так и не сказал, что у него были за «дела», но выражение его лица так и осталось таинственным. Так что же замышлял отец? И не было ли это как-то связано с Элизабет Коул?

Внезапно в смежную дверь громко и настойчиво постучали. Себастьян покрепче прижал к себе жену и сквозь сон сказал:

– Скажи своему отцу, что нас нет дома.

– Я постараюсь побыстрее избавиться от него, – сказала Люси, набрасывая халат.

Стоявший в дверях Джеремая громко и торжественно произнес:

– Доброе утро, моя прелестная дочь! Вижу, ты наконец-то проснулась!

– Не совсем, папа. Видишь ли, мы еще дремали, когда ты постучал.

– Хватит дремать! – промолвил отец с загадочной улыбкой. – Сегодня у нас будет трудный день. Поэтому быстрее вставайте оба и одевайтесь. Через десять минут мы с Элизабет будем ждать вас возле гостиницы. – Сказав это, он захлопнул дверь прямо перед носом дочери.

Люси повернулась к Себастьяну, уже сидевшему на постели.

– Твой отец упомянул имя моей матери? – спросил он.

– Да, упомянул, – сказала Люси, подходя к комоду. – Он намекнул, что они с ней запланировали… что-то грандиозное. И сказал, что через десять минут нам нужно к ним спуститься. Твоя мать вчера ничего тебе не говорила об этом?

Себ покачал растрепанной головой:

– Вчера я ее даже не видел. Что само по себе довольно странно. Ведь она решила еще на несколько дней остаться в городе только для того, чтобы провести побольше времени со мной, а не с твоим папашей.

Поспешно одевшись, молодые супруги вышли из гостиницы и замерли в изумлении, увидев стоящий возле входа рессорный экипаж на четверых. Джеремая и Элизабет заняли места впереди, Дасти сидел сзади.

51
{"b":"931","o":1}