ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не люблю тратить время попусту и в чужие дела никогда не лезу. Просто очень хотел бы узнать, как ты стала проституткой. Ты не похожа на продажную женщину: слишком свежая, молодая и, видит Бог, красивая. Сколько тебе лет?

– Двадцать шесть.

– А Джо сколько?

– Пятьдесят.

"Двадцать четыре года разницы!"

– Откуда ты?

– Мы что, в "Двадцать вопросов" играем? – вздохнула Шерил.

– А чем еще заняться?

– Я бы с удовольствием выпила…

Уилл подошел к телефону.

– Ты что делаешь? – вскричала блондинка, хватаясь за пистолет.

– Заказываю напитки. Что ты любишь?

– Надеюсь, никакого подвоха… Мне ром с колой.

Позвонив в обслуживание номеров, Дженнингс заказал баккарди, двухлитровую бутылку кока-колы, а для себя чай.

– Ты англичанин? – изумилась девушка.

– Нет, просто люблю чай. – На самом деле Уиллу был нужен кофеин, который поможет пережить то, что его ждет в ближайшие двадцать часов. Хотелось выпить болеутоляющие, чтобы успокоить суставы, но слишком расслабляться ни в коем случае нельзя: сегодня требуется полная концентрация внимания.

– Так откуда ты? – снова спросил Уилл.

– Ниоткуда и отовсюду одновременно.

– Как это?

– Отец был военным: когда я была маленькая, мы с родителями много переезжали.

– Моя жена росла точно так же. Все детство на колесах.

– Не думаю, что точно так же. Наверное, она была дочерью полковника.

– Нет, мастер-сержанта.

– Правда? А мой отец был командиром орудия, по крайней мере мне так сказали. Похоже, он где-то напортачил, потому что во Вьетнам его так и не послали. Злобу и недовольство он постоянно срывал на маме, и в конце концов она от него ушла. Мы уехали в ее родной городок, Богом забытое место в округе Мэрион. Там маменька и подцепила моего отчима. – Голубые глаза стали тусклыми и безжизненными. – Мне было тогда десять – вот уж началась новая жизнь. Мама отчиму быстро надоела, и он стал лезть ко мне. Я пыталась жаловаться, но она и слушать не желала: очень боялась снова остаться одна. В результате, едва справив шестнадцатый день рождения, я сбежала из дому.

– Куда ты поехала?

– Моя подруга поступила в колледж и вместе с двумя другими девушками снимала квартиру в Джексоне. Пару недель я болталась с ней и устроилась работать официанткой. Платили мало, так что свою долю аренды я едва наскребала, и соседки по квартире дико злились. Одна из них танцевала в ночном клубе и за ночь зарабатывала по три сотни. Чистыми, представляешь? Пару раз мы с подругой ходили на нее смотреть. Все оказалось совсем не так, как я думала. То есть некоторые мужчины позволяли себе вольности, но ничего унизительного не было. Девушки полностью контролировали ситуацию, ну или почти полностью. По крайней мере так выглядело со стороны.

– И ты стала стриптизершей?

– Не сразу. Моя подруга забеременела, а ее парень сбежал во флот. Она вернулась домой в крохотный городишко Мейберри, и ее долю аренды пришлось платить мне. В клуб приняли сразу. "У тебя талант! Эмоционально, выразительно, естественно!" – нахваливал администратор. Большинство ночей я зарабатывала по шесть сотен, хотя половину приходилось отдавать администрации.

– Разве таких денег не достаточно, чтобы со временем найти работу поприличнее?

– Все не так просто. Видишь ли, стриптиз мало чем отличается от другой ночной работы, как у музыкантов, например. Если весь день спишь, когда с нормальными людьми общаться? Устаешь жутко. Ты когда-нибудь танцевал восемь часов подряд? А в перерывах только пиво и коктейли… К тому же со временем понимаешь: стриптиз – это не просто движения под музыку. Приватные танцы еще ничего, но за ними начинаются интимные. Название говорит само за себя: раз интимные, парню подавай интим. Приходится рукой взводить его через штаны. Главная задача танцовщицы – как следует раззадорить клиента к концу песни. Тогда с готовностью тридцатку еще за один номер выложит: спустить-то надо. Восемь часов таких танцев, и нужен стимул, чтобы на следующий день на работу выйти. Чтобы по уши в этой грязи не завязнуть…

– Кокаин?

Пухлые губы изогнулись в слабом подобии улыбки: будто улыбалась не девушка, а овладевший ею демон.

– Да, лекарство от всех бед.

– Подсев на кокаин, ты попала к ним на крючок.

– Совсем скоро даже во время танцев начинаешь нюхать, потому что терпеть не получается. Денег практически не видишь: восемь часов стриптиза ежедневно, только чтобы проценты от долга заплатить. И тут объявляются «кредиторы» и объясняют: основную часть можно отработать.

– Дополнительные услуги?

– Минеты в сортире, групповуха на заднем сиденье, трах в мотеле после смены…

– О Боже!

На нежном холеном лице – голубые глаза старухи.

– Долго так не протянешь. Танцовщицы ведь тоже люди, док. Матери-одиночки, пытающиеся поднять на ноги детей, девушки, работающие, чтобы заплатить за колледж.

– И Джо тебя вытащил?

– Добродетельный сэр Галахад, вот кто такой Джо! Однажды заплатил мне за целую ночь, усадил в машину и отвез в Новый Орлеан. В Джентилли у него маленький домик. Джо обил стены матрасами, заколотил окна и запер меня на ключ. – Шерил задрожала. – Ломка была ужасная. Он убирал блевотину и приносил мне суп. Вот тебе и кошмар!

Уилл попытался взглянуть на эту драму глазами Хики: он, наверное, рыцарем в блестящих доспехах себя представлял! А девушка, нужно отдать ей должное, умеет быть благодарной. Работая в отделении экстренной помощи, Дженнингс видел двадцатишестилетних проституток, которые выглядели на пятьдесят. Шерил же была похожа на выпускницу Университета Миссисипи, которая вот-вот выскочит замуж. Ну может, взгляд немного суровый, а так настоящая юная красавица.

– Как же ты, черт возьми, начала детей похищать? Для этого тебя спас сэр Галахад?

– Так было не всегда, по крайней мере не сразу. Но без денег никуда, сам понимаешь. Джо несколько раз пытался открыть собственное дело, причем абсолютно законное… ничего не получалось. Зато моя грация и пластика никуда не делись, и он пристроил меня в клуб в Метейри, это городок недалеко от Нового Орлеана. Очень хороший клуб. Джо каждый вечер оставался смотреть мои выступления. Ни наркотиков, ни алкоголя. Зарабатывала столько, что поверить трудно, все говорили, я танцую лучше, чем столичные звезды и модели из «Пентхауса»! Так что некоторое время нас кормил клуб. – Неожиданно глаза Шерил вспыхнули, совсем как у Эбби, когда она рассказывала подругам о новых куклах. – У меня было десять разных костюмов, реквизит… Со временем купила «чероки» и вместе с клубом объехала полстраны: Техас, Монтана, Колорадо… Боже, это было нечто!

– Но?

Блондинка с тоской посмотрела на лежащий на коленях пистолет.

– Джо начал ревновать. Я так здорово танцевала, что стали поступать интересные предложения. Сниматься в кино, например. Конечно, не на уровне Сандры Баллок, но все-таки в Голливуде. Мягкое порно, примерно как «Синемакс» крутит. А Джо это раздражало. Он…

– Не спешил давать тебе свободу, – договорил Дженнингс. – Хотел, чтобы ты ему одному принадлежала.

– Да, – грустно кивнула девушка.

– Неужели не могла сбежать?

– Я ведь обязана ему, верно? Стольким, что только мы с ним можем понять…

– Тем, что помог соскочить с крэка?

– Не только, уверяю.

– Что ты имеешь в виду?

– Где чертова кола?

Будто в ответ на ее вопрос в дверь постучали. Доля секунды, и Уилл принял поднос из рук молодой мексиканки. Щедрые чаевые; табличка "Просьба не беспокоить" на ручку замка – и Дженнингс понес напитки в спальню.

– Так чем ты обязана Джо? – спросил он, наполняя баккарди с колой запотевший ото льда бокал.

Шерил пригубила сладковатую жидкость, сделала еще один глоток… Похоже, пока не допьет, дальше рассказывать не будет. Уилл налил себе чай, добавил сахар и ломтик лимона. По спальне поплыл чарующий аромат бергамота.

Выпив ром с колой, блондинка потянулась за добавкой. Уилл снова смешал коктейль, на этот раз покрепче, глотнул чай и присел на краешек кровати.

22
{"b":"932","o":1}