A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
71

– Я бы с удовольствием что-нибудь выпил, – заявил Джо, – например, бурбон, желательно кентуккийский, если у вас есть.

Бурбон хранился в специальном баре в кабинете Уилла. Положив джинсы на пол у кровати, Карен шмыгнула в соседнюю комнату. Как хорошо, что удалось отсрочить неминуемое! Неужели пяти другим матерям тоже пришлось уступить?

В полумраке кабинета неярко светился монитор компьютера. Может, сбросить сообщение через «Скайтел»? Для начала неплохо бы знать, как это делается. Да и что писать? "Меня сейчас изнасилуют"? Получив такое сообщение, Уилл выкинет что-нибудь глупое и героическое, и Эбби убьют. Карен плеснула себе "Дикой индейки", и внезапно ее осенило: бурбон может оказаться эффективнее открытого сопротивления, особенно если Хики будет пить много и быстро. Хотя затея, конечно, рискованная. Говорят, от алкоголя "очень хочется, но мало получается", только Карен не особо верилось.

Самый яркий и незабываемый секс у них с Уиллом получался именно после обильного возлияния. Конечно, это было довольно давно, лет пять назад… Подобно камню, воспоминание растревожило бездонный колодец вины, но обида и негодование мгновенно вернули к реальности: нужно действовать.

Захватив бурбон, Карен поспешила в спальню. Неожиданно вспомнились кадры из фильма с Николь Кидман в главной роли. Название вылетело из головы, а сюжет примерно такой: Николь с мужем вышли на яхте в открытое море и подняли на борт мужчину на спасательном плоту. Этот тип оказался психопатом, который, пересадив на плот мужа, угнал яхту вместе с Николь. Чтобы супруг не погиб, Кидман должна была обезвредить вооруженного пистолетом психа. Осмелев, он попытался изнасиловать Николь, и, что особенно запомнилось Карен, та позволила. Сопротивляться в такой ситуации бесполезно, и ради шанса на избавление Николь пожертвовала собой. Шанс действительно появился, и, воспользовавшись им сполна, героиня Кидман доказала, что жертва была ненапрасной.

Возвращаясь в спальню, Карен будто слышала голос покойной матери. Жеманная и консервативная, как большинство южанок старшего поколения, она искренне считала, что "лучше умереть, чем жить с таким позором". Но мама ошибалась: порой гордость заставляет делать неверные выводы, и это один из них. После изнасилования жизнь никогда не будет прежней, но даже такая она лучше смерти. "Надежда умирает последней", – любил повторять отец, так что его дочь и внучка переживут страшную ночь, чего бы это ни стоило.

– "Дикая индейка"! – радостно вскричал Джо, завидев ее на пороге. – Неси скорее, черт подери!

Карен отдала бутылку и поспешно отступила.

– Боишься, что укушу? – Отвинтив крышку, Хики хлебнул прямо и горла и зажал бутылку коленями. – Скажу по секрету: я сам боюсь.

Она опустила голову.

– Надевай штаны!

Можно было обрадоваться, но внешне безобидный приказ до смерти перепугал Карен. Подбежав к кровати, она поспешно натянула сначала трусики, потом джинсы.

– Посмотри на меня!

Карен послушалась.

Карие глаза так и кипели:

– Знаешь, как танцуют приватные танцы?

Перед глазами тут же встали мерзкие сцены из фильмов канала НВО: полуодетые девицы извиваются на шесте перед завсегдатаями баров, трясут силиконовой грудью прямо в лица пьяным ковбоям и близоруким старикам.

– Нет…

– Врешь, еще как знаешь! Зато не знаешь, что моей жене пришлось зарабатывать ими на жизнь. Меня это бесило, Карен, но именно так она кормила нас обоих.

"Что же ты приличную работу не нашел?" – подумала она, а вслух сказала:

– Очень жаль…

Лицо Джо стало похожим на страшную маску.

– Те ублюдки тискали ее, слюни распускали. Наверное, твой муженек тоже там был: Шерил прямо здесь, в Джексоне, танцевала.

– Уилл в такие места не ходит.

– Ты что, шутишь? – усмехнулся Хики. – Думаешь, твой муж никогда не заказывал приватные танцы?

– Нет, по крайней мере я об этом не знаю.

– Ну, ты живешь в плену иллюзий, милая! Десять к одному, что, прилетев на побережье, он первым делом снял девочку. Два выходных вдали от своей благоверной… М-м-м, даже такие красавицы, как ты, со временем надоедают!

– Так это твоя жена сейчас с Уиллом?

– Угу, верно!

Чем больше подробностей узнавала Карен, тем сильнее убеждалась: Хики не собирается отпускать ее живой.

– Что творится в твоей маленькой головке? – поинтересовался Джо. – Выход пытаешься найти?

– Твоя жена одобряет похищения детей?

– Она одобряет все, что я делаю, а если не одобряет, то помалкивает. Представляешь себе расклад?

– Кажется, да.

Хики сделал еще один глоток.

– Понадобится музыка, у вас бум-бокс есть?

Карен подошла к шкафчику и включила CD-плейер.

– Что поставить?

– Что-нибудь ритмичное, для приватных танцев нужен ритм. Не слишком быстро, но и не слишком медленно.

Постепенно теряя чувство реальности, она просматривала диски. Уилл собирал все: от классического рока до кантри и нью-эйдж. Была здесь музыка, которая по-настоящему заводила, но очень не хотелось ее осквернять. Не зная, что выбрать, Карен в конце концов остановилась на "Золотых хитах восьмидесятых". Первая на диске песня "Каждый твой вздох" в исполнении группы «Полис». Из вмонтированных в потолок колонок полились пульсирующие звуки бас-гитары и ударных. Обернувшись, Карен увидела, что Хики кивает в такт мелодии.

– Отлично! – похвалил он. – Теперь иди сюда.

Неуверенный шаг к дивану.

– Танцуй!

Карен расхохоталась бы, не будь положение таким отчаянным. Надо же, почти как в любимых отцовских вестернах: до зубов вооруженный злодей терроризирует насмерть перепуганную фермершу.

– Я сказал – танцуй! – повторил Хики.

Она стала раскачиваться под музыку, но ей было очень неловко. Танцевала она не слишком хорошо. Уилл, правда, утверждал обратное, но, что греха таить, непринужденной грацией его жена не обладала. Подростком Карен наблюдала за подругами: длинноногие, нескладные, они будто впитывали энергию звуковых волн и непостижимой алхимией превращали в чувственные движения.

– Ближе!

Пританцовывая, Карен двинулась было к креслу, однако стоило Джо протянуть руку, тут же отпрянула.

– Это же только деньги! – издевался Хики.

Он не врал: в заскорузлых пальцах долларовая купюра.

– Иди ко мне…

Еще один шаг навстречу кошмару, и похититель запихнул доллар в боковой карман джинсов.

– Это значит, ты должна что-нибудь снять. – Джо будто правила новой игры объяснял.

Секундное колебание, и Карен расстегнула пуговицы рубашки, распахнув ее на груди.

– Снимай!

Пришлось послушаться. Плечи и спина покрылись гусиной кожей.

– Ну, все не так плохо! – похвалил Джо, критически оглядывая бюстгальтер.

Вперив взгляд в невидимую точку на стене, Карен продолжала раскачиваться в такт музыке. От страшных мыслей голова шла кругом: как скоро "Дикая индейка" притупит реакцию Хики? Как долго удастся отвлекать его от главной цели?

– Нагнись!

Будто кланяясь своему мучителю, женщина нагнулась, и Джо сунул в бюстгальтер еще одну купюру.

– Детка, ты знаешь, что это значит!

Она расстегнула джинсы, но Хики покачал головой.

– Лифчик, лифчик снимай!

Карен даже танцевать перестала. Жившая в ней бескомпромиссная особа – та, что не давала спуска ни женщинам, ни мужчинам, хотела закричать: "Решил изнасиловать – приступай, и скорее с этим покончим". Но житейский опыт подсказывал: так нельзя. Всякое может случиться, вдруг чудо произойдет? Застежка бюстгальтера спереди: соблазнительно вращая бедрами, Карен расцепила крючки и, пропустив пальцы под бретельки, с преувеличенной чувственностью освободила грудь из белых кружевных чаш.

– Вот так-то лучше! – одобрительно кивнул Хики. – Боже, да ты прекрасно выглядишь! Для рожавшей, конечно: имплантаты явно не помешают.

"Не нужны мне твои чертовы имплантаты!" – беззвучно закричала Карен, а сама, зажмурившись, постаралась отдаться пульсирующему ритму песни.

24
{"b":"932","o":1}