ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Эбби, беги в лес. Проверь, нет ли поблизости мистера Хьюи, а потом незаметно выберись из сарая, спрячься в кустах и сиди тихо.

– Но ведь сейчас ночь!

– Милая, сегодня темнота – твой друг. Помнишь Сэма-в-пижаме из компьютерной игры? "Ночка спрячет нас и укроет от злых глаз".

– Ведь это понарошку, это игра…

– Знаю, милая, но в лесу сейчас безопаснее, поняла?

– Кажется, да.

– Детка, как думаешь, сахар у тебя сейчас в порядке?

– Угу…

– Ничего не бойся, мама скоро за тобой придет.

– Обещаешь?

– Конечно! А сейчас оглядись и беги в лес. Телефон возьми с собой и оставайся на связи. На красную кнопку не нажимай. Ладно?

– Угу.

Прикрыв трубку рукой, Карен прицелилась Хики в голову.

– Вставай, ублюдок!

В темно-карих глазах ненависть или недоумение?

– Я сказала – вставай!

Опираясь на ладони, похититель медленно поднялся и, чтобы не упасть, прислонился к двери в ванную.

– Что ты творишь, черт побери?!

– У меня изменились планы, – холодно улыбнулась Карен.

9

Доктор Джеймс Макдилл с супругой сидели напротив специального агента Билла Чалмерза – рыжеватого мужчины чуть за тридцать, с мягким доброжелательным лицом. Приближалась полночь, а галстук агента Чалмерза был повязан безупречно аккуратным узлом. Через несколько минут после памятного разговора с Маргарет Макдилл связался с дежурным Джексонского отделения ФБР, и по результатам телефонного разговора была назначена встреча.

Вообще-то доктор собирался в ФБР один, но Маргарет не желала оставаться дома. Чалмерз встретил их в фойе и провел на этаж, где располагалась штаб-квартира Федерального бюро. В общем зале было темно и пусто: совсем как казарма, озаренная голубоватым светом компьютерных экранов. Специальный агент проводил посетителей в кабинет босса. "Фрэнк Цвик" – было написано на именной табличке.

Джексонское отделение ФБР имело подмоченную репутацию и славилось предвзятым отношением к национальным меньшинствам. Сам Джон Эдгар Гувер основал его летом 1967 года, когда гражданские права нарушались сплошь и рядом.

– Я понял далеко не все из того, что вы рассказали по телефону, – заявил Чалмерз, устраиваясь за столом Цвика. – Не возражаете, если я задам вам несколько вопросов?

– Давайте! – отозвался Макдилл.

– Речь пойдет о похищении с целью выкупа и мошенничестве с использованием электронных средств коммуникации?

– Насчет первого – точно «да», насчет второго – наверное, тоже.

– И это случилось год назад?

– Да, плюс-минус несколько дней, во время ежегодной медицинской конференции, которая сейчас проходит в Билокси.

Поджав губы, Чалмерз смотрел в окно на старое, озаренное холодным неоном здание холдинговой группы "Стэндард лайф". После секундного колебания он заглянул известному кардиохирургу в лицо.

– Доктор, извините, что спрашиваю, но почему вы не заявляли о похищении целый год?

По дороге из дома Макдилл несколько раз репетировал свой ответ.

– Они пригрозили вернуться и убить нашего сына. В качестве выкупа мы заплатили сто семьдесят пять тысяч долларов. Для меня это не такие большие деньги, особенно когда речь идет о жизни Питера.

– Но вы же сами сказали: похитители дали понять, что это случится снова?

– Верно.

– Так вы, наверное, с первого дня боялись, что подобная трагедия произойдет с другой семьей и другим ребенком?

Кардиохирург опустил голову.

– Так оно и было. Неприглядная правда в том, что я слабее, чем хочу себе казаться. Мог повернуть время вспять…

– Меня изнасиловали, – тихо сказала Маргарет.

Макдилл рот раскрыл от удивления, а агент Чалмерз откинулся на спинку кресла, будто для него ситуация наоборот прояснялась.

– Понятно, – протянул он. – Не могли бы вы остановиться на этом поподробнее?

Доктор обнял жену за плечи:

– Маргарет, ты не обязана…

Она отмахнулась, а потом сжала подлокотники кресла так, что пальцы побелели, всем своим видом показывая: она решила сказать правду, чего бы это ни стоило. Стараясь не встречаться глазами ни с мужем, ни с агентом, она заговорила:

– Это я не позволяла Джеймсу заявлять в полицию. Видите ли… Я осталась наедине с человеком, который руководил всей операцией, а ребенка держали в другом месте. От меня зависели судьбы сына и мужа. Тот мужчина… постоянно созванивался со своими сообщниками. Одно его слово – и Питера или Джеймса убили бы. Мне очень доходчиво это объяснили и угрозами склонили к сексу.

Макдилл попытался утешить жену, но она отшатнулась и стала рассказывать дальше:

– К очень грязному, болезненному сексу… Я все боялась, что об этом каким-то образом узнают мои знакомые. Сейчас понимаю свою ошибку, хотя… – Она рвалась вперед, будто решивший дойти до финишной черты марафонец. – Изнасилование… плюс угроза вернуться и убить Питера… Разве можно рисковать жизнью сына? Но с тех пор, как случилось… это, ни о чем другом я и думать не могу. День и ночь терзаюсь, с мужем не сплю…

Кардиохирург взял тонкую полупрозрачную руку жены и крепко пожал. На этот раз она не отстранилась.

Агент Чалмерз постучал по столу ручкой. С каждой минутой история казалась ему все более правдоподобной.

– На самом деле нам было бы проще обо всем забыть, – признался Макдилл. – Притвориться, будто ничего не произошло… Но ведь произошло, еще как произошло!

– И вы думаете, сейчас происходит снова?

– Угу.

– Могу я спросить почему?

Макдилл набрал в легкие побольше воздуха и собрался с мыслями.

– Признаюсь: серьезных доказательств у меня нет. Но женщина, что сторожила меня в отеле, сказала: это далеко не первая операция, и я склонен верить. По ее словам, в полицию никто не обращался… Немного разобравшись в тактике идейного вдохновителя этой банды, второму утверждению я тоже верю. Мы же целый год молчали. Тот, кто придумал этот чертов план – Джо или как его там, – настоящий психопат. Ради денег он похищает детей, а в качестве дополнительного бонуса насилует женщин. Уже несколько раз все проходило без сучка без задоринки, так зачем останавливаться?

Бросив ручку, Чалмерз принялся разглядывать свои ладони. Макдиллу показалось, он не может решить: стоит ли привлекать все силы ФБР сейчас же, посреди ночи, или ограничиться более консервативными действиями.

– Миссис Макдилл, вы провели с тем мужчиной довольно много времени. Как вам кажется, он назвал свое настоящее имя?

Маргарет начала плакать. Макдилл и Чалмерз терпеливо ждали.

– Думаю, Джо – его настоящее имя. Представляясь мне, он испытывал какую-то извращенную гордость. Полную безнаказанность. Мол, может делать что хочет, – все равно в полицию не сообщим… По крайней мере я так считаю.

– А он случайно не обмолвился, откуда родом? Из какого штата, например?

– Нет.

– Джо не говорил, других детей они тоже в Миссисипи похищали?

– Не говорил, но думаю, что да.

– А как по-вашему, откуда он?

– С Юга, – без колебаний ответила Маргарет, – точно с Юга. Насчет Миссисипи не уверена: выговор у него… довольно жесткий. Будто родился на Юге, а потом долго жил в другом месте. Или наоборот: родился в другой части страны, а потом на Юг переехал. Я хоть понятно объясняю?

– Вполне, – кивнул Чалмерз. – А вы, доктор? Женщина, что была с вами, о себе не рассказывала? Может, о семье что-нибудь?

– Толком ничего. Казалось, происходящее ее пугает, и все-таки она твердо решила идти до конца. Похоже, они с Джо женаты. Не то чтобы женщина сама об этом доложила, я определил скорее по тону, каким она о нем рассказывала.

– Сколько ей лет?

– Двадцать – двадцать пять.

– Правда?

– Довольно привлекательная особа. – Доктор виновато взглянул на жену. – На похитительницу совершенно не похожа. Скорее молодая жена преуспевающего доктора или даже модель. Фигура – хоть сейчас на подиум.

Агент Чалмерз повернулся к миссис Макдилл:

30
{"b":"932","o":1}