ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– ГКТ, – поправила Карен. – Госпитальный компрессионный трикотаж. Когда пациент находится под анестезией, его применяют для стимуляции кровоснабжения ног.

– Наверное, – кивнул Хики. – Так или иначе, чертовы колготки не надели, и у мамы образовался тромб. Как бишь его, название на «пинбол» похоже…

– Эмбол…

– Да, точно.

– Уилл давал ей анестезию?

– Он самый, черт подери! Мама прямо на столе умерла, а они сказали: ничего нельзя было сделать. Но я вернулся и потолковал с хирургом. Он мне и объяснил: гребаный газовщик должен был проследить, чтобы на пациента надели чулки.

– Неправда! – вскричала Карен. – Анестезиолог за это не отвечает!

– Неужели?! Что еще скажешь?

– Это обязанность операционной медсестры, и то при условии, что хирург даст соответствующие указания. Сам доктор должен был проверить, надели чулки или нет.

– Тот мясник сказал: чулки хранятся в специальном ящике под столом, и за них отвечает газовщик.

– Да ты его, наверное, до смерти напугал, вот он и старался вину на другого переложить…

– Еще бы не испугался! – приподнявшись на локте, зло ухмыльнулся Хики. – Не беспокойся, говнюк тоже заплатил. Сполна…

– Ты подал на него в суд за преступную халатность?

– В суд? – гоготал Джо. – Нет, говорю же: он сполна расплатился.

– О чем это ты?

– А по-твоему, о чем я?

– Ты его убил?

– Р-раз и готово! – щелкнул пальцами Хики. – Представляешь, сколько людей я спас, замочив того мясника?

Стараясь не показывать страх, Карен попыталась вспомнить, не рассказывал ли Уилл о происшествии, похожем на то, что описал похититель. В голову ничего не приходило. Неудивительно… Горечь и обида за несостоявшуюся карьеру мешали слушать, когда супруг рассказывал о работе.

– Когда именно это случилось? Когда умерла твоя мама? Мой муж…

– Она не умерла, ясно тебе? – Хики трясся от негодования. – Ее убили! Доктора, которым плевать на чужую жизнь! Когда ей стало плохо, твоего Уилла даже в операционной не было. Он только в самом начале зашел и под занавес, когда все закончилось, остальное время там какая-то практикантка торчала.

"Медсестра-анестезиолог", – догадалась Карен, чувствуя, как сжимается сердце. В обычных плановых операциях медсестер-анестезиологов используют все чаще – это снижает стоимость и разгружает доктора, позволяя сосредоточиться на более сложных случаях. Карен нововведение не слишком нравилось: разве для медика одна операция может быть важнее другой?

– Думаю, наш доктор с биржевым маклером беседовал, – язвительно предположил Хики, снова опускаясь на подушки, – по гребаному мобильнику трещал, когда мама хрипела… В общем, он ее убил. Именно поэтому, детка, и состоялось наше свидание. Пора платить по счетам!

Убедить бы его, что Уилл не виноват… Наверняка бесполезно, Джо уже все решил! Карен тряхнула головой, пытаясь отрешиться от тревожных мыслей. Теперь шансы Эбби представлялись иными. До последней минуты похищение казалось ударом судьбы, ужасным, но нанесенным вслепую, вроде автобуса, который сбивает ни в чем не повинного пешехода. На самом деле все было гораздо хуже. Потому что преступление – с самого начала, когда оно зародилось в воспаленном мозгу Хики, и до скрытого во мраке завершения – пропитано злобой, вдохновлено ненавистью и нацелено на месть.

– Как долго все это планировалось? – тихо спросила Карен. – Ну ты же говорил, что и с другими докторами такое проделывал. Они все твою маму лечили?

– Не-е, я их по особым признакам выбирал. Ну ты знаешь – дорогие игрушки, постоянные встречи-собрания. Все так странно сложилось… Твой муж фигурировал в списке еще до того, как убил маму, но потом сразу стал кандидатом номер один.

Карен плотнее прижала к себе колени, однако Хики уже переключил свое внимание на фильм. Похоже, его как магнитом притягивают ненависть и безумие, что колючими волнами излучает герой Хамфри Богарта, и тупая звериная злость, жертвой которой стала семья Фредерика Марча. Причем по нелепой случайности: при нормальном стечении обстоятельств персонаж Боуги не должен был и близко подходить к этим людям.

Неожиданно вспомнилось, как Джо рассказывал о смерти отца. Надо же, приказал двоюродному брату убить человека, который произвел его на свет! И Хьюи послушался! Совершивший такое способен на что угодно.

– Тебе ведь только деньги нужны? – спросила Карен, пристально наблюдая за освещенным голубоватым светом лицом.

Хики тут же отвернулся от экрана:

– Что?

– Спрашиваю, тебе ведь только деньги нужны, верно?

– Конечно, – улыбнулся он, но в темных глазах не было ни тепла, ни света. – Что же еще?

Ни один мускул не дрогнул на лице Карен. Эбби не пережить похищение. Пока жена Джо не получит деньги, ее не тронут, а потом р-раз – и она превратится в маленький трупик, который когда-нибудь найдут в грязной канаве. Другие жертвы выжили, но на этот раз все по-другому. На этот раз дело не только в деньгах.

"Джо хочет наказать Уилла, именно поэтому и пытался меня изнасиловать. Потом бы убил, а во время вскрытия патологоанатом обнаружил бы семя Хики…"

Трудно поверить, что простая цепочка мыслей способна вывести человека из строя, но Карен чувствовала, как отказывают мозг и жизнеобеспечивающие органы, будто похититель ударил по виску молотком. Так нельзя, нужно жить, бояться за собственную жизнь некогда. Хики решил убить Эбби – вот что сейчас важнее всего, вот что с этой самой минуты должно управлять ее мыслями и действиями! Нужно срочно предупредить Уилла. Он должен знать: заплатив выкуп, дочку они обратно не получат. Как известить мужа, Карен еще не решила, зато твердо поняла другое: если к рассвету они не приблизятся к освобождению Эбби, ей придется убить Хики. Не будет приказа – тот великан в лесу может просто-напросто дрогнуть, не выдержав жестокости задания…

Но для начала нужно выбраться из спальни.

Одной.

* * *

Уилл лежал на диванчике в гостиной люкса, накрыв лицо горячим полотенцем. Он устал смотреть на бюстгальтер Шерил, устал слушать примитивный анализ своей семейной жизни и сложившейся ситуации. Пытаясь сжечь бешеную энергию, порожденную неспособностью помочь Эбби, он прошагал по толстому ковру добрых три километра. Ходьба и недавняя схватка с Шерил усилили боль в суставах настолько, что пришлось принять сильное, припасенное для критических ситуаций болеутоляющее. Лекарство и горячее полотенце притупили боль, зато голова пульсировала, словно перегруженная электроцепь. Из спальни, где, растянувшись на кровати, пила свой приторный коктейль Шерил, доносилась безостановочная трескотня "Телешопа".

Мысли текли как-то странно, напоминая быструю смену кадров, когда Уилл щелкал пультом дистанционного управления, переключая каналы – музыка, новости, кино… Он представлял, как войдет в спальню, отнимет пистолет, приставит к виску красотки и заставит сказать, где Эбби. Прямо Клинт Иствуд! Но Шерил уже разъяснила, что к чему, причем более чем доходчиво: это не кино; пока девочка в лапах Джо, доктор может ей все кости переломать – и ничего не добьется. Ровно через тридцать минут, после очередного созвона, Эбби заплатит за любую его вспышку если не жизнью, то страданиями.

Уилл попытался взглянуть на проблему со стороны, как на логическую шахматную задачу. Этакий этюд с шестью фигурами. Ставки столь высоки, что он не может решиться на следующий ход, более того, не представляет, как ходить. Шерил якобы понятия не имеет, где держат Эбби – Дженнингс не особенно ей верил, – но даже если бы знала и он каким-то образом заставил рассказать, по ее же собственным словам, за тридцать минут полиция туда не доберется. Совершенно правильно – с точки зрения Хики, конечно, – и согласуется с версией Карен. Итак, для спасения Эбби необходимо, чтобы Шерил не только призналась, где держат девочку, но и врала Хики, пока полиция или ФБР спешит на помощь.

Как же склонить ее на свою сторону? Запугать? Вряд ли получится… Физическая боль, которую он способен причинить, меркнет по сравнению с тем, что, по мнению девушки, может сделать Джои. Подкупить? Это, конечно, вариант, но тут нужно действовать предельно осторожно. Другие отцы наверняка пробовали – и потерпели неудачу. Почему? Почему Шерил хранит верность Хики – человеку, который, как она призналась, распускает руки? Какая сумма разрушит эту безумную верность? Миллион? Миллион наличными собрать реально, хотя потребуется несколько дней. Однозначно не подходит! Деньги на взятку должны попасть к нему раньше, чем будет выплачен выкуп, или одновременно. Завтра утром Карен сделает перевод в один из банков побережья. Отделения «Магнолии-федерал» – крупнейшего банка Миссисипи, в Билокси и Галфпорте на каждом шагу. По всей вероятности, одно из них и выберет Хики: ему ведь нужно без лишнего шума получить крупную сумму. Большая часть сбережений Уилла вложена в акции, хотя есть и депозитные сертификаты «Магнолии-федерал», тысяч на сто пятьдесят. Хватит ли ста пятидесяти тысяч плюс двести тысяч выкупа, чтобы настроить Шерил против мужа? Вряд ли… Других отцов небось тоже недостаток ликвидности подвел!

39
{"b":"932","o":1}