ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вот как будем действовать. Пункт первый: выкуп. С завтрашнего утра все банки в радиусе пятидесяти километров от Билокси станут сообщать мне о поступлении переводов на сумму более двадцати пяти тысяч долларов. Пункт второй: тактический потенциал. К сожалению, нет времени ждать, когда из Квонтико прибудет отряд по борьбе с террористами, поэтому придется использовать наш спецназ. Присутствующим здесь членам команды скажу: такая операция вам вполне по силам. Если понадобится, в Билокси доставят группу захвата из Нового Орлеана. В отделении есть все необходимое для ведения слежки, к семи утра под мое командование поступят двадцать агентов и еще двадцать отправятся на побережье. Пункт третий: поддержка с воздуха. И здесь, и в Билокси в нашем распоряжении будут вертолеты для воздушного наблюдения, преследования и штурма. – Сложив пальцы домиком, Цвик по очереди оглядел каждого из подчиненных. – Вопросы есть?

Все молчали или, возможно, боялись открыто выразить несогласие со старшим агентом. У Макдилла было несколько вопросов, и он как раз собирался их задать, когда послышался голос агента Чалмерза:

– Сэр, а мы не спешим?

– Что вы имеете в виду? – переспросил Цвик, явно недовольный вопросом.

– Доктор Макдилл опознал Шерил Линн Тилли в фотоархиве полицейского управления. Но ведь это не обязательно означает, что совершенное в прошлом году преступление повторяется в настоящий момент, верно?

Цвик самодовольно улыбнулся. Очевидно, он знал нечто, неведомое всем остальным, и с огромным трудом сдерживался.

– Джентльмены, десять минут назад наш агент показал ксерокопию фото Шерил Линн Тилли консьержу отеля "Бо риваж", и тот с уверенностью заявил, что вчера вечером видел Тилли в отеле.

Собравшиеся рты раскрыли от удивления.

– Процитирую сэра Артура Конана Дойла, который устами бессмертного Шерлока Холмса сказал: "Игра началась!"

В этот момент Макдиллу стало страшно: беда, грядет настоящая беда. Дело даже не в цитате, а в том, как Цвик ее озвучил, и в самой ситуации. В центре всей этой бешеной активности похищенный ребенок. Ребенок, который может в любую минуту погибнуть… Неужели похоже на игру?

– Сейчас наш агент с консьержем просматривают записи скрытых камер отеля, – продолжал Цвик. – Если Тилли попала в объектив, они тут же оцифруют изображение и пришлют сюда, чтобы взглянул доктор Макдилл. А пока придется предположить, что он прав: это похищение с целью выкупа. Преступная группа совершила уже пять идентичных преступлений, и вполне вероятно, все они происходили на подведомственной нам территории. – Старший агент прижал ладони к столу. – Джентльмены, завтра к полудню эти мерзавцы будут за решеткой!

Макдилл поднял руку.

– Да?

– Сэр, у меня сложилось впечатление… – тщательно подбирал слова доктор, – я не уверен, что центральному фактору уделяется должное внимание.

– О чем вы?

– О похищенном ребенке, заложнике, как вы его называете. Где-то совсем недалеко отсюда – если все происходит, как в прошлом году – умственно отсталый человек удерживает в плену малыша. Каждые полчаса с ним созванивается главарь, и если звонок не поступил, пленника следует уничтожить. Извините, но я не понимаю, как ваша тактика применима к данной ситуации. Любое действие может привлечь внимание главаря и тут же привести к гибели заложника.

– Доктор, вы предлагаете нам сидеть сложа руки? – снисходительно улыбнулся Цвик.

– Нет, просто говорю от имени тех, кто не имеет шанса высказаться. В эту самую минуту очень похожий на меня отец в номере "Бо риваж" умирает от страха за свое дитя. Страшно хочет поднять трубку и позвонить вам, но понимает, что нельзя. И не позвонит, причем совершенно обоснованно. Надеюсь, представив себя на его месте, вы поймете, с какой осторожностью нужно действовать.

Старшему агенту явно расхотелось улыбаться.

– Доктор, я полностью осознаю сложность предстоящей операции, а вот насчет вас не уверен. Сообщили бы вы с супругой год назад о похищении, несчастный отец не умирал бы сейчас от страха, а тот, кто все это придумал, давно бы гнил за решеткой.

Очевидно, Цвик ожидал, что его ответ будет встречен бурной овацией, однако Макдилл просто вздохнул.

– Возможно, вы правы, – признал он. – Но мой сын жив, и я нисколько не раскаиваюсь в своем решении. Надеюсь, через двадцать четыре часа вы сможете сказать то же самое.

Лицо старшего агента побагровело.

– Доктор, я иду пить кофе. Хотите со мной? – очень вовремя позвал Чалмерз.

Макдилл помог жене подняться и, покидая кабинет, бесстрашно взглянул на Цвика. Сколько раз во Вьетнаме он отводил глаза и уходил с собраний, так и не решившись высказаться! Сегодня по крайней мере его не будет мучить чувство полной никчемности.

Дверь не успела закрыться, как агенты, перебивая друг друга, принялись обсуждать детали предстоящей операции. Макдилл сжал руку Маргарет, но в тот момент его мысли были не о ней, а о томящемся в "Бо риваж" отце. Доктор никогда его не видел, однако понимал лучше, чем родного брата.

* * *

К шести утра Уилл Дженнингс был на грани нервного срыва. От бессчетных порций горячего чая и колы руки тряслись, как у наркомана во время ломки, а перенапряженный мозг работал с бешеной скоростью. Все попытки найти Эбби, отследив сотовый Хьюи, не дали результата. Пятичасовой звонок не сообщил Харли Феррису ничего нового, потому что инженер был слишком далеко от Хезлхерста. К половине шестого Уилл был полон надежд, но созвон просто не состоялся.

Без двадцати шесть терпение иссякло. Все ясно: Карен спровоцировала Хики, и он ее убил! С тяжелым сердцем Дженнингс набрал домашний номер. Каково было его удивление, когда в трубке раздался голос Карен!

Услышав мужа, она тут же начала всхлипывать. Уилл подумал, что-то случилось с Эбби, но Карен сказала, что просто устала, а Хики пропустил последний созвон, потому что, опьянев, заснул на их кровати.

– В пять я его разбудила, и он сказал Хьюи, что не позвонит еще как минимум час, потому что хочет выспаться.

"А Шерил об этом не сообщили!"

– Ты придумал, как спасти Эбби?

– Нашел Ферриса, мы пытаемся отследить сотовый Хьюи. Но пока Хики не звонит, ничего не получается.

– Может, разбудить его и сказать: мне нужно поговорить с Эбби?

– Думаешь, разрешит?

– Вряд ли, но выбора нет.

– Нам сейчас помогает Шерил, ну, в определенной степени… Скажи, почему ты думаешь, что Хики собирается убить Эбби?

– Он считает, что по твоей вине умерла его мать.

– Шерил то же самое сказала! Так… слушай, думаю, пора будить Джо.

Повисла странная тишина.

– Уилл, он пытался меня изнасиловать… – наконец призналась Карен.

Лоб Дженнингса покрылся испариной, а притихшая после очередного приступа мигрень тупым ножом пронзила затылок.

– Как это случилось?

– Сейчас уже не важно. Пришлось пырнуть его скальпелем, чтобы остановить, по крайней мере на время… Но… До того как поедем в банк, может случиться всякое. Уилл, если придется выбирать между спасением Эбби и этим, я смирюсь. А ты сможешь?

Дженнингс молчал, задыхаясь от черной ненависти. Увидит гада – убьет на месте! Только разве жене это поможет?

– Карен… Понимаю, в последнее время мы не очень ладили. Наверное, это как-то связано с тем, что тебе пришлось оставить медицинскую школу.

– О Боже! – истерически взвизгнула она. – Сейчас это кажется такой мелочью! Я сейчас думаю лишь о том, как вернуть нашу девочку.

– Мы ее вернем, клянусь! И я смирюсь со всем, что тебе придется сделать. Как бы ты ни поступила, моя любовь останется прежней. Навсегда! Пожалуйста, прости за то, что позволил всему этому случиться…

Карен душили рыдания, и ответ получился невнятным, Уилл разобрал лишь что-то похожее на "ты не виноват".

– До шести пусть спит, – сказал он, думая только о том, чтобы жена и минуты лишней не провела рядом с Хики. – Потом буди и заставь позвонить Хьюи. Закати истерику: мол, не поговорив с дочкой, в банк не поедешь.

48
{"b":"932","o":1}