ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карен сунула «Вестник» в середину стопки старых журналов и открыла новенький холодильник.

Вся техника на кухне от «Викинга», головное предприятие этой фирмы – производителя высококачественных бытовых приборов находится в Гринвуде, штат Миссисипи. А поскольку Уилл делал перидуральную анестезию беременным женам членов совета директоров, кухня Дженнингсов была ничуть не хуже той, что красовалась на проспекте, пришедшем с сегодняшней почтой; причем досталось все чуть ли не бесплатно. Карен выросла под аккомпанемент утробно урчащего холодильника от «Сирс», а белье они с мамой сушили на веревке. Так что она умела ценить роскошь, но понимала: в жизни есть кое-что поважнее суперсовременных пылесосов и цветочных выставок. Карен достала из холодильника кувшин с чаем и стала резать лимон.

* * *

Чем дальше по темному коридору, тем медленнее шла Эбби. Вот ее комната – девочка заглянула в приоткрытую дверь. Игрушки сидели у передней спинки кровати под бледно-розовым балдахином, где она и оставила их сегодня утром. Барби, кролики, плюшевые медвежата – все одной семьей, как нравилось хозяйке.

Еще пять шагов – и она возле туалета. Чтобы включить свет, пришлось встать на цыпочки. Подняв подол платья, девочка села на стульчак, радуясь, что писает немного, значит, сахар в норме. Затем привела себя в порядок и, вскарабкавшись на табуретку, тщательно вымыла и высушила руки. Все, можно бежать на кухню, только свет лучше не выключать – вдруг придется вернуться?

Проходя мимо своей комнаты, Эбби почувствовала странный запах. Хотя куклы улыбались, что-то было не так… Девочка решила проверить, но тут с кухни позвала мама: чай готов.

Эбби повернулась, чтобы выйти в коридор, когда перед глазами мелькнуло серое пятно. Малышка замолотила руками, будто разрывая паутину, однако серое оказалось полотенцем в руке, в чужой руке, а запах, который она почувствовала ранее, с каждым вдохом наполнял легкие.

Страх судорожно сжал горло, не давая кричать. Эбби попыталась вырваться, но вторая рука схватила за пояс и подняла в воздух, так что пинать оставалось пустоту широкого коридора. Холодное полотенце накрыло лицо. На секунду девочка решила, что папа пораньше пришел с работы и устроил сюрприз. Нет, вряд ли… Папа в самолете, и он никогда не стал бы ее пугать, ни в шутку, ни тем более всерьез. Эбби испугалась. Сильно, совсем как в тот раз, когда начался кетоацидоз: мысли перепуганными птичками вылетали из ушей, с непослушного языка срывались слова, которые никто никогда раньше не слышал. Девочка пыталась бороться с монстром, который держал ее будто пластиковую Барби, но чем больше сопротивлялась, тем слабее становилась. Внезапно стало темно, даже не закрытый полотенцем глаз ничего не видел. Все оставшиеся силы девочка решила вложить в одно-единственное слово, которое могло помочь в такой ситуации. "Мама!" – торжествующе произнесла она, но слабый шепот тут же утонул во влажном полотенце.

* * *

Хьюи Коттон стоял возле дома Дженнингсов и нервно тер ладони о грубую ткань спецовки, каждую секунду заглядывая в комнату Эбби. Эбби… В отличие от многих других это имя он мог запомнить без труда. Когда-то давно его мама читала вслух письма, адресованные женщине по имени Эбби. "Дорогая Эбби!" – нараспев читала она хриплым прокуренным голосом, восседая за кухонным столом в неизменном халате и с пластиковыми бигуди в волосах. Те, кто писал этой Эбби, настоящих имен никогда не оставляли. Мама говорила, они стесняются. Вместо подписи какое-нибудь непонятное слово, часто с названием города, например, "Жеребец из Омахи" – почему-то это одно врезалось Хьюи в память.

Послышался шорох легких шагов, и, подняв голову, Хьюи увидел своего двоюродного брата, пробирающегося по розовой спаленке с маленькой Эбби на руках. Девочка вырывалась, тонкие ножки пытались разорвать скотч. Джои вышел с ней на середину комнаты, чтобы, лягаясь, малышка не задела мебель или высокие столбики кровати. С каждой секундой пинки слабели и наконец превратились в судорожные вздрагивания, как у гончей, которой снится охота.

Эбби напоминала одну из кукол, которые во множестве лежали и сидели под балдахином, только размером побольше. Хики подошел к окну и передал девочку брату. Хьюи взял ее бережно, словно раненую птичку, и, вглядываясь в бледное личико, раскрыл рот от изумления.

– Ты гений, – криво усмехнулся Джо, – так что прими мои извинения, ладно? Девчонка будет в отключке часа два-три, так что времени полно.

– Только звони мне, ладно? – попросил Хьюи.

– Конечно, каждые полчаса. Пока не спрошу, ничего лишнего не болтай, только «алло» и все, понял? Доедешь до места – сразу выруби сотовый и подключай только для контрольных звонков. Если что, у нас есть план Б, надеюсь, ты его помнишь?

– Угу.

– Вот и славно, а теперь езжай.

Прижимая к груди спящую девочку, Хьюи пошел было к пикапу, а потом развернулся и зашагал обратно.

– Что такое? – удивился Хики.

– Можно ей взять куколку?

Прильнув к окну, Джо схватил сидящую на кровати Барби и передал двоюродному брату. Одним мизинцем Хьюи прижал ее к ноге бесчувственной малышки.

– И не заводи мотор, пока на дороге не окажешься.

– Угу, знаю.

С материнской заботой поглядывая на Эбби, Хьюи двинулся к кукольному домику, за которым был укрыт пикап. Светлые волосы и золотистое парчовое платье Барби трепетали, словно флаг на легком ветерке.

* * *

Стоя за разделочным столом, Карен, несмотря на всю обиду и возмущение, бездумно листала «Вестник». Рядом с журналом уже ждали два запотевших бокала с ледяным чаем, украшенных яркими кружками лимона, а по соседству – пластиковая ручка-ланцет. Совсем безобидная, пока иглу не вставишь.

– Эбби, детка, ты в порядке? – не отрывая глаз от страницы, позвала Карен.

Ответа не последовало.

Глотнув чаю, Карен продолжала читать. Все, еще минутка отдыха, и вперед, на подготовку цветочной выставки.

* * *

За кукольным домиком росли высокие, источающие смолистый аромат сосны. Открыв дверцу пикапа, Хьюи аккуратно положил неподвижное тело Эбби на пассажирское сиденье. Девочка казалась спокойной, безмятежной, ни дать ни взять спящий ангел. Коттон глаз не мог отвести. А как здорово стоять на сосновых иголках! Они мягкие и пружинят, словно толстый ковер. Эх, жаль, что он не босиком.

Неожиданно перед глазами возникло лицо двоюродного брата. Джои разозлится, если что будет не так. Протянув длинную руку в открытое окно, он поставил грузовик на нейтралку и начал толкать к кукольному дому, как обычные люди толкают мотоциклы. Вот пикап поравнялся с кукольным домом, Хьюи на секунду остановился, глубоко вздохнул и стал двигать машину дальше к подъездной аллее. Для стока воды двор располагался под небольшим уклоном, и с каждым шагом сила притяжения все больше помогала великану.

Колеса ударились о бетон, грузовик набрал скорость, и Хьюи попытался залезть в кабину. Поставил одну ногу на ступеньку и хотел протиснуться в открытую дверцу, но стертая подошва предательски соскользнула. Старый «шевроле» полетел вниз по холму, и Коттон, пытаясь удержать равновесие, помчался следом. Лишь благодаря недюжинной силе ему удалось держаться за пикап, несшийся вниз по Крукед-Майл-роуд.

Три четверти спуска позади, и Хьюи подтянулся к машине – в огромных ручищах столько мощи, без труда голову человеку оторвут. Буквально за секунду до того, как пикап выехал на дорогу, Коттон нажал на тормоза, и машина резко остановилась. Эбби швырнуло на приборный щиток, но она не проснулась. Хьюи подтянул ее на пассажирское сиденье, положил рыжеватую головку себе на бедро и осторожно прикрыл рот ладонью, чтобы убедиться, что она дышит.

Немного успокоившись, великан захлопнул дверцу, завел мотор и повел пикап по Крукед-Майл-роуд к шоссе номер 463, а оттуда к 55-й федеральной автостраде. Да, путь неблизкий.

6
{"b":"932","o":1}