ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Зато он узнает, что такое боль и страдания! – Револьвер опустился к ногам Уилла, за которыми пряталась Эбби. Да, укрытие не из надежных.

– Джои, пожалуйста! – Достав из портфеля «вальтер», Шерил прицелилась мужу в грудь. – Он не виноват! Поедем в Коста-Рику, тебя ранчо ждет!

Хики посмотрел на Уилла и невесело рассмеялся:

– Что, сумел ее против меня настроить? Ну… безмозглой была, безмозглой осталась.

И глазом не моргнув, он повернулся к Шерил и выстрелил. Блондинка отскочила к разделительной полосе, поливая шоссе дождем долларовых купюр. Уже через секунду Джо снова целился в Уилла, явно не зная, куда стрелять: в сердце или в ноги. Пока решал, над асфальтовым полотном послышался странный звук, напоминающий хлопанье огромных крыльев. Дженнингс первым узнал характерное «воп-воп-воп» лопастей несущего винта. Вскоре и Хики сообразил, что к чему, но, вместо того чтобы бежать, решительно шагнул к Уиллу.

– Зачем мне Коста-Рика? Терпеть не могу испанцев… Я не для этого все затеял! Ну, док, сколько веревочке ни виться, а кончику быть!

Эбби дернула отца за штанину:

– Папа, осторожно!

Джо прицелился. Уилл упал на дочку, прикрыв ее собой, а потом повернул голову: так же, как Шерил во время приземления, он заглянет смерти прямо в глаза…

Однако вместо дульного пламени доктор увидел толстую, похожую на окорок руку, которая схватила Хики за шею и оторвала от земли.

– Джои, нельзя обижать Эбби! – заявил великан. – Можешь обидеть Хьюи, а Эбби нельзя. Она моя Белль.

У Хики глаза на лоб вылезли. Он попытался развернуть руку с револьвером так, чтобы пристрелить двоюродного брата, но первый выстрел оказался неточным. Окровавленная рука поднимала его все выше и выше, мощным зажимом смыкаясь на горле. Джо отчаянно пинал воздух и бестолково палил в безоблачное небо. Каким-то чудом ему удалось выжать несколько слов, но они пришлись явно не к месту:

– Ты, чер-тов дебил…

Завороженный, Уилл смотрел, как Хьюи выжимает жизнь из своего брата. Бледное лицо безмятежно: ни дать ни взять горилла на отдыхе. Последняя пуля Джо порвала ему ухо, а потом щелк! – и барабан револьвера опустел. Сухо хрустнули шейные позвонки, и лицо Хики стало иссиня-черным. Ноги и руки превратились в безвольные тряпки, револьвер с грохотом полетел на асфальт. Через несколько секунд Хьюи бережно опустил брата в придорожную пыль, сел рядом и стал гладить по голове, а потом встряхнул, будто надеясь разбудить.

– Джои! Джои!

Шум лопастей все громче – вертолет шел на посадку. Уилл выпустил дочку и, отстегнув ремень, повязал над раной.

– Смотри! – прошептала Эбби. – Хьюи плачет.

Склонившись над братом, великан накрыл ладонью бледные губы, проверяя дыхание. Ничего не почувствовав, он захныкал, как перепуганный ребенок.

– Ну зачем ты хотел обидеть Белль? – всхлипывал он. – Говорила же ма: нельзя трогать маленьких девочек.

– Папа, мы должны ему помочь. – Эбби двинулась было к Хьюи, но доктор вовремя ее остановил.

– Нет, милая, не уходи. Нам нужно найти маму!

– Я здесь… – послышался слабый голос.

Уилл обернулся. На разделительной полосе стояла Карен с пистолетом в руке. Это же «вальтер»! Женщина целилась в его владелицу, которая ползала по траве, собирая в портфель выпавшие купюры. Обе словно в ступоре, в действиях ни логики, ни смысла.

Эбби побежала к матери, но Уилл схватил ее за руку. Карен не в себе, иначе сразу же бросилась бы к дочке.

– Карен, отдай мне оружие.

Та будто не слышала, по-прежнему целясь в голову Шерил, которая была в полуметре от дула. А блондинке, похоже, все равно: как ни в чем не бывало запихивает деньги в портфель. На плече кровь, хотя, похоже, ранение неопасное.

Сильно хромая, Уилл подошел к жене:

– Пожалуйста, отдай мне оружие!

– Она тоже в этом участвовала! – неожиданно закричала Карен.

– Все кончено, – осторожно протянул руку Дженнингс. – Хики мертв, а Шерил никуда не денется.

Карен отдернула «вальтер», и доктор увидел у нее на животе огромный кровоподтек.

– Что случилось?

– Он в меня стрелял… – проговорила Карен, по-прежнему целясь в блондинку.

– Бросай оружие! – закричал какой-то мужчина. – Полиция штата! Всем лечь на землю! Живо!

Обернувшись, Уилл увидел двух патрульных. Вооруженные револьверами, они держали Карен на мушке.

– Не стреляйте! – заорал он. – Она в шоке!

– Бросай оружие! – снова закричали копы.

Карен обернулась, но револьвер не опустила, и Дженнингс понял: еще секунда, и ее уложат. Словно живой щит, он встал между женой и патрульными, и в ту самую секунду мощный порыв ветра закружил золу и гравий в бешеном вальсе.

Вертолет «Белл-407» с желтой надписью «ФБР» поравнялся с местом аварии и сел неподалеку от догорающего «барона». Из кабины тут же выбрались двое в темных строгих костюмах и со всех ног побежали к патрульным, на ходу доставая удостоверения. Буквально пары фраз хватило, чтобы один из копов опустил револьвер, а вот его коллегу, похоже, авторитет ФБР нисколько не смущал. Невысокий агент заслонил Карен от строптивого патрульного и обратился к Уиллу:

– Вы доктор Дженнингс?

– Да.

– Доктор, я Фрэнк Цвик. Очень рад видеть вас невредимым.

– Я тоже рад встрече, черт побери! Нужна помощь: мою жену ранили, она в шоке.

– Сможете заставить ее положить оружие?

Повернувшись к жене, Уилл поднял руки:

– Милая, отдай револьвер! Эти люди хотят нам помочь. Не надо…

Карен зашаталась, а потом рухнула на асфальт лицом вниз.

Уилл бросился к ней и упал на колени. На лучевой артерии пульс совсем слабый. С бесконечной осторожностью он перевернул жену на спину и расстегнул окровавленную блузку. Пуля застряла в верхней части брюшной полости, предположительно в селезенке. Он прижался ухом к ее губам и смотрел, как поднимается грудная клетка. Похоже, с легкими все в порядке, но живот уже раздулся от внутреннего кровотечения.

– Что с мамой? – рыдала Эбби. – Папочка, что случилось?

– Все в порядке! – заверил Уилл, понимая: Карен может погибнуть, если в ближайшее время не окажется в операционной.

– "Скорая" в восьми километрах отсюда, – объявил Цвик. – Они поднимаются по склону и, по моим подсчетам, подъедут минут через пятнадцать – двадцать.

– Возьмите ее на вертолет! – попросил Дженнингс. – Десять минут, и будете на крыше университетской клиники…

– Доктор, у нас ведь не воздушная неотложка, а самый обычный вертолет.

– Это лучше, чем ждать… Помоги, Фрэнк!

Старший агент кивнул и пошел договариваться с пилотом.

– Эбби! – распахнув глаза, позвала Карен.

– Мы здесь, – отозвался Уилл.

– Где Эбби? – она попыталась встать. – Где моя девочка?

– Я здесь, мама!

Схватив дочкину ладошку, Карен подняла голову и оглянулась по сторонам, словно охраняющая свой выводок львица.

– Где Хики?

– Мертв, – уже во второй раз сказал Уилл. – Детка, мы в безопасности.

Потребовалось несколько секунд, чтобы это осознать, и, вздохнув с облегчением, Карен закрыла глаза. Измерив пульс на лучевой, бедренной и сонной артерии, Уилл подсчитал ее давление и проверил перфузию ногтевых лож. Она впадает в кому… В больницу, скорее в больницу!

– Мам, папа тебя вылечит!

Бескровные губы растянулись в улыбке:

– Знаю, милая!

– Тебе очень больно?

– Когда ты держишь меня за руку, любая боль отступает!

Эбби засмеялась сквозь слезы.

– Все готово! – объявил подошедший Цвик. – Сможете ее перенести?

– Меня немного штормит, – признался Уилл.

– Папу ранили в ногу! – гордо проговорила девочка. – Он меня спасал!

– Чьи это деньги? – закричал с разделительной полосы патрульный, держа в руках почерневший от огня портфель. Его коллега надевал на Шерил наручники.

– Мои, – отозвался Дженнингс. – Девушку ранили в плечо, а еще она пострадала при пожаре. Как приедет «скорая», пусть сразу в больницу везут!

– Это мои деньги! – заорала блондинка. – Спросите у него!

70
{"b":"932","o":1}