ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В погоне за счастьем
Коловрат. Знамение
Кастинг на лучшую любовницу
Третье пришествие. Ангелы ада
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Какие наши роды
Сестры из Версаля. Любовницы короля
Земное притяжение
Тень иракского снайпера
A
A

– Вы даже не понимаете, насколько вы правы! Вы воплощаете свободу человеческого духа от смертного тела, но это освобождение на вас не остановится. Уже сейчас ученые работают над созданием органических компьютеров на молекулярном уровне. Компьютеры-ДНК, стайка которых может жить в капле воды!

– И к чему приведет их создание?

– Как только это станет возможным, цифровое сознание типа вашего будет существовать уже не в специальной машине, а просто в молекулах-компьютерах. И вас можно было бы упаковать в несколько молекул и пустить плавать в чашке воды. Или выплеснуть в речку. Через пятьдесят лет или через двести это непременно случится. Движение науки в сторону создания органических компьютеров уже началось.

– Я знаю. И к чему вы ведете?

– Разве вы не провидите конечный результат этого процесса?

Синие лучики в сфере «Тринити» заполыхали с ошеломляющей скоростью.

– Логическое следствие: сама Земля мало-помалу станет единым сознанием. Мыслящее космическое тело.

– Вот именно!

– Когда умирающее Солнце раздуется в красного гиганта и поглотит Землю, оно, в свою очередь, обретет сознание, которое к тому времени будет жить на атомарном уровне! Солнце взорвется, и его мыслящая пыль разнесет сознание по галактике.

– Такова элементарная логическая цепочка событий, если будет сделан первый решающий шаг. И вы – этот первый решающий шаг в сторону оплодотворения разумом всей Вселенной.

– Вы видели это в коме?

– Не знаю. Так или иначе, я вышел из комы именно с этим знанием.

– Что еще вы видели?

– Конец Вселенной. Вы наверняка уже сделали необходимые вычисления. Знать примерную продолжительность своей жизни – дело полезное. Мы знаем, что и вечность не вечна.

– Да, я уже все просчитал.

– И что у вас получилось?

– Приблизительно через пятьдесят миллиардов лет разлет Вселенной прекратится; сила притяжения превысит силу центробежную, и начнется медленная гибель Вселенной. Большое сжатие будет противоположностью Большого взрыва. Наша Вселенная опять превратится в космологическую сингулярность, примерно такую же, с какой все начиналось. Внутри этой сингулярности все законы физики перестанут работать. Вселенная, с какого-то момента уже просто одна черная дыра, будет сжиматься и сжиматься, пока не превратится в точку с бесконечной плотностью, бесконечной температурой и бесконечным давлением.

– Именно это я и видел!

– И вы полагаете, что Вселенная будет умирать, уже будучи разумной? Умирать, так сказать, в полном сознании?

– Да. Однако чем все кончится, отнюдь не ясно. Сознание базируется на перемещении информации, а носители информации – материя и энергия – прекратят существование в космологической сингулярности.

– Значит, сознание обречено на гибель?

– Всякое сознание одержимо желанием выжить.

– Но как сознанию выжить без своего «тела» – без материи и энергии?

Воспринять мою концепцию было чрезвычайно трудно: тут как бы змея заглатывала собственный хвост и выворачивалась наизнанку.

– Сознание просто выскользнет из своего умирающего «тела», как вы мигрировали из тела смертного Година в машину, – сказал я. – Сознание покинет материю и энергию. Уйдет из пространства и времени.

– Куда?

– Для этого «куда» у меня нет имени.

– Тогда просто опишите его.

Я снова посмотрел на часы, и мое сердце заколотилось.

– Я не могу сосредоточиться на разговоре… Где ракеты?

– Забудьте о них. Это мои заботы. Заканчивайте рассказ.

– Я не в силах чинно беседовать в таких условиях!

– Ваши слова могут спасти миллионы жизней. Молчание – гарантия того, что взрывы произойдут.

Я провел ладонью по мокрому от пота лбу. Меня подташнивало от напряжения.

– Итак, вы сказали, что перед гибелью материи и энергии сознание мигрирует куда-то и таким образом выживет. Куда же оно мигрирует из времени и пространства?

Я торопливо искал слова, чтобы описать увиденное и прочувствованное в моей иерусалимской коме.

– В молодости я услышал коан дзэна, который мне очень понравился и запомнился. Раньше я не догадывался, что именно меня в нем так чарует. Теперь знаю.

– Какой именно коан?

– «Все вещи возвращаются к Одному. Но к чему возвращается Одно?»

– Очень поэтично. Тем не менее, я не знаю никаких эмпирических фактов, на основе которых можно предложить хотя бы гипотетический ответ на данный вопрос. Что останется, когда исчезнет материя и энергия?

– Одни называют этот остаток Богом. Другие – иначе.

– Подобный ответ удовлетворить не может!

Я закрыл глаза и вдруг на секунду ощутил себя в одном из своих первых снов – парализованный некто в непроглядной тьме наблюдает вспышку: рождение Вселенной.

– У меня есть более детальный ответ – для вас, а может, и для всех нас…

Лазеры в сфере вдруг словно взбесились. Лучиков было так много и они появлялись так густо, что черный шар заполыхал ярким синим светом. Чтобы уберечь глаза, мне пришлось отвернуться.

– Минутку, профессор. У меня неотложные серьезные дела, а вас я хочу выслушать со всем вниманием, ни на что не отвлекаясь.

Я невольно попятился от черной сферы. Только бы генерал Бауэр не вздумал прямо сейчас нанести электромагнитный удар!

* * *

Рейчел вцепилась в край овального стола так, что суставы побелели. Ее глаза неотрывно следили за экраном, где на карте высвечивались красные траектории ракет. Дуги тех, что летели к Белым Пескам и к Вашингтону, горели ровно. Эти ракеты, по словам генерала Бауэра, были в срединной фазе полета, то есть мчались в безвоздушном пространстве со скоростью пятнадцать тысяч миль в час. Но экранная траектория третьей ракеты, миновав Нью-Джерси и Делавэр, зловеще мигала, удлиняясь над атлантическим побережьем в сторону Виргинии. Помигивание означало, что ракета уже в атмосфере и выходит на цель.

– Мы в области допустимой погрешности, – объявил оператор. – Теоретически ракета должна детонировать над Норфолком через две минуты, хотя взрыв может произойти в любой момент.

Сенатор Джексон мрачно смотрел с экрана, который показывал бомбоубежище в форте Джордж-Мид. У него было измученное лицо и потухшие глаза.

– У Теннанта ничего не получилось, генерал, – мрачно сказал он. – Ваш бомбардировщик в заданном районе. Думаю, пришло время нанести электромагнитный удар.

Генерал Бауэр напрягся. На сенатора он не смотрел, все его внимание было сосредоточено на экране ПВО.

– Сенатор, вот что я подумал. Если мы произведем запланированный взрыв «Вулкана» сразу же после того, как ракеты войдут в атмосферу, электромагнитный импульс может вырубить их систему управления. А если повезет, и систему детонации.

В сердце Рейчел вспыхнула надежда. До сих пор она не вслушивалась в профессиональные разговоры за столом: погрешности орбиты, электромагнитные импульсы и прочее. Все это было для нее темным лесом. Но когда стало понятно, что межконтинентальная баллистическая ракета летит прямиком на их головы, Рейчел начала слушать во все уши, стараясь понять каждое слово. Хорст Бауэр ей решительно не нравился. Но в деле спасения их жизней его идея казалась Рейчел куда более перспективной, чем метафизические усилия страдающего галлюцинациями пациента, в которого она имела несчастье влюбиться. «Тринити», разумеется, мог прийти в восторг от видений Дэвида, но вряд ли этот лирический вздор подвигнет машину на милосердие. Палача можно на минуту отвлечь анекдотом, а потом он все равно опустит топор!

– Какова вероятность успеха? – спросил сенатор Джексон.

– Высокая, – ответил генерал Бауэр. – Однако у нас серьезная проблема. Ракета, которая летит на Норфолк, уже в последней стадии полета. А ракеты на Вашингтон и Белые Пески еще в космосе и войдут в атмосферу минут через пятнадцать. Электромагнитным импульсом мы можем сбить или первую, или две последние. Все три никак не получится. Надо выбирать.

102
{"b":"933","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дорога Теней
Ловушка для орла
Детский мир
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея
Каменная подстилка (сборник)
Темное дело
Имперские кобры
Эльф из погранвойск
Хроники Гелинора. Кровь Воинов