A
A
1
2
3
...
105
106
107
...
116

– И сколько времени вам понадобится, чтобы вычленить сигнал?

– Не знаю. Прямой мониторинг каналов связи «Тринити» тут же обнаружит. Поэтому к кабелю подключиться нельзя, придется снимать информацию, не прикасаясь к нему. При дистанционном съеме неизбежно будут искажения. Человеческий голос таким методом разобрать легко, а вот сигнал для компьютеров – штука хитрая и неуловимая. Мы можем принять его за случайные помехи. Или случайные помехи за этот сигнал. Тут без интенсивного анализа не обойтись.

– Я задал простой вопрос: сколько времени вам нужно?

Аэнбэшник пожал плечами:

– Дело удачи. Можно справиться за десять минут. А можно провозиться десять дней.

– Тупиковый вариант. Пока вы будете возиться, и мы, и вашингтонцы простимся с жизнью.

В небе раздался шум вертолета.

Маккаскелл запрокинул голову.

– Вертолет за нами, чтобы эвакуировать? – спросил Маккаскелл.

– Нет. Только за вами, – ответил генерал.

У Маккаскелла удивленно взлетели брови.

– Почему?

– С электромагнитным ударом мы потерпели неудачу, – «Тринити» нас подслушал. Хотя план сам по себе был хороший.

– У вас еще один бомбардировщик в воздухе?

– Он нам не нужен. У нас более чем достаточно межконтинентальных баллистических ракет в канзасских кукурузных полях. Высоты, нужной для взрыва и создания электромагнитного импульса, любая из них достигнет за триста секунд.

– Это пять минут, – заметил Скоу. – По меркам «Тринити» – целая вечность. К тому же он обнаружит запуск в первые же секунды после старта.

Генерал Бауэр утвердительно кивнул.

– А мы заранее сообщим «Тринити», что производим запуск. Скажем, что президенту для политического выживания абсолютно необходимо нанести по России ответный удар – акт возмездия за взрыв у берега Виргинии. Сразу же после взлета ракеты перенацелим ее с океана на Москву, пусть «Тринити» проследит за нашими дистанционными приказами ракетному компьютеру. Но как только ракета достигнет нужной высоты… Бум! Электромагнитный импульс.

Скоу просиял.

– Может получиться!

– Без президента у нас нет никакой возможности запустить МБР, – сказал Маккаскелл.

– Разумеется. Вот пусть президент и отдаст команду! Ядерный кейс при нем, начальники штабов в одном помещении с президентом. Они знают, на какой высоте необходимо взорвать ракету, и в нужное время отдадут мгновенный приказ бортовому компьютеру.

– Но они же все под наблюдением у "Тринити"!

Вертолет быстро снижался. Рави мечтал, что винтокрылый ангел унесет его из этой смертельной ловушки, однако теперь шум двигателя в небе не радовал его. Эта железная птица была предвестницей войны, а не спасения.

Генерал Бауэр по-отечески положил руки на плечи Маккаскелла.

– Есть сейчас в Белом доме среди агентов Секретной службы парень, которому вы доверяете?

– Конечно.

– А номер его сотового знаете?

– Да. Но «Тринити» прослушивает все линии связи. Я ничего не смогу передать тайно.

– Сможете. Наша ошибка в том, что мы зациклены на супертехнике, на шифроканалах связи. «Тринити» это знает и все их контролирует. А мы теперь прибегнем к старомодным способам общения.

– Телефон, – промолвил Скоу.

– Правильно. В шести милях к западу отсюда исследовательская лаборатория «Локхида». Если вы позвоните оттуда и не произнесете ни одного слова типа «Тринити», чтобы не спровоцировать автоматическое включение прослушивания по "ключевому слову", то ваш разговор, даже если он будет почему-либо записан на пленку, затеряется среди миллионов других записей. Трудно найти иголку в стоге сена. А «Тринити» не будет даже знать, что в стоге сена есть иголка.

Скоу взволнованно кивнул.

Генерал Бауэр продолжал инструктировать Маккаскелла:

– Позвоните вашему доверенному лицу в Белом доме и велите ему передать президенту, что если он и все остальные не уйдут немедленно в бомбоубежище под Белым домом, то скоро от них и пара не останется. О том, что над Вашингтоном вот-вот разорвется атомная бомба и президенту надо спасаться, он должен сказать при видеокамере, чтобы «Тринити» видел и слышал всю сцену. Как только президент выйдет из зоны наблюдения, спускаясь в бомбоубежище, вы свяжетесь с ним по сотовому агента и объясните, что именно президент должен сделать. А саму ракету президент и начальники штабов могут запустить еще по пути в бункер.

Шум винтов садящегося вертолета заглушал беседу.

– Генерал! – крикнул Маккаскелл почти в ухо генералу. – Если электромагнитный импульс сбивает межконтинентальные баллистические ракеты, он же наверняка и коммерческие авиалайнеры губит?

– У современных самолетов, невзирая на электронику, есть дублирующие гидравлические системы. Даже если все приборы выйдут из строя, самолеты приземлятся без проблем. А теперь спешите, сэр. Вертолет ждет. Если вы не сумеете помочь президенту, через пятнадцать минут он погибнет! С Богом!

Маккаскелл повернулся и побежал к вертолету. Солдат проворно втянул его в брюхо машины, и та стремительно унеслась в ночное небо.

– Ну и ну, – сказал Скоу. – Я и подумать не смел, что он на это купится.

– Что вы имеете в виду? – спросил генерал Бауэр.

– Машины-ветераны типа «Боинга-727» или «ДС-9» действительно имеют дублирующую гидравлику. Но более новые самолеты компьютеризированы полностью. Для них электромагнитный импульс – катастрофа. Сейчас в небе тысячи три самолетов. Как минимум сто тысяч пассажиров. Даже если половина самолетов дотянет до аэропортов и умудрится сесть, все равно мы будем иметь жертв в двадцать раз больше, чем во Всемирном торговом центре.

– Опытные пилоты без труда посадят машины на автомагистралях, – сказал генерал Бауэр.

– В какой-нибудь монтанской глуши – возможно. А все более или менее оживленные автострады будут блокированы внезапно остановившимися машинами. Электрооборудование в результате электромагнитного импульса сгорит, и без его замены машины и на дюйм не двинутся. Конечно, национальная гвардия могла бы расчистить шоссе. Однако ей скорее всего будет хватать хлопот с ловлей и отстрелом мародеров и обеспечением населения чистой водой – после взрывов возникнут проблемы с радиоактивным заражением…

Генерал Бауэр в ярости уставился на говорливого аэнбэшника.

– Если бы ракета взорвалась прямо над Норфолком, мы бы имели два миллиона покойников. Два миллиона. А вы скулите по десяткам тысяч.

Скоу мрачно кивнул.

– Если мы не собъем эти чертовы ракеты, – сказал генерал Бауэр, – оплакивать придется как минимум три миллиона душ в Вашингтоне и окрестностях. Включая вашу жену и ваших детей. Я ведь не ошибаюсь, они в столице?

Джон Скоу ничего не ответил, только тяжело сглотнул.

– А теперь немедленно займитесь делом, мистер Скоу. Найдите ребят, которые попробуют выделить идущий от «Тринити» сигнал "все в порядке". Если через четырнадцать минут наш костный мозг не зажарит нейтронная бомба, мы начнем бой с «Тринити» по вашему плану.

Глава 44

Вместилище

В черной сфере «Тринити» пульсировали синие огоньки – бесчисленные лазеры выстреливали бесчисленные лучи в его кристаллическую память. Зная о чудовищной емкости и фантастической скорости работы компьютера, я и не пытался представить, какими триллионами бит он ежесекундно ворочал, чтобы так вот светиться изнутри! Чем он там занят? Отслеживает поведение всех имеющих ядерное оружие стран? Просматривает и анализирует поток снимков из космоса, следя за каждым квадратным метром планеты: нет ли чего подозрительного, не готовится ли какая акция против него? Или в спешном порядке прочесывает все малоизвестные работы по астрофизике за последние сто лет в поисках тайного источника моих заумных теорий? А может, пока мы тут суетимся и ждем ядерных ударов, преспокойно сочиняет идеальную симфонию?.. Не исключено, что он делает все перечисленное одновременно.

Мое изначальное намерение убедить «Тринити» выключиться, то есть покончить самоубийством, отошло на задний план; сначала надо было отвести непосредственную ракетную угрозу. Поэтому все усилия я сосредоточил на том, чтобы «Тринити» пощадил миллионы невинных жизней. Увы, он желал одного – продолжать обсуждение открытий, совершенных мной во время иерусалимской комы. Мне оставалось уповать лишь на то, что генерал Бауэр занят эвакуацией и сумеет спасти Рейчел и всех остальных.

106
{"b":"933","o":1}