ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всё, о чем мечтала
Питерская Зона. Темный адреналин
Скучаю по тебе
Молёное дитятко (сборник)
Гнев викинга. Ярмарка мести
Прощальный вздох мавра
Вигнолийский замок
Третье пришествие. Звери Земли
Алхимик (сборник)
A
A

– Через пару минут получите.

Гели отключила связь, покосилась на часы и сказала:

– Фотография, Филдинг, Эндрю.

Снимок Филдинга появился на экране компьютера. Седовласый, красивый, скуластый мужчина. Румянец на щеках выдавал пристрастие к джину. Но главным на лице были глаза, сразу берущие в плен. Ярко-синие, проказливые – и в то же время ошеломляюще умные, проницательные. Всматриваясь в эти глаза, Гели понимала, каким могучим противником был Филдинг. Даже сейчас, мертвый, он продолжает оказывать на события огромное влияние.

Иконка только что присланного звукового файла появилась в правом верхнем углу экрана. Молодцы эти ребята в АНБ – ворон не считают! Она хотела было щелкнуть по иконке, но тут в наушниках запищал сигнал кризисной связи: вызывала команда в фургоне "Чистка ковров на дому".

– Что случилось?

– К нам катит полицейский патруль. Не иначе как кто-то стукнул про выстрел.

Гели устало закрыла глаза. Ну вот, настала пора размахивать удостоверением федеральной власти, чтобы наложить арест на дом Теннанта и не пустить в него муниципальную полицию. Придется АНБ засветить свое присутствие в Чапел-Хилле.

– Уже еду.

– Конец связи.

Гели нажала кнопку тревоги на столе. Сигнал означал срочный общий сбор, и его услышат все ее сотрудники, где бы они ни были – в здании «Тринити», или в наружном наблюдении, или дома в постели. Через две минуты все силы начнут подтягиваться к дому Дэвида Теннанта.

Глава 14

Я уже собирался выехать на автостраду, как вдруг сообразил, что делаю ошибку. Скоростное шоссе только кажется самым быстрым и надежным путем бегства. Зная Гели Бауэр, я не мог так рисковать. Поэтому на середине улицы Гикори я сделал поворот на 180 градусов, проехал обратно и повернул на улицу Вязов.

– Это что за маневр? – нахмурилась Рейчел.

– Вы когда-нибудь охотились на кроликов?

Она удивленно заморгала.

– Какие кролики? Я родилась и выросла в Нью-Йорке!

Мы обогнали женщину на горном велосипеде с малышом в креслице над задним колесом. Она приветливо помахала нам рукой… Полный сюр при наших обстоятельствах!

– Спасая жизнь, кролик мчится не по прямой, а зигзагами, – сказал я. – Но всегда в итоге делает круг, возвращаясь к исходному месту. Это весьма неплохая стратегия, когда хочешь спасти свою шкурку; по крайней мере против лисы срабатывает. Но охотники, разумеется, эту кроличью манеру знают. Именно поэтому нужны собаки. Они преследуют кролика, а охотник преспокойно ждет у места, где его псы подняли кролика – чтобы пристрелить, когда он сделает круг и вернется.

Рейчел передернуло.

– Какое варварство!

– Зато ужин обеспечен. Я это к тому, что от нас ожидают бегства по прямой – так сказать, людским манером. А мы займем хитрости у кролика.

– И что мы выгадаем от… от зигзагов?

– К примеру, автомобиль. На моей машине мы далеко не уедем. На вашей тоже.

– А где нам взять автомобиль, про который преследователи ничего не знают?

– Расслабьтесь. Все будет в порядке.

Улица Вязов обегала наш пригородный поселок. Доехав до восточного конца Вишневой, которая шла параллельно моей улице Плакучих Ив, я свернул в нее. Теперь слева, в просветах между домами, мелькали крыши домов на моей улице. Увидев крышу собственного дома, я поехал медленнее и метров через сто увидел то, что искал. Сине-белый щит «Продается». На длинном изгибе подъездной дороги к дому, выставленному на продажу, не было ни одной машины. Я свернул на подъездную дорогу, но вскоре съехал с цементной полосы в проем между густыми кустами самшита и поставил машину за ними – так, чтобы она не была видна с улицы.

– Следуйте за мной, – приказал я, выходя из "акуры".

Рейчел, которая все еще сидела на полу, открыла дверь и почти вывалилась на землю. В лице ни кровинки, руки дрожат. Бедняжка до сих пор не оправилась от выстрела в моем доме. Впрочем, и я был потрясен до глубины души. Да, однажды я уже убил. Собственному брату сделал укол обезболивающего со смертельным калием и затем был вынужден наблюдать, как последняя искра сознания уходит из его глаз. Но вышибить человеку мозги пулей из револьвера – это совсем другое. Я отлично понимал: когда Гели Бауэр узнает, что я уложил парня из ее команды, она небо и землю перевернет, но мне отомстит.

Я подошел к Рейчел и обнял ее – как когда-то обнимал жену и дочь.

– Все будет хорошо, все будет замечательно… – приговаривал я, нисколько не веря своим словам. У волос Рейчел был знакомый аромат. Моя жена использовала тот же шампунь. Я постарался прогнать воспоминания. – Только не останавливаться. Вы понимаете?

Она покивала головой, прислоненной к моей груди. Я ласково погладил ее по волосам. В реальность происходящего просто не верилось. Еще полчаса назад я был убежден, что кошмар закончился. Ивэн Маккаскелл вот-вот перезвонит, президент возьмет дела в «Тринити» под свой контроль, и нас уже никто не посмеет тронуть. А теперь все надежды – псу под хвост!

– Прогуляемся чуток, а потом позаимствуем автомобиль. Никто на нас внимания не обратит. С коробкой Филдинга мы похожи на коммивояжеров. Вы как, справитесь?

Она кивнула.

Я взял из машины черную коробку, и мы с Рейчел пошли по Вишневой.

– Здешние задние дворы отделены живой изгородью от участков на моей улице, – пояснил я. – Через минуту сами увидите. Мы проберемся сквозь кусты в нужное место.

По тротуару мы прошли обратно сотню метров – до той самой точки, откуда я видел из машины крышу собственного дома. Когда мы миновали еще два газона перед домами, я остановился и сказал:

– Вот здесь самый короткий путь.

За деревянным забором с калиткой начиналась тропинка между участками, соединявшая две улицы.

– Если заперто, придется лезть через забор.

По счастью, калитка была только прикрыта. Никого не встретив, мы дошли до живой изгороди, продрались сквозь нее и оказались за тем сараем, за которым я раньше прятал коробку Филдинга. Я понятия не имел, чем занимается владелец этого участка. Скорее всего много путешествующий коммерсант, потому что его по нескольку дней не бывало дома.

Внутри сарая царил полумрак, воняло дохлыми мышами и машинным маслом. На деревянной панели стены висели на крючках инструменты. Но ломика наподобие того, каким я орудовал у себя на чердаке, не было. Я осмотрел полки, потом наклонился и заглянул под них. В основном рыболовные снасти, а мне требовалось что-нибудь тяжелое, металлическое.

– Меня мутит, – сказала Рейчел.

– Это от запаха. Идите на воздух.

После того как она вышла, я наконец нашел в углу подходящий инструмент – двенадцатифунтовую кувалду. Довольный, я схватил ее и вышел во двор. Рейчел стояла согнувшись и уперев руки в колени. Увидев меня, она быстро выпрямилась.

– А это зачем? – спросила она.

– Не отставайте, – коротко приказал я.

Я подбежал к задней двери дома, хорошенько размахнулся кувалдой и, с одного удара проломив дверь, вышиб замок. Бросив кувалду, я шагнул внутрь. Рейчел за мной. Я ожидал чего-то вроде воя сирены, но в доме царила тишина. Если там и была сигнализация от воров, то бесшумная, напрямую связанная с охранной службой.

– Нам нужна кухня, – сказал я.

– Туда. Чувствую запах чеснока и средства для мытья посуды.

– Ищите крючки на стене. Там обычно висят автомобильные ключи.

– Здесь темно… Может, свет включите?

Я щелкнул выключателем. Мы стояли в образцовой кухне богатого человека: полный набор бытовой техники, дорогие кастрюли и сковородки девственной чистоты. Пока Рейчел осматривала стены, я шарил по ящикам.

– Ключ! – радостно закричала Рейчел.

– Это от машины-газонокосилки. Ищите дальше.

Я выдвигал ящик за ящиком, но безрезультатно.

– Почему вы выбрали именно этот дом? – спросила Рейчел.

– Здесь живет холостяк, который много летает по миру. И у него два автомобиля.

– Ура, нашла! – Она сняла с крючка под навесным шкафчиком квадратный черный ключ. – Это от "ауди".

35
{"b":"933","o":1}