A
A
1
2
3
...
39
40
41
...
116

– Вы на какой высоте?

– Десять тысяч футов. Просто глядя в небо, увидеть нас с земли нельзя. Стало быть, они зафиксировали лазерный луч.

– Без специального оборудования?

– Выходит, оно у них есть.

– Что они делают теперь?

Пауза, потрескивание в наушниках.

– Заметив, что они у нас на луче, запаниковали, съехали с шоссе, переждали под мостом и вернулись на шоссе. Теперь мчатся на восток со скоростью примерно девяносто миль в час.

– О чем разговаривают?

– Про цель пути – ни слова.

– А где наши наземные команды? – спросила Гели.

– Самая ближняя – на расстоянии пятнадцати минут от объекта, плюс-минус две минуты.

– Хорошо, я свяжусь с вами позже.

Она быстро набрала номер сотового телефона Скоу. Он снял трубку после восьмого гудка.

– Ну что у вас?

– Теннант засек слежение с воздуха. Совершил маневр, чтобы ускользнуть.

– Шутить изволите? Вы что, его упустили?

– Нет-нет, пока все в порядке.

– Полагаю, вы намереваетесь немедленно ликвидировать их, да?

Гели угадала, что у Скоу новый приступ трусости.

– А разве вы отменили свой приказ?

– Ситуация изменилась.

– Место изменилось. А ситуация прежняя.

– Не нравится мне это. Как все будет выглядеть со стороны?

"Ох уж эти чиновники-перестраховщики!" – презрительно подумала Гели.

– Объявим, что Теннант рехнулся. Убил охранника и похитил своего психиатра. Мы пытались спасти несчастную жертву, но он ее застрелил и сам застрелился.

Долгая пауза.

– Питер знал, кого нанимать. Желаю вам удачи.

– Спасибо, чтоб вы сдохли, – пробормотала Гели, нажав отбой. И тут же вышла на связь с самолетом и наземными командами. – «Воздух-один», вы следуете за "ауди"?

– Так точно. Мы еще раз убедились, что они про нас знают. Теннант высовывался из окна и вглядывался в небо.

– Наземным командам: настичь, выждать, когда будет поменьше машин, блокировать автомобиль и кончить дело.

– Ликвидировать пассажиров? – спросил кто-то с ледяным спокойствием летчика, который запрашивает добро на бомбометание.

Гели покосилась на мертвого Риттера. Еще этой ночью она кувыркалась с ним в постели.

– Теннант, по нашим данным, похитил своего психиатра. Мы знаем, что у него психические проблемы, он вооружен и уже застрелил одного из наших. А именно Риттера Бока – что говорит о многом. Поэтому приказываю никому не рисковать. Ваша безопасность превыше всего. Не исключено, что Теннант в последний момент попытается застрелить заложницу, а потом и сам застрелится. Вы меня поняли?

Почти хором:

– Так точно.

– Вы меня поняли?

Смачная пауза перед новым шквалом "так точно" – бальзам на душу. Вот за что она обожает ветеранов, вот почему ее команда только из бывших десантников!

– Люблю потеху, – сказал в эфир чей-то мужской голос.

– "Воздух-один", докладывать мне о каждом шаге операции, ясно?

– Будет сделано.

Гели улыбнулась.

Теннант и Вайс не доживут до сумерек.

Глава 16

Пока «ауди» неслась на восток к нужному повороту, я дотошно оглядывал шоссе. Ближайший автомобиль был метрах в двухстах сзади. Невзрачный грузовичок-пикап. На аэнбэшную машину мало похоже, но от этих ребят можно чего угодно ожидать. Если нас ведут с воздуха, наземным командам нет резона двигаться за нами впритык. Не исключено, что они едут впереди нас! Не было ни малейшей возможности угадать, где наши преследователи и как они выглядят. Если везение на нашей стороне, то самолет, или что там у них наверху, засек нас лишь незадолго до того, как я случайно увидел лазерный луч на ветровом стекле. Значит, наземные команды еще далеко.

Рейчел потянулась к моему уху.

– По-моему, я уже вижу поворот, который вы показывали на карте. Это и есть сорок пятое скоростное?

Я сверился с картой.

– Сорок пятое, но только далеко не скоростное. Поворачивайте!

Рейчел, сбросив скорость до пятидесяти, лихо свернула влево на сорок пятое шоссе.

– Теперь жмите что есть мочи! – приказал я.

Она нажала на акселератор, и мы помчались по двухполоске с щебеночно-асфальтовым покрытием со скоростью семьдесят миль в час. Я надел филдинговские чудо-очки и шарил глазами в поисках лазерного луча. Резко повернув на проселок, мы сорвались с луча, но не прошло и минуты, как нас отыскали опять – теперь лазер уткнулся в заднее стекло. Я наклонился к уху Рейчел.

– Мы переедем по мосту реку Кэши, там, где она впадает в залив Албемарл. Через один поворот налево.

– Лучше просто скажите, когда поворачивать.

"А8" пожирала пространство, как голодный тигр. Мы взлетели на высокий мост через Кэши. Я далеко высунулся из окна, чтобы получше разглядеть небо. Над нами, примерно в тысяче метров от земли, летел небольшой самолет. Я облегченно вздохнул. Это все же лучше, чем вертолет, который может приземлиться на шоссе или рядом и выплюнуть команду спецназовцев с автоматами. Разумеется, самолету такого размера ничего не стоит приземлиться на прямом участке шоссе, но очень скоро дорога отчаянно запетляет.

Рейчел вопросительно показала на перекресток впереди. Я кивнул: здесь! Опять она сбавила скорость лишь настолько, чтобы вписаться в поворот. Дорога была совсем узкая, и по обеим сторонам густо росли высокие деревья.

– Какие славные дубы! – радостно воскликнул я и подался вперед, вцепившись руками в приборную доску. – Выручайте, друзья!

Через сотню метров кроны дубов смыкались над дорогой, превращая ее в темный туннель. Я высунулся из бокового окна и пристально смотрел вверх. Сначала можно было разглядеть только клочки неба между листвой. Потом я наконец увидел самолет – преследователи отстали от нас по меньшей мере на полмили.

– Жмите, жмите! Мы, похоже, отрываемся! Они нас теряют!

– Если прибавлю скорости еще, вряд ли справлюсь с управлением.

– Не робейте, у вас отлично получается!

Юркий вертолет уверенно преследовал бы нас и на извилистой лесной дороге, но самолет можно перехитрить.

Широкие шины «ауди» снова взвизгнули – Рейчел взяла еще один крутой поворот на скорости за семьдесят. Меня швырнуло вправо и плечом вжало в дверь. Я выпрямился и продолжал вглядываться в карту, прыгающую в руках. Свернув еще раз налево, мы могли по проселочной дороге вернуться к реке и снова пересечь Кэши, только теперь не возле устья и не по мосту, а выше по течению, на пароме. На карте стояло курсивом «паром». Это могло означать что угодно: от пароходика до баржи на тросе.

Я надел филдинговские очки. Лазерный луч бестолково танцевал метрах в пятидесяти перед автомобилем, то и дело натыкаясь на ветви и ломаясь. На извилистой лесной дороге было очень сложно нащупать «ауди» сверху. А удерживать луч на нас постоянно – практически невозможно.

– Впереди паромная переправа, – сказал я. – Возможно, мы оторвемся, если перемахнем обратно через реку.

– Это мысль.

– Готовьтесь к резкому повороту налево.

– О'кей.

– Здесь!

Рейчел ударила по тормозам. Я думал, «ауди» слетит с дороги и мы вмажемся в какое-нибудь дерево, однако у полноприводного автомобиля хороший контакт с асфальтом, и Рейчел опять удалось вписаться в поворот. Новый туннель дубов с разросшимися кронами. Однополосная разбитая дорога шла под уклон, очевидно, к реке.

– Осторожно! – сказал я, боясь за шасси. – Лучше сбавьте скорость.

Еще один поворот, и мы затормозили за зеленой старенькой «шевроле-нова» с видавшим виды алюминиевым каноэ на крыше. «Нова» стояла в конце дороги, которая упиралась в воду. Медленная Кэши была здесь метров пятьдесят в ширину.

– Что-то не вижу парома! – озабоченно сказала Рейчел.

Я прикрыл револьвер подолом рубашки и вышел из "ауди".

Перед «шевроле» сидели на земле два парня, на вид студенты. Один тихо наигрывал на гитаре. Я поприветствовал их взмахом руки и прошел к деревянной пристани.

40
{"b":"933","o":1}