ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэри Венэбл понизила голос:

– Для меня большая честь познакомиться с вами, профессор. Вы помогли такому количеству несчастных женщин!

– Спасибо, – так же тихо ответила Рейчел. Затем заговорила громче: – Меня всегда озадачивало, что Симона нашла в этом Сартре. Он словно лягушка. Я ничего не имею против любви французов к лягушкам. Но одно дело их есть, а другое – с ними спать!

Мэри Венэбл звонко рассмеялась. Продолжая смеяться, она так проворно сунула в свою большую вязаную сумку взятый из рук Рейчел полиэтиленовый пакет, что я заметил ее движение лишь потому, что пристально наблюдал за ней.

– Если удастся сделать прямо сегодня, – сказала Венэбл, – то получите уже завтра. Я буду здесь приблизительно в это же время.

– Хорошо, до завтра, – отозвалась Рейчел.

Тут Мэри Венэбл наклонилась к ней и сказала в завершение разговора:

– Передайте вашему мужчине, чтобы он лучше прятал свою штуку.

При этом «мужчина» стоял в двух шагах от нее.

Мэри Венэбл крепко пожала руку озадаченной Рейчел, подхватила с пола сумку и пошла прочь, так и не перемолвившись со мной ни словом. Проходя мимо, она напоследок обожгла меня недобрым взглядом, в котором прочитывалось: только попробуй обидеть эту чудесную женщину, я вам голову оторву!

Я подошел к Рейчел, которая ошарашенно таращилась на мой пах.

– Что имела в виду Венэбл? – спросила она. – Это связано с… с анатомией?

– Объясню позже, – сказал я.

Я схватил Рейчел за руку и повел прочь из кафе. Раз мой пистолет так заметен, нам лучше побыстрее убраться из Юнион-стейшн.

– А я и не знала, что теперь тут большой торговый центр, – покачала головой Рейчел. – Можно мне купить что-нибудь из одежды?

– Только не здесь. Тут маленькие магазинчики, а нам лучше закупаться в универмаге, чтобы все разом.

– А может, на другом этаже есть именно такой магазин?

– Здесь нам задерживаться нельзя! – отрезал я.

И повел Рейчел к главному входу. Не прошли мы и сотни шагов, как нам повстречался полицейский. Он появился так внезапно, что я не уберегся и встретился с ним глазами. Мне показалось, что после этого он замедлил шаг. Мое сердце бешено заколотилось. Полицейский был за нашими спинами, но я не сомневался, что он сейчас повернулся и смотрит на нас. Мне захотелось тут же оглянуться и проверить…

Заметив, что я весь напрягся, Рейчел спросила:

– В чем дело?

– По-моему, нас здесь ищут.

– Разумеется.

– Я имею в виду гласно. У меня впечатление, что полицейский, мимо которого мы только что прошли, узнал меня.

Рейчел хотела было оглянуться на полицейского, но я так решительно замотал головой, что она оставила свое намерение.

– Ты хочешь сказать, что нас теперь ищет не только АНБ, но и полиция?

– Боюсь, что да. Не отходи от меня ни на шаг. Возможно, придется удирать.

Мы подошли к большому дереву в огромной декоративной кадке. Я завел Рейчел за кадку, а сам наконец оглянулся, более или менее прикрытый разлапистым деревом. Полицейский следовал за нами и теперь вытягивал шею, высматривая меня за ветками. При этом он что-то говорил в микрофон на воротнике.

– Нас засекли, – хладнокровно констатировал я. – Делаем ноги!

Глава 26

Я схватил Рейчел за руку, и мы торопливо зашагали, только не к выходу, а в сторону лестницы, используя толпу для прикрытия.

– Вверх? – спросила Рейчел.

– Нет.

Моей конечной целью было сесть в какой-нибудь из поездов. Но когда мы уже добежали до турникетов, ведущих к платформам, женский голос из громкоговорителя вдруг объявил:

– Внимание! Внимание! Движение всех поездов временно остановлено по техническим причинам. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие и оставайтесь на платформах. Как только появится новая информация, вы будете оповещены. Спасибо.

Казалось, мои надпочечники выплеснули мне в кровь целую кварту адреналина.

Дикторша повторила сообщение по-испански.

– Обратно к лестнице, – приказал я, круто поворачиваясь.

– Вверх или вниз?

– Вверх!

Мы побежали, перескакивая через ступеньки. На той лестничной площадке, откуда был виден весь первый этаж торгового центра, я остановился и осторожно перегнулся через перила. Полицейский, опознавший меня, до сих пор метался по залу, пытаясь угадать, куда мы подевались. Пока я за ним наблюдал, он окончательно решил в пользу лестницы и двинулся в ее сторону.

– Почему остановились поезда? – спросила Рейчел.

– Нас ловят.

– Они парализуют железнодорожное движение только для того, чтобы нас поймать? – недоверчиво ахнула Рейчел.

Опять включился громкоговоритель:

– Внимание, пожалуйста. Полиция просит всех пассажиров и покупателей спокойно и медленно двигаться к выходам. Мы приносим извинения за причиненное неудобство. Не существует никакой опасности для вашей жизни или вашего имущества. Вы можете не торопясь оплатить ваши покупки, но затем направляйтесь прямо к выходу, нигде не задерживаясь. Спасибо.

Было заметно, с каким трудом Рейчел держит себя в руках.

– Выходить мы не будем, да? – спросила она.

Я опять взглянул вниз через перила. Полицейский стоял уже на лестнице и решал, подниматься ему или спускаться.

– Единственный способ затеять эвакуацию в таком масштабе – имитировать антитеррористическую операцию. А значит, вокруг здания уже по меньшей мере сотня полицейских.

Нам пришлось прижаться к стене: поток взволнованных людей, спускающихся по лестнице, увеличивался с каждым мгновением. Одни мы стояли, тем привлекая к себе нездоровое внимание.

– Я вижу два варианта, – сказал я Рейчел. – Первый: изменить нашу внешность и попытаться выйти с толпой.

– Как же нам изменить внешность?

– Ну… Купим себе все черное, добудем ножницы, обрежем волосы, вздыбим их лаком… Они ищут профессоров. А мы превратимся в немного престарелых металлистов или панков.

Рейчел скептически покачала головой.

– А как мы будем выкручиваться в аэропорту? На паспортных фотографиях мы вполне приличные люди.

– И то верно… Значит, попробуем более простой вариант. Проберемся куда-нибудь на склад и затаимся за коробками. Переждем. Ведь они не будут искать бесконечно.

– Чем проще, тем надежнее, – сказала Рейчел.

Но я тут же сам себе возразил:

– Полиция может задействовать собак.

– О Боже! Нам еще и от собак придется бегать!

– Пошли! – вдруг решительно приказал я.

У меня появилась идея.

Расталкивая людей, я побежал вниз по лестнице, шаря глазами по толпе, чтобы не столкнуться ненароком нос к носу с полицейскими. Рейчел бежала за мной. Заходя в здание, я видел рекламу кинотеатра и теперь исходил из предположения, что он где-то в подвальном этаже торгового центра. И действительно, спустившись на эскалаторе, мы увидели в большом холле многолюдное кафе, а за ним вход в кинотеатр. Сидящие за столиками посетители торопливо заканчивали еду и двигались к выходу. Из кинотеатра тоже вываливала толпа.

– Куда мы идем? – спросила Рейчел.

– В кинозал.

– Они же его эвакуируют!

Я ничего не ответил. Надо было торопиться. Пробившись через толпу выходящих, мы оказались в уже почти пустом темном кинотеатре. Билетер вежливо, но настойчиво выгонял последних зрителей. На экране трехметровый Хью Грант, руки в брюки, прогуливался по лондонской улице. Мы с Рейчел нырнули за тяжелый занавес, закрывавший запертый запасный выход. Чуть отдышавшись, я с удивлением обнаружил, что мы держимся за руки. Как испуганные дети. Или неандертальцы, которые убежали в пещеру от саблезубого тигра и теперь друг друга успокаивают.

– Почему в кино? – шепотом спросила Рейчел. – Почему не в заднем помещении какого-нибудь магазина?

Мысленно я представил, как полицейские осматривают наш украденный пикап. Найти его при такой массированной облаве не составит труда.

– Собаки! – также шепотом ответила Рейчел самой себе. – Несколько минут назад здесь было множество потных людей. Хаос человеческих запахов. Не то что в чулане магазина.

61
{"b":"933","o":1}