ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тот схватил невролога за руку и, отведя шагов на десять в сторону, тихо спросил:

– Какой еще к черту Иерусалим?

– Питер посылает.

– Он что, все еще жив?

– Да.

Паника и гнев исказили лицо Скоу.

– Вы даже не попробовали?

– Пробовал, черт возьми, пробовал!

– Зачем Питер гонит вас в Иерусалим?

– Убедиться, что Теннант вернется в Штаты только в гробу.

Скоу раздраженно возвел глаза к небу.

– Вчерашний снег!.. Забудьте про это. Там вам уже нечего делать. Теннант благополучно смылся из больницы "Хадасса".

– Мне сказали, что он в альфа-коме.

– Видать, ожил. Этот сукин сын мастер бегать от смерти.

Рави ушам своим не поверил.

– Из альфа-комы еще никто не вставал. Значит, у него есть сообщники, они его оттуда и вывезли.

– О Господи, как же я не подумал! – ударил себя по лбу Скоу. – Израильтяне! За информацию о «Тринити» они черту душу продадут!

Рави было плевать на то, кому достанется технология «Тринити». Сейчас он думал только о себе.

– Джон, вы хоть знаете, где теперь Гели Бауэр?

Скоу удивленно воззрился на Рави.

– Разумеется. В больнице Уолтера Рида.

– Я думал, вы лучше информированы.

– О чем вы говорите?

– Гели тут – охраняет Питера!

Скоу побледнел.

– Как вышло, что вы этого не знаете?

– Эта сука несколько раз разговаривала со мной по своему сотовому – рассказывала, какие там чудесные доктора!

– А вы утверждали, что она в одной лодке с нами! – возмущенно сказал Рави.

– Эта паскуда меня обманула. Придется срочно связываться с ее отцом.

Военный пилот подошел к Рави.

– Профессор Нара? Можете подниматься в самолет, сэр. Мы готовы к вылету.

Скоу сказал пилоту властным голосом:

– Капрал, я беру профессора Нара с собой на встречу с мистером Годином. Ситуация в Израиле изменилась.

Рави не имел ни малейшего намерения оставаться в Нью-Мексико.

– Нет, Джон, я лечу в Иерусалим, – решительно заявил он. – Теннант и Вайс могут объявиться в любое время. Питер хочет, чтобы со стороны казалось, будто он делает все возможное ради спасения Теннанта. И я думаю, он совершенно прав.

– Понимаю, вам нравится идея улизнуть в Иерусалим. Но вы мне необходимы тут.

– У Питера новый лечащий врач.

– Бросьте, Питеру сейчас нужны именно вы, – со значением сказал Скоу.

Рави шагнул к пилоту.

– Я готов, идемте.

Скоу придержал Рави за руку и обратился к капралу:

– Я здесь по прямому приказу президента США. Ваш командир, генерал Бауэр, в курсе моих полномочий. Мне нужно две минуты переговорить наедине с профессором Нара. После этого мы с ним посетим мистера Година. Отойдите, пожалуйста, на двадцать метров.

Капрал подчинился.

Рави пробовал вырваться, но Скоу держал его бульдожьей хваткой.

– Ты меня заложил, да? – прошипел он. – Ах ты, сволочь этакая!

– Никому я ничего не говорил! Но это вам не поможет. Они знают более чем достаточно. Не случись у Питера внезапно новый криз, меня бы уже не было на этом свете – Гели дали добро на мою ликвидацию!

Скоу затравленно огляделся, словно ожидал, что на него сейчас накинутся парни Гели. Не видя непосредственной опасности, он взял себя в руки.

– Послушай, Рави, не будь дураком! Бегство в Иерусалим не спасет твою шкуру. Президент почти купился на нашу версию, однако живой Годин камня на камне не оставит от нашего вранья. И тогда нам всем крышка. Вот почему тебе необходимо закончить дело.

Рави подташнивало от страха. Спасение было так близко – и вот на тебе!

– Вы совсем рехнулись, Джон! – закричал он. – Кто же меня теперь подпустит к Питеру? Если я здесь останусь, Гели меня в два счета прикончит.

Скоу схватил его за плечи и хорошенько встряхнул.

– Да успокойся ты, ради Бога! Я тебя на время спрячу в своем кабинете, а сам переговорю с Годином и все улажу.

– Уладишь? Не смешите меня!

Скоу криво ухмыльнулся.

– Ты забыл, что моя основная специальность – информационная война.

Он подвел Рави к джипу и знаком велел капралу сесть за руль.

– Они вас уже подозревают, – предупредил Рави. – Что вы им скажете?

С широкой хищной улыбкой Скоу хлопнул невролога по спине.

– Не робей, штафирка. В ремесле выживания я мастер, какого свет не видал. Даже Гели не зазорно у меня поучиться.

Глава 35

Иерусалим

Интернет-бар «Штрудель» был еще закрыт. Через стеклянную дверь я разглядел бородача, подметавшего пол, и постучал, затем помахал рукой, показав бородачу на ручку двери. Тот отрицательно помотал головой.

– Пояс с деньгами не потеряла? – спросил я у Рейчел.

– Нет.

– Дай мне стодолларовую купюру.

Я прижал купюру к стеклу и опять постучал. Бородач раздраженно поднял глаза и махнул рукой: проваливайте. Затем прищурился, подошел ближе к двери и пригляделся. После этого он крикнул нам по-английски: "Стойте и никуда не уходите!" – и побежал в заднюю комнату за ключами.

– Мне нужен компьютер, – сказал я, когда дверь наконец открылась.

– Заходите. Никаких проблем. Быстродействующий Интернет.

Рейчел расплатилась с таксистом и подошла ко мне.

В темноватом «Штруделе» пахло, как пахнет в дешевых барах во всем мире, но работающий компьютер имелся, и на том спасибо. Я принялся искать в Интернете адреса электронной почты крупнейших университетов и исследовательских центров в Соединенных Штатах и в Европе.

– Что ты делаешь? – спросила Рейчел, садясь рядом.

– Предаю дело огласке.

– Ты же раньше не хотел!

– И сейчас не хочу. Но выбора не остается. Они своего добились. Или вот-вот добьются.

– Чего добились?

– Опытный образец «Тринити» заработает в самое ближайшее время.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю.

– И ты собираешься рассказать об этом всему миру?

– Да.

– Насколько подробно?

– Достаточно, чтобы поднять такую бурю в средствах массовой информации, которую президент не сможет игнорировать.

Я открыл текстовый файл и начал печатать свое обращение к общественности. Первая строка родилась сама собой. Это были слова Нильса Бора по поводу гонки ядерных вооружений:

"Мы находимся в совершенно новой ситуации, которая не может быть разрешена войной".

– Дэвид, – тихо спросила Рейчел, – что происходило с тобой в коме? У тебя опять были галлюцинации?

– Нет, на прежние видения это не похоже. Трудно объяснить, но я попробую – как только выдастся время. А пока что не мешай, пожалуйста, я должен закончить обращение.

Рейчел встала и отошла к двери – наблюдать за улицей и предупредить, если появится полиция.

Я склонился над клавиатурой и печатал без пауз, не задумываясь, словно моими пальцами водила внешняя сила. Через двадцать минут я попросил бородача-бармена вызвать нам такси, непременно с водителем-палестинцем. Затем я напечатал заключительную строку: "Посвящается памяти Эндрю Филдинга".

– Ну, разослал свое обращение? – спросила Рейчел.

– Да. Свистопляска в средствах массовой информации начнется часа через четыре.

– Ты действительно этого хочешь? Ты все продумал?

– Зло процветает только во тьме. Оно боится света, – торжественно сказал я.

Рейчел странно уставилась на меня.

– Ты говоришь о Зле с большой буквы?

– Да.

К входу подъехало такси. Бородатый водитель смотрел в сторону двери бара.

– Пойдем, – сказал я Рейчел.

Подойдя к такси, я спросил водителя:

– Вы палестинец?

– А вам-то что? – мрачно отозвался он на хорошем английском языке.

– Знаете, где находится штаб-квартира МОССАДа?

Водитель смотрел на меня исподлобья: что я за человек и чего хочу?

– Чего ж не знать. Всякий палестинец знает.

– Поэтому я и спросил, палестинец вы или нет. Везите меня туда.

Рейчел удивленно вытаращилась на меня. Было нетрудно прочитать ее мысли. Что мне нужно от МОССАДа, беспощадной разведслужбы Израиля?

81
{"b":"933","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сестры ночи
Да будет воля моя
Хаос: отступление?
Неудержимая. Моя жизнь
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Письма моей сестры
Четырнадцатая золотая рыбка
Пластичность мозга. Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга