ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, сэр. Левин выгружает нейрослепок Филдинга и загружает в компьютер вас. Примерно через час вы станете компьютером «Тринити». Или наоборот.

Годин устало кивнул. События последних минут окончательно утомили его. Дышать ему становилось все труднее.

– Питер, но что это вам даст? – взволнованно спросила Гели. – Даже если «Тринити» будет работать безупречно, достаточно щелкнуть выключателем – и все, вы проиграли. А если к выключателю не подойти, достаточно перерубить электрокабель.

– Скоу, вероятно, сейчас именно этим и занят: ищет выключатель или место, где можно перерубить кабель. Но у него ничего не выйдет.

– Мой отец прилетит с солдатами и всей необходимой техникой. Против него вам не выстоять.

Годин лежал с закрытыми глазами, однако в его шепоте звучала неодолимая сила:

– Не беспокойся. Возможно, тебе не придется стрелять в американских солдат.

Внутри у Гели все кипело. Старик попросту не понимает, что такое современная армия. Железобетонное Вместилище кажется ему надежным. Но Хорсту Бауэру доводилось за секунду уничтожать цели куда круче!

– Эх, пожить бы еще, чтоб досмотреть спектакль до конца! – пробормотал Годин. – Гели, держи оружие наготове.

Она села на пол, привалилась спиной к стене и нацелила «вальтер» на прозрачную дверь.

Глава 36

Иерусалим

Стоило мне назваться у входа в штаб-квартиру МОССАДа, как нас с Рейчел буквально затащили внутрь. Тщательно обыскали, деньги и документы конфисковали, потом заперли нас в белой комнате, где были только деревянный стол и три привинченных к полу стула.

Через пару минут вошел офицер в штатском и спросил, зачем мы к ним пришли. Я сказал, что буду говорить только с высшим руководством. Офицер настаивал на ответе, но я упрямо молчал. Офицер вышел и запер дверь за собой. Минут сорок нас никто не тревожил.

За все это время Рейчел не сказала ни слова. Было очевидно, что тут кругом микрофоны, которые фиксируют любой шорох. Хотя я торопился в Нью-Мексико, на меня вдруг снизошел покой. Я знал, что мне делать, и чувствовал, что все должно получиться; теперь можно временно расслабиться. Рейчел, казалось, угадала мое настроение и положила свою руку на мою, чтобы моя энергия и мой покой перетекли в нее.

Наконец дверь открылась, и вошел невысокого роста мужчина с седым ежиком, на вид лет пятидесяти. Одет он был странно для большого начальника – в запыленном комбинезоне цвета хаки и видавших виды грязных армейских высоких ботинках. Однако поразительно цепкие глаза и уверенные движения выдавали человека, облеченного немалой властью и привыкшего командовать.

– Дэвид Теннант, – сказал он, справляясь с данными в своей папке. – Врач, писатель – и в розыске как террорист, который грозится убить президента США. В последнюю неделю вы в Америке своего рода звезда. Чем обязан честью?

– Вы принадлежите к руководству МОССАДа?

– Я глава организации, генерал-майор Авнер Кински.

– Я думал, вы сейчас в Тель-Авиве.

– Я прямо из Вифлеема. Там этим утром был взрыв. Очередной террорист-самоубийца.

– Мои соболезнования.

– Спасибо. – Кински улыбнулся одними губами. – Ну, так зачем же вы к нам явились?

– Мне нужна ваша помощь.

– В каком деле?

– Я хочу вернуться в США. Тайно и как можно быстрее.

Мой ответ его ошарашил. Хотя было очевидно, что генерал не из тех, кого можно чем-то удивить.

– Почему вы хотите вернуться в Соединенные Штаты? Вас там ожидает довольно холодный прием.

– Зачем – это мое дело.

Руководитель МОССАДа откинулся на спинку стула, почти насмешливо щурясь на меня.

– Куда именно вы желаете попасть?

– Белые Пески, Нью-Мексико.

– Занятно. Вы в курсе, что правительство моей страны попросили взять вас под стражу?

– Да, догадаться было нетрудно.

– Мое правительство, как правило, сотрудничает с руководством США.

– "Как правило" не означает «всегда». Особенно если дело касается новых видов оружия и передовых технологий.

Генерал хмыкнул и наклонился вперед, с вызовом глядя мне в глаза.

– Вы улизнули от "Шин Бет" в больнице «Хадасса», а затем добровольно пришли сюда, прямо в мои руки. Почему?

– Я был уверен, что вы мне поможете.

Кински покачал головой.

– Слишком петлистый путь к цели. Что вы делали в промежутке между бегством из больницы и явкой сюда?

– Об этом вы узнаете немного позже.

– Хотел бы знать прямо сейчас.

– Увы.

– Скажите-ка мне вот что, профессор… Вы действительно намерены убить американского президента?

– Похож я на убийцу?

Кински пожал плечами.

– Я всяких убийц повидал. И ни у одного не написано на лице, что он убийца. Женщины. Мальчики. Улыбчивые подростки. Немощные старики. А у вас однозначный вид фанатика.

– Тем не менее я по натуре не убийца.

– И все-таки убивали, видно по вашим глазам.

– В порядке самозащиты.

Глава МОССАДа закурил сигарету и глубоко затянулся.

– Ладно, мы отклонились от главного. Почему вы думаете, что я помогу вам тайно вылететь в Америку?

– У меня есть нечто для вас очень и очень ценное.

Темные глаза заинтересованно сузились.

– Подались в бизнесмены?

– Просто знаю, как делаются дела в этом не лучшем из миров.

Наклонившись к генералу, я продолжал:

– В США существует секретный военный проект под кодовым названием «Тринити». Работы над ним ведутся уже в течение двух лет и в самые ближайшие часы завершатся созданием оружия такой мощи, какого земля еще не знала. В обозримом будущем вряд ли в ваши руки попадет человек, которому известно об этом оружии больше, чем мне.

Израильтянин задумчиво поводил нижней челюстью.

– Вы не очень удивились – стало быть, про «Тринити» уже кое-что знаете. Тем лучше. Я один из шести человек, которые имели доступ к каждой детали рабочего процесса, начиная с первого дня работ. Надзирать за проектом я был назначен лично президентом. Таким образом, есть два варианта ваших действий. Вы можете держать меня у себя и пытками выудить из меня всю информацию. Но довольно много людей знают, что я в Израиле, в том числе и президент. Поэтому заварится нехорошая каша. Второй вариант: вы поможете мне добраться до Белых Песков, а на борт самолета посадите любых ученых, и я расскажу им все, что знаю про «Тринити». – Я откинулся на спинку стула. – Ну, как вам мое предложение?

Кински выпустил облачко дыма изо рта. Вид у него был невозмутимый, но я понимал, что мои слова должны были произвести сильное впечатление.

– Характеристики оружия?

– Искусственный интеллект. «Тринити» превратит ваши новейшие из новейших суперкомпьютеров в бесполезную груду металлолома. Они будут все равно что бипланы рядом со сверхзвуковым лайнером. К тому же «Тринити» способен молниеносно взламывать любые шифры. И это только начало. Возможности «Тринити» чудовищны и безграничны. Вот почему я так спешу, генерал.

Кински сделал еще затяжку, затем встал и сказал с одобрительной улыбкой:

– Отчаянный вы малый, профессор Теннант!

– Ну так что?

– Считайте, что билет на самолет у вас в кармане.

* * *

Белые Пески

Стрельба у Вместилища началась еще за пять минут до того, как приземлился самолет генерала Бауэра. Кровь быстрее побежала по жилам Гели. Она была в своей стихии. Если ждешь неизбежного боя – большое облегчение, когда он наконец начинается. В каждом выстреле Гели слышала упоительную ярость стрелявшего. В одиноких хлопках есть вялость, только в настоящем сражении оружие наливается правильным звуком.

Годин резко очнулся и нажал кнопку, поднимающую изголовье кровати.

– Ваш отец, похоже, приказал своим солдатам занять Вместилище еще до его прилета.

Гели прикидывала, что делать, если группа захвата ворвется в больничный ангар. Как в одиночку защитить Година?

– Ваш технический персонал вооружен? – спросила она.

84
{"b":"933","o":1}