ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Годин страшно закашлял, затем нашел в себе силы продолжать:

– Господа, человечеству был дан шанс. Но десять тысяч лет цивилизации оказались бегом по кругу. По порочному кругу. По кругу пороков. Двадцатое столетие стало наиболее кровавым в истории человечества. Если человечеству дать волю, то двадцать первый век, вполне вероятно, будет даже чудовищней предшествующего. Дарвин еще в 1859 году показал нам, что на этой планете мы случайные и скорее всего не вечные владыки. Сегодня до нас доходит, насколько он был прав.

– Посмотрите-ка на экран! – воскликнул Рави Нара.

Там пылали синие буквы – вдвойне зловещие от своей неподвижности и беззвучности.

Немедленно пришлите профессора Теннанта ко мне или будете наказаны.

– М-да, похоже, тут не мы решаем, – сказал сенатор Джексон. – Отведите профессора во Вместилище.

Генерал Бауэр сделал знак двум солдатам, которые подошли ко мне и стали за моей спиной. Я подчеркнуто недоверчиво смотрел на Бауэра.

– Генерал, вы по-прежнему собираетесь применить против «Тринити» электромагнитный импульс?

У него было непроницаемое лицо матерого игрока в покер, но меня одурачить было трудно. Я понимал, что в моем распоряжении меньше тридцати минут на достижение поставленной цели.

Ко мне подошел Маккаскелл.

– Профессор Теннант, компьютер не должен знать, что мы хотим предпринять против него. Надеюсь, вы нас не предадите?

– Разумеется, нет.

Он пожал мне руку.

– Удачи вам!

Но когда я в сопровождении солдат направился к двери, в ангаре запищал сигнал тревоги.

– Остановка сердца! – закричала медсестра. – Сердце мистера Година останавливается!

С клинической смертью я не имел дела уже много лет, моя реакция была машинальной. Даже Рейчел и та вскочила и кинулась к кровати Година.

Однако мы оба были не нужны.

Доктор Кейз и медсестры уже суетились вокруг старика. Сердечный монитор показывал новый инфаркт, но Рави Нара полагал, что это начало той самой водянки мозга, которую он давно пророчил и которая означала скорую смерть. Как только на мониторе пошла прямая линия, доктор Кейз начал сердечно-легочную реанимацию. Ничего не помогало. На лице старика лежала серая печать смерти.

– Посмотрите, что творится на экране! – вдруг крикнул кто-то за столом.

Я резко оглянулся на экран.

На нем вместо четких фраз, которыми общался «Тринити», был хаос бегущих сверху вниз знаков, меняющихся так стремительно, что в глазах рябило. Числа, буквы, математические символы неслись в одной слитной массе, словно компьютер сошел с ума и бредит. С машиной было явно что-то не в порядке.

– Что происходит? – встревоженно спросил Маккаскелл. – Что означает эта белиберда?

Символы на экране стали разноцветными, среди них замелькали буквы кириллицы и японские иероглифы.

– Генерал! – закричал солдат-оператор за одним из пультов. – Идущие по трубопроводу сигналы из Вместилища сначала ослабели, а затем и совсем пропали. Очень похоже на поломку компьютера!

Ангар огласился триумфальными криками. Однако через несколько секунд в помещении взвыл новый сигнал тревоги – громче прежних.

– Что случилось теперь? – спросил сенатор Джексон. – Что происходит? Умер Годин или нет?

Генерал Бауэр быстро прошагал к экрану того из компьютеров, который подал сигнал тревоги. Когда он вернулся к сенатору, в его лице не было и кровинки.

– Сэр, один из наших спутников наблюдения обнаружил на российской территории четырнадцать высокотемпературных вспышек, характерных для запуска межконтинентальных баллистических ракет. Исходя из скорости и теплового излучения поднятых в воздух объектов, компьютеры ПВО определяют их как ракеты «СС-18» и «СС-20» с ядерными боеголовками.

Сенатор Джексон судорожно открыл рот, карие глаза на бульдожьем лице беспомощно мигали. Наконец он выговорил:

– Но вы же клялись, генерал, что это совершенно невозможно!

Генерал Бауэр даже бровью не повел.

– Судя по всему, я был не прав, – сухо отозвался он.

Глава 41

– Господа сенаторы, первая ракета поразит цель приблизительно через двадцать девять минут, – сказал генерал Бауэр. – Я прошу вас одобрить нанесение электромагнитного удара, как только бомбардировщик выйдет в заданный район.

Сенатор Джексон явно колебался.

– А если это спровоцирует запуск новых российских ядерных ракет?

Я посмотрел на экран, куда выводил свои сообщения «Тринити». Пестрый хаос букв и чисел не прекращался и не ослабевал.

– Запуск новых российских ракет крайне маловероятен, сэр, – сказал Бауэр. – Компьютер, судя по всему, сломался. Четырнадцать атомных ударов – это много, но наша страна все-таки выживет. А если учитывать бедственное положение российской армии и царящий в ней бардак, то можно надеяться, что взорвется только половина ракет. И еще несколько штук пройдут мимо цели. Если сейчас вырубить «Тринити» при помощи электромагнитного импульса, будем рассказывать потомкам, что мы относительно легко отделались.

– Если компьютер сломался, – возразил Джексон, – следует связаться с президентом. Пусть он сам примет окончательное решение.

– ПВО докладывает о семи новых высокотемпературных вспышках! – закричал оператор за пультом. – В районе Первомайска, Костромы…

Не слушая перечисление, Джексон взревел:

– Что означает запуск новых ракет с ядерными боеголовками?

Генерал Бауэр хладнокровно дождался, когда запаниковавшие сенаторы угомонятся.

– Теперь в нашу сторону летит уже двадцать одна ракета, господа сенаторы. У России более трех тысяч межконтинентальных баллистических ракет в рабочем состоянии. Если мы будем и дальше мешкать, количество стартовавших российских ракет только возрастет. Президент уполномочил вас принимать решения такой важности. Настал час этими полномочиями воспользоваться.

Сенатор Джексон отвернулся от камеры и спросил сенаторов:

– Кто "за"?

Раздался хор одобрительных голосов.

– Кто "против"?

Никто не отозвался.

Сенатор Джексон сказал, поворачиваясь к камере:

– Генерал, мы разрешаем вам нанести электромагнитный удар.

Хорст Бауэр кивнул главному оператору, который тут же передал соответствующий закодированный приказ «В-52» с позывным "Архангел".

– Куда конкретно упадут российские ракеты? – спросил сенатор Джексон.

– Компьютеры ПВО в процессе вычисления. Но то, что один из ударов имеет целью Вашингтон, понятно уже сейчас. Ракеты ложатся на курс через северный полюс. В самое ближайшее время вам следует спуститься в бомбоубежище под зданием АНБ.

– Мы уже в подземном бункере.

– Отлично.

– Но наши семьи… – Лицо сенатора Джексона на несколько секунд окаменело, потом он справился с собой и ровным голосом спросил: – Следует ли нам уведомить президента? Должен ли он нанести ответный удар по России?

– Русские ни в чем не виноваты, – сказал Ивэн Маккаскелл. – Запуск осуществлен компьютером «Тринити». Он сумел включить автоматическую систему "Мертвая рука" – ту самую, которой, по словам генерала Бауэра, не существует. Ничего не совершив, мы теперь получаем возмездие от русских компьютеров – по полной программе.

– Что происходит на самом деле, мы не знаем, – стоял на своем генерал Бауэр. – Возможно, русские пытаются самостоятельно уничтожить «Тринити» – заодно с нашей страной. Вторжение «Тринити» в их оборонные компьютеры защиты могло навести их на страшную мысль, что он планирует нанести превентивный удар по территории России. Я уверен, для них даже взбесившийся «Тринити» все равно американский компьютер. То есть американское оружие. И соответственно они действуют безжалостно: своя рубашка ближе к телу!

Маккаскелл покачал головой.

– Русские отлично понимают, что мы теперь не хозяева нашим ракетам – ими распоряжается «Тринити». Да и президент объяснил ситуацию российским лидерам до того, как сдаться под домашний арест. Сам «Тринити» четко обрисовал ситуацию в обращении к руководителям всех стран.

98
{"b":"933","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пробужденные фурии
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Амелия. Сердце в изгнании
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Патологоанатом. Истории из морга
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Трэш. #Путь к осознанности