A
A
1
2
3
...
110
111
112

– Вы лжете! Даже если вы…

– Успокойтесь, агент Кайсер. Не надо так нервничать. Попробуйте трезво взглянуть на ситуацию. Похитили женщину. Несколько женщин. А потом одна из них вернулась домой. От меня. Вы бы мне жизни спокойной не дали! Честно признаться, я ни за что не стал бы вмешиваться в это дело, если бы речь не шла о спасении Джейн Лакур.

– Если вы все знали, значит, могли спасти и других!

– Мне плевать! – крикнула я. – Плевать на все, кроме того, что Джейн жива!

– Спасибо, Джордан, – кивнул мне де Бек.

– Тот ночной звонок из Таиланда…

– Это была ваша сестра. В то время она злоупотребляла спиртным и была немного не в себе. Ей тогда открылась вся правда о вашем отце, и она пребывала в расстроенных чувствах.

– Я хочу лететь в Таиланд! – сказала я. – Прямо сейчас!

Француз поднялся и дважды хлопнул в ладоши. Дверь в зал тут же открылась, и на пороге застыла Ли. Де Бек коротко кивнул ей, и та вновь исчезла.

– Вы возьмете меня? – спросила я. – Не поверю, что она жива, пока не увижу своими глазами.

– Я еще не все рассказал.

– О Боже… – Я прикрыла ладонью рот, вспомнив Талию Лаво и отца. – Только не говорите, что…

– Нет-нет, не бойтесь. Но она какое-то время была во власти Хофмана и пережила сильнейший шок. Хофман обращался с ней, как бы сказать помягче… сурово. Он был извращенцем.

Только теперь я поняла, что означал шок, пережитый мной в Сараево. Тогда я решила, что это свидетельство гибели Джейн, а на самом деле почувствовала, что ей довелось пережить в руках Хофмана. Изнасилование – это всегда маленькая смерть.

– Сейчас она уже оправилась от пережитого, – сказал де Бек. – Почти. А тогда… Поначалу ей требовался серьезный медицинский уход. Едва она пошла на поправку, как, разумеется, сразу начала рваться домой. Но я не мог рисковать. И не только потому, что мне потом пришлось бы скрываться от ФБР по всему свету. Я не хотел, чтобы неизвестный художник прервал свою работу. Да, я этого не хотел! И еще, Джордан, я не привык извиняться, но у вас прошу прощения. За все.

– Пожалуйста, дайте мне увидеть Джейн!

– Вы ее увидите скорее, чем думаете, ma cherie.

– Джордан… – услышала я тихий голос Джона. – Не верь этому человеку, не верь, иначе разочарование будет настолько болезненным…

Джон вдруг запнулся и, открыв рот, поднялся с дивана. Я проследила за его взглядом, и сердце мое остановилось. На пороге зала стояла моя точная копия. На Джейн было белое платье, как и на Ли, которая держалась чуть позади нее.

У меня мелко задрожал подбородок, ладони мгновенно вспотели. Я тоже поднялась, но не могла сделать ни шагу. Никогда в жизни я не переживала столь сильного потрясения… Да и немудрено: для этого мне пришлось бы умереть и потом воскреснуть.

– Вот сукин сын… – пораженно прошептал Джон, глядя на де Бека. – Сколько времени вы ее тут держали?

Джейн медленно приближалась ко мне. Щеки ее пылали, глаза блестели от слез. Ли неотступно следовала за ней, словно боялась, что она в любой момент может лишиться чувств. Джейн стала еще красивее и заметно стройнее. Но в лице ее появилось нечто такое, чего я никогда не замечала раньше. Де Бек за моей спиной громко пререкался с Джоном, но я уже не обращала на них внимания. Кровь стучала в висках, я не видела вокруг ничего, кроме лица сестры. Когда Джейн замедлила шаг в центре огромного зала, я наконец сдвинулась с места и, спотыкаясь, словно сомнамбула, пошла ей навстречу. Потом побежала…

В памяти мелькнула давняя сцена. Высокий человек с фотоаппаратом на груди идет по берегу Миссисипи, а рядом с ним две девочки в одинаковых платьицах. Одна вцепилась в руку отца, другая беззаботно бежит впереди, пытаясь догнать горизонт. Высокого человека давно уже нет. А девочки целы и невредимы. Обе.

29

Вечерело. Дом на Сен-Шарль-авеню выглядел точно так же, как в то злополучное утро, когда Джейн вышла отсюда на утреннюю пробежку и не вернулась… Дом остался прежним, но его обитатели изменились. В окнах горел мягкий свет, создавая иллюзию семейного уюта, якобы царившего за коваными воротами и полированным крыльцом. Именно иллюзию. Говорят, что у многих домов есть душа. У этого она тоже когда-то имелась. Но тринадцать месяцев назад здесь поселилась гулкая пустота…

Мы с Джейн поднялись по ступенькам крыльца, держась за руки. После долгих споров мы наконец решили, что так будет лучше и удобнее для всех. Просто прийти вместе. Не предупреждая заранее телефонным звонком, ничего не объясняя и никого не готовя к встрече. Марк и дети и без того пережили немало. Пусть для них возвращение Джейн будет шоком, который быстро пройдет.

Джон ждал нас в машине, припаркованной у обочины. Не в моем «мустанге», а в комфортабельном седане, выделенном нам штаб-квартирой ФБР. Я оглянулась на него и уже подняла было руку, чтобы постучать, но Джейн порывисто перехватила ее.

– Что? – удивилась я. – Тебе плохо?

Она опять расплакалась.

– Никогда не думала, что мне удастся сюда вернуться… Поверить не могу, что за этой дверью… мои дети…

– Придется поверить.

Я это знала точно, поскольку агент ФБР, наблюдавший за домом весь вечер, предупредил нас с Джоном, что Марк с детьми вернулся с прогулки. Так что все сейчас в сборе. И Марк, и дети, и даже Аннабель. Я похлопала Джейн по руке.

– Хватит терзаться. Все позади. Теперь у тебя праздник.

Я хотела добавить еще что-то ободряющее, но удержалась. Сейчас лучше молчать и ни о чем не думать. Иначе мысли неизбежно вернутся к тем другим жертвам, в жизни которых больше не будет праздника. Ибо нет и самой жизни. И если Джейн сейчас вспомнит об этом, ей станет невыразимо горько – единственной, кому повезло. Так всегда бывает. Я знала по себе.

– Идем.

Я громко постучала и привлекла Джейн к себе. Через несколько секунд мы услышали шаги, стихшие у порога. Затем в замке повернулся ключ, и тяжелая дверь отворилась, явив нашим взорам Аннабель в ее неизменном черно-белом одеянии.

Негритянка открыла было рот для дежурного приветствия, но замерла. Глаза едва не выкатились у нее из орбит.

– Это… это… что же… это… – дрожащим голосом проговорила она.

– Это я, Аннабель, – тихо произнесла Джейн. Ее голос тоже дрожал.

– Боже всемилостивый…

На негнущихся ногах она попятилась от двери, пропуская нас в холл. Схватив Джейн за руки, словно пытаясь убедиться в ее материальности, она горячо зашептала:

– А мистер Лакур? Он уже знает?

– Нет. Мы подумали, что будет лучше, если нас просто увидят. Вместе. Тогда они сразу поверят.

Аннабель всплеснула руками.

– Я бы и сама ни за что не поверила, если бы не увидела своими глазами!

Джейн мягко освободилась от ее объятий.

– Где мои дети, Аннабель?

– На кухне. Ждут ужина.

– Как они?

Старуха хотела что-то сказать, но губы ее затряслись, а из глаз побежали слезы.

– Да ведь как… Сами понимаете… Но теперь все будет хорошо! Все будет замечательно, слава Спасителю! Что мне сейчас… Куда мне сейчас…

– А где Марк?

– В кабинете.

– Пойдемте сначала на кухню.

Аннабель снова взяла Джейн за руку и повела по коридору, будто слепую. Точно такой коридор был в том доме, который находился всего в нескольких кварталах отсюда и где я едва не рассталась с жизнью… Меня передернуло от этих воспоминаний, и я заспешила вслед за Аннабель и сестрой.

У двери на кухню мы задержались. Аннабель что-то шепнула на ухо Джейн и вошла первой. Мы услышали, как Генри спросил, кто приходил.

– А ну-ка закройте глаза! – ликующим голосом приказала Аннабель.

– А что? Что?

– Ваша тетушка Джордан приготовила вам необыкновенный подарок!

– Тетя Джордан пришла?! – радостно воскликнула Лин.

У меня защемило сердце.

– Закройте глаза оба! И не подглядывайте! – строго приказала Аннабель. – Другого такого подарка не будет у вас никогда в жизни!

– Мы зажмурились, зажмурились!

111
{"b":"934","o":1}