ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Несбывшийся ребенок
В самом сердце Сибири
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Путь самурая
Милая девочка
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Венеция не в Италии
A
A

– И он поделился с вами этой информацией?

– Как сказать…

Бакстер, не сдержавшись, хлопнул папкой по столу.

– Зачем вы туда поперлись?! Чего вы хотели этим добиться?!

– Кое-чего я добилась, смею вас уверить! Во всяком случае, большего, чем добились вы, откопав его труп из-под сгоревших развалин!

Бакстер сердито пыхтел, барабаня пальцами по столу.

– А если ваши люди были на улице, что же они не ворвались в галерею, когда пожар только начался, и не спасли нас? – не унималась я.

– У нас был один человек на улице, мисс Гласс. Он вел наблюдение из машины. Пожар начался на первом этаже, и это был поджог. Взрывное устройство, воспламенившее смесь бензина и жидкого мыла.

– Самопал это называется, – пробормотала я. Мне приходилось встречаться с подобной штукой много раз на «маленьких войнах», репортажи о которых никогда не публикуют газеты.

– Да, самопал. Перед этим злоумышленник вывел из строя огнетушители и пожарную сигнализацию. И все аварийные лестницы на втором этаже тоже.

– Вы думаете, для меня это новость? Мне пришлось прыгать с четырехметровой высоты в мусор, чтобы спастись. Неужели ваш человек ничего не мог сделать?

– Наверное, мог бы. Если бы его не убили.

Я, уже готовая к очередному резкому ответу, запнулась и подняла на Бакстера растерянные глаза. А тот был неумолим.

– Специальный агент Фред Коутс, двадцати восьми лет от роду, женат, трое детей. Когда взрывное устройство было приведено в действие, он вызвал пожарных. Затем вышел из машины, сделал несколько снимков начинающегося пожара и оказавшихся поблизости первых людей. Потом он вернулся в машину и позвонил по сотовому в нью-йоркскую штаб-квартиру ФБР. Он как раз разговаривал с дежурным, когда кто-то сунул руку через опущенное стекло и перерезал ему горло. Дежурный слышал, как Коутс захлебывался кровью. Агония длилась секунд двадцать. Потом он умер. Убийца обыскал машину, забрал камеру и документы. Осталась только одна флэш-карта, завалившаяся под сиденье. Поэтому у нас есть снимки того, как вы входили в галерею. Но и только. Снимков толпы у нас нет.

– Боже мой…

Бакстер не спускал с меня прокурорского взгляда.

– Бог тут ни при чем, мисс Гласс. Мы с вами договаривались, что из Нью-Йорка вы сразу отправляетесь в Вашингтон на встречу со мной. Я не помню, чтобы у нас заходила речь о вашем визите к Вингейту.

– Послушайте, Бакстер, не сваливайте на меня вину за вашего погибшего товарища. Не я его туда послала, а вы. И тот, кто убил его, поджег бы галерею в любом случае – со мной или без меня. И наконец, у меня есть снимки толпы!

Оба разом подались вперед.

– Где они? – быстро спросил доктор Ленц.

– Не торопитесь. Я тоже хочу задавать вопросы и получать на них ответы. Давайте договоримся об этом сразу. Я больше не допущу, чтобы меня убрали в сторону!

– Перестаньте пререкаться, Гласс, неужели вы не понимаете, что сейчас дорога каждая минута?! – рявкнул Бакстер. – Где пленка?

– Моя сестра была похищена больше года назад. Так что не говорите мне про минуты.

– Хорошо, что вы от нас хотите?

– Я хочу разбираться во всем этом вместе с вами!

Бакстер развел руками и глянул на Ленца так, словно искал у него защиты.

– Возможно ли, чтобы Коутса убили просто из-за его кошелька и камеры? – спросила я. – Может быть, его убийство никак не связано с пожаром?

– Если это грабитель, почему он не забрал сотовый телефон? – вопросом на вопрос ответил Бакстер. – И если уж на то пошло, не угнал машину? Коутс оставил ключ в замке зажигания.

– Хорошо, допустим, Коутса убил поджигатель. Но если этот поджог никак не связан с нашим делом? Просто захотел человек поджечь дом и поджег, а потом увидел свидетеля и убил его…

– Один шанс из миллиона на то, что это было так. Мисс Гласс, посмотрите правде в глаза. Заложенное в галерее взрывное устройство выполнило свою функцию. Уничтожило все возможные улики и убило Вингейта. И вам редкостно повезло, что оно не убило и вас.

– Вингейт едва не утащил меня за собой в могилу. Мы спокойно спаслись бы, если бы он не полез вытаскивать из огня эту чертову картину. А я, как дура, ему помогала.

– Какую картину? – тихо спросил Ленц.

– «Спящую женщину номер двадцать». Это единственная картина из серии, которая в тот момент была в галерее. Ящик с ней стоял у него в гостиной. И Вингейт угробил себя, спасая полотно.

– Любопытно… – задумчиво проговорил Ленц. – Неужели она не была застрахована?

– Не в страховке дело.

– А в чем же?

– Когда я сказала Вингейту, что художник использовал в качестве моделей похищенных из Нового Орлеана женщин и я собираюсь донести об этом в ФБР, он обрадовался, как ребенок. Сказал, что благодаря скандалу сможет резко поднять цену на эту картину, возможно, даже удвоить ее. А за нее и без того давали полтора миллиона фунтов.

– Кто давал?

– Такаги. Японский коллекционер.

– Что было изображено на картине? – продолжал свой мягкий допрос Ленц. – То же, что и на виденных вами в Гонконге?

– И да и нет. Я не очень разбираюсь в искусстве, но эта выглядела реалистичнее. Почти как фотография.

– Женщина казалась мертвой?

– На сто процентов.

Бакстер крякнул, опять полез в свою папку, вынул из нее еще одну фотографию и положил передо мной на стол. На снимке была молодая брюнетка. Снимок был любительский, фотографировал кто-то из друзей или родных. Или детей… Я содрогнулась.

– Это она. Черт возьми, это она!

– Последняя из известных нам жертв, – обронил Бакстер, не глядя на меня.

– Когда ее похитили?

– Четыре недели назад.

– А предпоследнюю?

– За шесть недель до этой.

– А еще раньше?

– За сорок четыре дня.

Что я хотела узнать, то и узнала. Временные промежутки между похищениями постоянно сокращались. Так у них, у маньяков, принято. Хотя ученые дают этому разные объяснения. По одной версии серийные убийцы таким образом «нагуливают аппетит», их уверенность в своих силах растет, и именно поэтому они идут на преступления все чаще. По другой – у них начинаются неврозы и депрессии, с которыми они не могут справиться. Они начинают буквально нарываться на арест или даже пулю и поэтому рискуют.

– Значит, вскоре стоит ждать нового похищения?

Они переглянулись. Затем психолог коротко кивнул, а Бакстер сообщил:

– Мисс Гласс, около часа назад на автостоянке у одного из магазинов в Новом Орлеане пропала еще одна женщина.

Я оцепенела. Вот и новая сестра по несчастью у Джейн…

– Вы уверены, что это тот же случай?

– Почти, – ответил Ленц.

– А где это случилось?

– В пригороде. В Метари.

– А что там за магазин?

– «У Дориньяка». На бульваре Ветеранов.

Все названия Ленц произносил на французский манер, как и принято в Новом Орлеане. Сказывалось, что он занимался этим делом больше года.

– Я захаживала туда время от времени, – заметила я. – Это частная семейная лавочка.

– Женщина вышла из дому почти перед самым закрытием магазина, – уточнил Бакстер. – В восемь часов. Отправилась за андуильскими колбасками. На следующий день должна была отмечать в офисе свой день рождения. Она работала в зубоврачебной клинике секретаршей. В пятнадцать минут десятого муж заподозрил неладное. Позвонил ей в машину, но ответа не было. Он знал, что магазин уже давно закрыт и больше ей идти некуда, кроме как домой. Тогда он разбудил детей и они поехали «выручать маму». Думали, что у нее просто сел аккумулятор.

– И нашли ее машину открытой и пустой?

Бакстер грустно кивнул. А я вспомнила, что еще два похищения – перед Джейн – были совершены при подобных же обстоятельствах.

– Да, похоже, это он.

– Похоже, но не факт.

– А что, есть и другие версии?

– Сколько угодно. Например, она увидела на улице знакомого парня. Или встретилась с ним в магазине. Или даже познакомилась. Может, решила просто поболтать. А может, и заняться любовью в машине. А потом захотела с ним сбежать. Насовсем.

14
{"b":"934","o":1}