A
A
1
2
3
...
49
50
51
...
112

– А ты где будешь? – по-прежнему не глядя на него, спросил Кайсер.

– Я буду следить за ходом допроса из нашего фургончика. Артур нацепит на себя микрофон.

Кайсер поднял на него недоумевающий взгляд, но Бакстер предостерегающе поднял руку.

– Я и без тебя знаю, что это нарушение, но директор ФБР лично санкционировал использование прослушивающей аппаратуры, потому что только при этом условии полиция разрешала нам допрашивать подозреваемых первыми – прямая трансляция допроса.

– А где будет мисс Гласс?

– В фургончике вместе со мной. Как только Артур подаст условный знак, я отправлю ее к вам. Кодовая фраза: «Куда подевался наш фотограф, она должна была прийти еще десять минут назад!» Это легенда для подозреваемых: мы ничего не конфискуем, а лишь хотим сфотографировать их картины.

– А на самом деле? – наивно спросила я.

– А на самом деле, как только допрос закончится, туда войдет полиция и выметет все подчистую. Подозреваемые, конечно, обозлятся, но с этим мы ничего не можем поделать. А предупреждать их не будем, чтобы не огорчать заранее. Это может отразиться на ходе допроса. Мы не имеем права рисковать. У нас только один шанс на внезапность. Другого не будет. Запомните: с Уитоном ведем себя максимально корректно. Максимально! Второй – Гейнс. С этим можно не церемониться. Джон, ты будешь его допрашивать, у тебя большой опыт общения с уголовниками. Смит и Лаво… Никто не знает, чего от них можно ждать и как с ними лучше всего держаться. Тут придется импровизировать. Но во всех случаях, как только в комнату входит мисс Гласс…

– Зовите меня просто Джордан, – перебила я Бакстера. – Меня коробит от вашей официальности.

– Идет! – усмехнулся он. – Итак, как только вы входите в комнату, не вздумайте пялиться на подозреваемых! Это смажет нам всю картину «опознания». Ведите себя как ни в чем не бывало. Дайте им возможность разглядеть вас исподволь. Человек, увидевший вас впервые, вряд ли будет возвращаться к вам взглядом снова и снова. Впрочем, Гейнс может попытаться раздеть вас глазами. Он такой. Если же вас увидит преступник, для него это будет шок. И он себя выдаст. Во всяком случае, я очень на это надеюсь.

– Преступник или преступница, – уточнил Кайсер.

– Совершенно верно, – согласился Бакстер.

– Если Гейнс посмеет раздевать меня глазами, я не знаю, что с ним сделаю! – возмутилась я.

– Если он позволит себе нечто оскорбительное, что вам помешает как следует врезать ему между ног? – отозвался Грэнджер.

Бакстер нахмурился.

– Пожалуйста, не переигрывайте. Не стоит без особой нужды накалять обстановку. Кто знает, к чему это может привести? А если все эти похищенные женщины действительно убиты? А если художник и похититель – одно и то же лицо? Увидев вас, он может решить, что его песенка спета, и выкинуть какой-нибудь совершенно немыслимый фортель. Кстати, Джон, ты будешь ко всему прочему играть роль вооруженного охранника, – заметил Бакстер. – Применять по отношению к подозреваемым силу или не применять – решать тебе.

Доктору Ленцу последняя фраза Бакстера явно не понравилась. Он поморщился так, словно ему пришлось съесть лимон. И я сразу вспомнила рассказ Кайсера о происшествии в тюрьме Монтаны, когда он не сдержался и едва не забил до смерти приговоренного маньяка. Но Ленц не хуже других знал, что с Бакстером спорить бесполезно. Как он решил, так и будет.

– Если вдруг мы поймем, что имеем дело с преступником, – продолжал Бакстер, – то заберем к себе сразу же, пока его не отняла полиция. Завтра – контрольное совещание. В семь утра. В восемь к нам уже будут приставлены наблюдатели от полиции. Итак, всем все понятно?

Ленц и Кайсер молча кивнули.

– Хочу есть. И еще спать, – объявила я, поднимаясь из-за стола.

– Прихватите с собой агента Трэвис, – напомнил Бакстер.

– Хорошо.

– Между прочим, «Камелия гриль» еще открыта, – как бы невзначай обронил Кайсер.

– Знаю, я там постоянно ужинаю, когда бываю в Новом Орлеане.

– А что вы постоянно носите в своей барсетке? – вдруг спросил Ленц.

– Лампу Аладдина, – ответила я. – Она всегда при мне. Это очень удобно. Когда что-нибудь нужно, надо просто потереть ее немного, и джинн все устроит.

– Не тяжело таскать-то? – проворчал Боулс.

– Тяжело, но разве вы не рады, что на пожаре камера оказалась при мне?

– Очень рады, – заверил меня Бакстер. – Вам и в самом деле надо отдохнуть, Джордан. Завтра будет нелегкий денек.

– До встречи.

Кайсер вышел из зала вместе со мной, а доктор Ленц провожал нас внимательным взглядом.

12

«Камелия гриль» расположена на углу Карроллтон и Сен-Шарль-авеню, прямо на насыпной набережной, под которой мчится быстрая Миссисипи. Как и большинство городских построек, это заведение выглядит старомодно – розовые скатерти, фартуки у официантов и стулья у барной стойки вместо крутящихся круглых табуреток. Мы с Венди давно сделали заказ и ждали его исполнения уже минут двадцать, когда дверь распахнулась и на пороге появился Кайсер. Он огляделся и быстрым шагом направился к нашему столику. Венди его появление, кажется, удивило.

– На пару слов, – бросил он ей.

Венди молча поднялась и пошла за ним. Я не слышала их короткого разговора. Видела лишь, что Beнди слушает внимательно и напряженно. Затем Кайсер вернулся ко мне, а Венди отошла в дальний конец бара.

– Как-то некрасиво получилось, – заметила я. – Что вы ей сказали?

– Что мне нужно поговорить с вами в отсутствие Ленца.

– А-а… Надеюсь, вы в курсе, что она вами всерьез увлечена?

– Я никогда этого не поощрял.

– А ей от этого легче?

Кайсер поджал губы и принялся внимательно изучать меню.

– Она славная девочка, не размазня. Переживет, никуда не денется, – пробормотал он наконец и поднял на меня глаза, в которых как будто таилось нечто большее, чем он сейчас сказал. Я отметила, что под глазами у него пролегли четкие тени. Это от усталости…

– Ну хорошо, – сдалась я. – Итак, о чем речь?

– Кстати, это всего второе наше свидание, – заметил он. – Может быть, дела подождут?

Я не заметила улыбки на его лице, но поняла, что это у него такие шутки, и усмехнулась:

– Перестаньте. Для чего мы все-таки уединились?

– Как я уже сказал, мне нужно с вами поболтать. Без свидетелей. Без Ленца и Бакстера, если уж на то пошло. У меня такое ощущение, что мы идем по чужой лыжне. Человек, с которым мы пытаемся соревноваться, бежит впереди нас. Далеко впереди.

Я заглянула ему в глаза и увидела в их глубине настоящую тревогу.

– Так, поняла. На чем основано ваше предположение?

– Трудно объяснить. Наитие. Мне вся эта ситуация очень не нравится. И я чувствую, что нужно что-то срочно делать.

– Что именно?

– Ну, для начала… хотя бы что-нибудь заказать.

Кайсер поднял руку, и к нашему столику мгновенно подскочил официант. Мы добавили к уже сделанному заказу еще один омлет, апельсиновый сок и кофе с молоком. Как хорошо чувствовать себя дома! Машинально оглядевшись, я наткнулась взглядом на Венди, которая сидела в отдалении и старательно смотрела в другую сторону.

– А если Бакстер узнает, что мы тут с вами шушукаемся, как заговорщики?

– Бакстер не узнает.

– Нет, но если бы узнал? Ему бы это вряд ли понравилось, не так ли?

– С чего вы взяли? Он мне доверяет. До известной степени. Впрочем, ему, конечно, не понравилось бы то, что я сейчас скажу.

– Интересно…

– Вам приходилось когда-нибудь таскать с собой оружие?

– И не раз.

– Автоматическое или револьвер?

– И то и другое.

– Я хотел бы одолжить вам пистолет. Что скажете?

– А что сказал бы на это Бакстер?

– Он был бы против и спустил бы на меня всех собак из департамента внутренних расследований.

– Так зачем вы идете на это?

– Вы в опасности, Джордан. Если наш приятель захочет добраться до вас, он завалит Венди прежде, чем вы обе успеете почуять неладное. А когда Венди выйдет из игры, вы останетесь с ним один на один. В этой ситуации пистолет в кармане окажется нелишним.

50
{"b":"934","o":1}