ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да, я согласна…

– Вы так говорите, но я же вижу, что сердцем в это не верите. А надо, Джордан, надо.

– Я стараюсь…

– Вам страшно за сестру. Только теперь я по-настоящему поняла, как вам за нее страшно. Вы ведь наверняка думаете, что ей пришлось пережить нечто подобное.

– Если не хуже.

– Не терзайтесь этими мыслями. Думайте о своих усилиях разыскать ее. А вы делаете много. Очень много. Не знаю, конечно, но мне почему-то кажется, что гораздо больше, чем родственники других жертв.

– Я не могу иначе, Талия.

– Я знаю. И вы пройдете этот путь до конца, я верю. – Она опустила кота на пол, подошла ко мне и, взяв за руки, заставила подняться с дивана. – Пойдемте на кухню. Я сделаю вам такой чай… закачаетесь! Настоящий, зеленый.

– Господи, мне неловко, что я так раскисла. Вы первый человек, которому я осмелилась рассказать… Даже не знаю, что на меня нашло. Ведь мы едва знакомы.

Талия положила руки мне на плечи и заглянула в глаза.

– А знаете, Джордан…

– Что?

– Похоже, вы только что обзавелись новым преданным другом.

У меня дрогнули губы.

– Спасибо…

– А теперь на кухню, подружка!

Спустя полчаса я с грехом пополам спустилась по шаткой лестнице и вышла на улицу. Из-за угла домой показалась голова Кайсера, и я услышала его шепот:

– Сюда.

Мне не хотелось сейчас видеться с ним, но выбора не было. Я завернула за угол и почти налетела на него.

– Прошу прощения за то, что мы стали невольными свидетелями… – пробормотал он виновато. – Мне очень жаль… И… я вам сопереживаю.

– У меня больше нет сил говорить об этом.

Я быстрым шагом направилась прочь от дома, так решительно, что Кайсер едва нагнал меня.

– Мне неловко вспоминать, как я в вашем присутствии отзывался о поступке Роджера Уитона. Ну, во Вьетнаме… с той девочкой, – сказал он у меня за спиной.

Через пару минут нас нагнал фургон и медленно поехал следом.

– Чего бы вам сейчас хотелось, Джордан? Только скажите!

– Вернуться в гостиницу и принять душ.

– Хорошо.

– И я не хочу ехать в фургоне.

– Отлично, я сейчас поймаю такси. И провожу вас, можно?

Я не могла смотреть на него. Знала, что он меня хочет. Но в ту минуту мне это было неприятно. Будило раздражение и злость. Мне не нужны были его объятия и утешения. Меня могла утешить только женщина. Та, которую ФБР подозревало в причастности к похищению моей сестры. Но Талия меня уже утешила, как могла.

Фургон наконец обогнал нас и остановился. Задняя дверца распахнулась. Кайсер перекинулся парой слов с Бакстером и вернулся ко мне.

– Он вызвал машину. Она подъедет через несколько минут.

Я наконец подняла на него глаза.

– Талия не узнала меня. Она не видела меня раньше. А значит, не видела и Джейн. Запомните это, Джон.

– Хорошо.

– Спасибо.

17

В ванной комнате гостиничного номера остатки душевного равновесия меня покинули. Я стояла под струей горячей воды, зажмурившись и закрыв лицо обеими руками, но мне некуда было деваться от страшных видений. Вот Вингейт пытается спасти из огня картину, а на нем уже дымятся башмаки… Вот потные подонки валят меня на землю лицом вниз, чье-то колено грубо давит на позвоночник, а завернутые за спину руки стягивают солдатским ремнем… Вот Марк впивается в мою шею влажным страстным поцелуем… Марсель де Бек, обернувшись от стеклянной стены, скользит по мне странным взглядом…

Я пустила воду погорячее и подставила лицо плотному обжигающему потоку. Итак, я повидалась сегодня со всеми подозреваемыми. С умирающим старым художником, с брутальным и похотливым мерзавцем, с утонченным эстетом и циником и с красивой несчастной женщиной. Вчера в моем сердце теплилась надежда, что этот день принесет какие-то результаты. Меня ввела в заблуждение уверенность Бакстера, Ленца и Кайсера. Как и их «улики», и стремительная череда событий, каждое из которых, казалось, приближает нас к разгадке. Я думала, вот пройдет еще немного времени и мы наконец увидим, поймем, обнаружим…

Увы.

Интересно, о чем теперь думают мои новые коллеги из ФБР? После блистательного провала их замечательного плана? Строят новые гипотезы или намерены и дальше цепляться за старые? Ни один из подозреваемых, увидев меня, не выдал той реакции, которой от него мучительно ждали.

Где-то близко раздалась трель звонка. Я не сразу даже поняла, что это телефон, так у меня гудела голова. Отдернув полиэтиленовую шторку, я увидела надрывающийся аппарат на мраморном столике у раковины. Мне с трудом, но все же удалось до него дотянуться и снять трубку.

– Да?

– Это я.

– Кто?

– Джон. Джон Кайсер.

В его голосе я почуяла явную неуверенность. Очевидно, ему было неловко разговаривать со мной после всего услышанного.

– Что случилось?

– Ничего, я стою внизу.

– Зачем?

– Перед тем как большие чины потребуют от нас отчета о проделанной работе, мы встретимся узким кругом. Бакстер, Ленц, Боулс и я. Понимаю, что вы сейчас не в том состоянии, но мне показалось, что вы обидитесь, если мы не предложим вам присоединиться.

– Я сейчас в душе… Вы хотите обсудить итоги проведенных допросов?

– Не совсем. Бакстер только что звонил. Сказал, что появилась новая информация.

– Какая информация?

– Он не стал рассказывать по телефону.

Честно говоря, после душа я планировала выпить что-нибудь из мини-бара и упасть на постель. Но он прав – я бы обиделась, если бы они меня не позвали.

– Дайте мне пять минут.

– Пять?

– Да.

– Хорошо.

Он повесил трубку, явно не веря, что женщина, стоящая под душем, способна за такое время привести себя в порядок.

Что ж, его ждет сюрприз.

Мы собрались в том же помещении, что и в первый раз, – в роскошном кабинете инспектора. Кайсер даже не стал стучать, а сразу открыл дверь и кивком пригласил меня войти. В первую секунду мне показалось, что кабинет пуст. В глаза бросилось поблескивавшее под лучами закатного солнца озеро Понтчартрейн. Вдали маячило несколько треугольных парусов.

Войдя и оглядевшись, я увидела, что все уже в сборе. Бакстер, Ленц и Боулс сидели в самом дальнем конце комнаты и негромко переговаривались в ожидании нас. С ними был уже знакомый мне Билл Грэнджер, который, впрочем, как раз уходил. Он пожал Джону руку, а мне по-приятельски кивнул. Встретившись с ним глазами, я поняла, что он уже прослушал запись моего разговора с Талией Лаво.

Чудесно.

Мы с Кайсером сели рядышком на диван. Напротив на таком же диване сидели Бакстер и Ленц. Боулс пододвинул себе отдельное кресло. Не сказала бы, что все они находились в приподнятом настроении, но и глаз не отводили.

– Вы сегодня отлично поработали, Джордан, – первым подал голос Бакстер.

– А мне показалось, что с ролью приманки я не справилась.

Бакстер посмотрел на Кайсера.

– У нас есть сорок минут. Потом соберутся боссы, и я хочу предстать перед ними во всеоружии. Два наших агента на двух разных самолетах везут все материалы, собранные сегодня полицией в ходе обысков, в лабораторию ФБР в Вашингтоне. Абсолютно все – от картин до образцов ДНК. Директор лично курирует расследование, а это значит, что экспертизу проведут в ускоренные сроки. Первые результаты мы получим уже через двенадцать часов, последние – не позже чем через трое суток. Под последними я имею в виду ДНК-анализы.

– Через трое суток? – воскликнул Кайсер. – Я считал бы, что нам повезло, получи мы их через три недели!

– Я уже говорил как-то, что некоторые из родственников жертв – весьма влиятельные люди. Что ж, нам это только на руку.

Бакстер быстро взглянул на меня. Казалось, он рассыплется в заверениях, что пошутил и на самом деле ФБР ко всем делам подходит одинаково ответственно, стараясь разрешить их в кратчайшие сроки. Но… этого не произошло. Спасибо ему, что не держат меня за наивную дуру. Каждый из присутствующих в этой комнате отлично знал, что, если бы все одиннадцать жертв были проститутками или бездомными, в вашингтонской лаборатории никто бы особенно не торопился.

68
{"b":"934","o":1}