ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я машинально кивнула, занятая своими мыслями. Внизу, у самой воды, стоял высокий плечистый бородач в темном пальто и молча наблюдал за нами. Он был далеко, поэтому Венди удостоила его лишь мимолетным взглядом. Но я знала – если что, уже через секунду в ее руках блеснет вороненое дуло пистолета.

– А расскажите, какое у вас сложилось впечатление о Талии Лаво? – попросила Венди.

– Она мне очень понравилась. У нее было трудное детство, отец и старший брат насиловали ее, но она не сломалась и нашла в себе силы жить дальше.

– Ничего себе…

– Да.

– Она была лесбиянкой?

– Вы говорите о ней в прошедшем времени. Надеюсь все-таки, что Талия еще жива.

– Я неправильно выразилась, это случайность, простите. – Она даже покраснела.

– Ничего, все нормально.

Мы еще некоторое время шли молча. Венди была погружена в какие-то свои мысли. А потом вдруг сказала:

– Извините, что лезу не в свое дело… Не обижайтесь… Так получилось, что я слышала, как во время разговора с Лаво вы рассказали ей о том давнем насилии… Вы на самом деле пережили такое?

Я испытала мгновенный приступ раздражения. Похоже, об этом говорят уже на всех этажах и во всех курилках штаб-квартиры ФБР. Впрочем, глупо обижаться на Венди. Она молода, а молодым свойственно любопытство. Это их способ познавать мир.

– На самом деле.

– Знаете, меня просто восхищает, что вы не побоялись говорить об этом. Хотя Джон и остальные все слышали на том конце провода.

– С тех пор прошло много времени, боль успела притупиться.

– Притупиться?!

– Вы правы… такое не забывается.

Она энергично закивала.

– Вот и я так думаю!

– С вами, надеюсь, ничего подобного не случалось?

– Ну, такого, конечно, не было. Однажды, еще в колледже, один бейсболист пытался зажать меня в отцовской машине. Я нарочно выждала паузу, а когда он выставил напоказ свое сокровище, сделала так, что он тут же пожалел об этом.

– Вы молодец.

– Да… Но это было легко. Совсем другое дело, когда на охоту выходит профессионал. Он долго высматривает будущую жертву, выбирает удобный момент для атаки, у него есть специальное снаряжение…

– У нас нет данных, подтверждающих, что всех жертв похищений насилуют, – напомнила я.

– А как же женщина, которую похитили с автостоянки у магазина Дориньяка?

Кровь прилила к моим щекам.

– Это, конечно, еще не доказывает, что остальных постигла та же участь, – продолжала Венди. – К тому же мы далеко не уверены, что тот случай связан с остальными похищениями.

Венди только сейчас заметила, что я загородила ей дорогу и молча смотрю в глаза.

– Что?..

– Женщина, которую похитили с автостоянки, была изнасилована?

На лице Венди отразилось смущение.

– Во влагалище нашли следы семени. Может, она просто занималась сексом незадолго до похищения. Впрочем, патологоанатом высказался в пользу версии об изнасиловании…

Я очнулась от того, что заморосил мелкий дождик. Я знала, что полиция обнаружила под ногтями жертвы частички чужой кожи и крови. И именно поэтому всех четверых подозреваемых обязали пройти биологическую экспертизу. Но, оказывается, этим дело не ограничилось. А мне никто ничего не сказал… Я машинально глянула на реку и увидела, как по рябой поверхности воды сильнее застучал дождь.

– Похоже, я брякнула лишнее, да? – виновато произнесла Венди. – Для вас это стало новостью?

– Для меня это стало новостью.

– Думаю, вас просто хотели уберечь от неприятной информации. Чтобы лишний раз не травмировать. Принимая во внимание… ну и вообще.

У меня задрожал от ярости подбородок при мысли, что это решение было принято Джоном. А кем еще? Как он мог… как он посмел дозировать доводимые до меня сведения?

И тут же – без всякого перехода – мне снова привиделась Джейн. Униженная, раздавленная, изувеченная насильником…

– Черт, мне теперь попадет… – пробормотала Венди, прикусив губу. Но вместо просьбы не выдавать ее вдруг сказала: – А они поступили по-свински! Раз уж был уговор делиться всей информацией, значит, и надо было делиться!

Я машинально провела ладонью по мокрому от дождя лбу и на негнущихся ногах двинулась по набережной дальше, не обращая внимания на непогоду. В Новом Орлеане дожди коротки.

– Может, спрячемся куда-нибудь? – робко предложила Венди.

– Зачем?

Туристов и бегунов на тропинке стало заметно меньше. Лишь рыбаки оставались на своих местах. Уж что-что, а осенний дождик никоим образом не мог отвлечь их от любимого занятия.

Позади нас вдруг раздался неприятный скрежет. Мы с Венди непроизвольно вздрогнули и обернулись. Это был всего лишь трамвай. Мы как раз проходили мимо «Кафе дю монд». До нас вновь донесся аромат свежесваренного кофе и горячих оладий. У меня засосало под ложечкой.

– Собака Павлова… – пробормотала я.

– Что?

– Аромат еды вызывает у меня обильное слюнотечение.

Она улыбнулась:

– А можно… один личный вопрос?

– Валяйте.

Венди потупилась, и я догадалась, о чем она собирается меня спросить.

– Похоже, Джон увлекся вами.

– Похоже…

– А вы?

– Я тоже.

К нам приближался человек в нейлоновой шапочке. Венди напряглась, ожидая, пока мы с ним разминемся. А когда это случилось, еще несколько секунд провожала его внимательным взглядом. Потом вновь потупилась.

– Джон мне нравится. Да вы это знаете… И он тоже знает. Наверное… Надо быть слепым, чтобы не видеть этого. Я такая… Не умею таиться. Если мне кто-то нравится, это видно всем в радиусе трех миль.

– Редко кто умеет держать свою влюбленность в тайне от окружающих. Особенно если это действительно влюбленность, а не что-то другое.

– Ну вот… Но ему, наверное, нужна другая женщина. Не такая, как я, – внешне спокойно продолжала Венди. – Не то чтобы он ко мне плохо относится. Как раз наоборот. Но… словом, вы понимаете, о чем я.

– Понимаю. Что ж тут можно поделать…

Она пожала плечами.

– Самое смешное, что я вовсе не ревную его к вам. Правда! Вот если бы это была какая-нибудь другая девчонка из нашего офиса, тогда да… – Она ловко пнула подвернувшийся под ногу камешек. – Тогда совсем другое дело! Я бы мучилась, постоянно сравнивала себя с ней, выискивала у нее недостатки, возмущалась… А вот к вам не ревную. Вы не такая, как они.

Мы приближались к скамейке, на которой сидел гитарист и наигрывал нежные блюзовые мелодии. Позади него стояла женщина и держала над ним раскрытый зонт. Не столько над ним, сколько над гитарой. У скамейки жались друг к другу несколько случайных слушателей.

– Да такая же в точности, – возразила я. – Я тоже женщина.

– Нет, я не это имела в виду! Те девчонки, которых я знаю по работе, постоянно что-то пытаются всем доказать. Каждый день. Для них мужской взгляд – вызов, малейший знак внимания – шанс. Они зациклены на этом. И ни о чем другом не способны думать. Я сама такая же. А вам… Такое ощущение, что вы просто идете по жизни и она сама подстраивается под вас. А вам плевать. Вы ничего и никому не доказываете. И не вымаливаете себе уважение, а воспринимаете его как должное. Вот!

– Просто я гораздо старше. У меня тоже был тот период в жизни, о котором вы говорите. Но остался далеко позади.

– Ну да. Хоть дело не в возрасте, а именно в опыте. Вы объездили весь мир, побывали на всех современных войнах, своими глазами наблюдали за ходом настоящих боевых действий и все такое. Вы просто не замечаете, какими глазами смотрят на вас Джон и Бакстер, как они к вам относятся! Любая девчонка у нас в офисе не смеет и мечтать об этом. Иногда к нам заезжают женщины-начальники… ну, такие… с большими погонами… Так даже им это не светит!

– У вас все впереди, Венди. Вот попомните мои слова. В один прекрасный день вы проснетесь и поймете, что из зрителя превратились в участника этой большой игры под названием «Жизнь». И обратной дороги не будет. А иногда вам захочется обратно…

– Ну не знаю. Я очень жду, когда наступит этот день.

80
{"b":"934","o":1}