ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вряд ли. Скорее всего их смыло водой. Впрочем, проверим. Главное – карточка памяти. Надо срочно отправить эту штуку в Вашингтон. Полицейским ни слова.

Он покосился в сторону автостоянки. Я проследила за его взглядом и увидела двух конных полицейских, ехавших вдоль трамвайных путей в нашу сторону. Я опять опустилась на лестницу рядом с Джоном и обхватила себя руками за плечи. Меня всю трясло.

– Венди погибла…

– Да.

– Она прикрыла меня своим телом.

– Это была ее работа. Она молодец. Справилась.

– Она не просто молодец. Она совершила настоящий подвиг. А еще… она любила тебя.

– Я знаю. О, черт, как же больно…

– Ее наградят? Посмертно? Надо поддержать ее родных.

– Само собой.

– А как ты тут вообще оказался?

Джон опять поморщился и подавил стон.

– Мне не понравилась твоя идея прогуляться в одиночку. От Фрэнка ты вышла сама не своя. Джордан, никакие переживания не могут оправдать потерю бдительности. А ты ее потеряла. Даже про пистолет свой не вспомнила. Зачем я тебе его дал? Чтобы он пылился в твоей чертовой машине? Словом, я решил подстраховаться.

Я чуть сжала его руку.

– Спасибо тебе, Джон. Спасибо за то, что ты такой параноик.

– А что эта сволочь тебе кричала?

– Что моя сестра жива.

Джон внимательно посмотрела мне в глаза.

– Ты поверила?

– Не знаю… Зато знаю, что он не похож ни на Роджера Уитона, ни на Фрэнка Смита, ни даже на Леона Гейнса.

– Я это тоже заметил.

– Он еще кое-что сказал, Джон.

– Что?

– Сказал, что если я буду дергаться, он приставит пистолет к моему позвоночнику и нажмет на спуск. Но я по-прежнему буду сладенькая и мокренькая между ног. И с меня еще можно будет кое-кому написать красивую картинку…

Джон побледнел.

– Он так и сказал? Кое-кому?

– Да.

– Черт, это важно.

Полицейские приближались. Джон приготовил свое удостоверение специального агента ФБР.

– Ты меня очень обидел, Джон.

– Ты о чем?

– Женщину, труп которой вы отыскали, оказывается, изнасиловали. Ты это знал. Но не сказал мне.

Он долго молчал, потом буркнул:

– То, что ее изнасиловали, еще не факт.

– Только не говори мне, что вы не справлялись у ее мужа, когда они в последний раз занимались любовью.

– Ну хорошо, ты права. Скорее всего, ее действительно изнасиловали. Я не хотел травмировать тебя лишний раз, пойми. Особенно перед встречей с подозреваемыми. Мы не имели права рисковать. Если бы мы сказали тебе, еще неизвестно, как бы ты повела себя во время разговора с Уитоном, Смитом и особенно Гейнсом.

– Я все понимаю. Но мы договорились, что идем в одной упряжке. Пожалуйста, впредь не утаивайте от меня ничего. По-человечески прошу.

– Хорошо, – кивнул он.

– Обещай.

– Обещаю.

Полицейские едва не наехали на нас. Один темнокожий, другой чем-то похожий на Джона. Оба наставили на нас оружие.

– Руки за голову! Быстро!

Джон ткнул им в нос свое удостоверение.

– Специальный агент Джон Кайсер, ФБР. Место происшествия надо оцепить до прибытия наших экспертов. Я ранен и почти не могу двигаться, так что, ребята, возьмите эту работу на себя.

21

Сцена гибели Венди еще долго стояла у меня перед глазами. Но в эту минуту она казалась уже почти сном. Кошмарным, но сном. Я поднималась в лифте на четвертый этаж штаб-квартиры ФБР. С набережной Джона увезли прямиком в госпиталь. Я поехала вместе с ним. Нас охраняло столько вооруженных людей, что впору было почувствовать себя женой президента. Дэниел Бакстер и инспектор Боулс первыми навестили Джона в больничной палате. И не удержались от инструктажа медперсонала, хотя врачи и сестры без них знали, что нужно делать и как.

Через полчаса Бакстера и Боулса и дух простыл. Они вернулись в штаб-квартиру, где руководили поисками трупа утонувшего похитителя. Я сидела в приемном покое, со всех сторон окруженная бойцами ФБР, а перед мысленным взором то и дело вспыхивала одна и та же картинка: Венди стреляет в похитителя и ранит его, а тот выпускает в нее целую обойму… А в ушах по-прежнему стоял глухой стук, с которым Венди упала на мостовую… И голос похитителя: «Если дернешься еще раз, я приставлю пушку к твоему позвоночнику и нажму на спусковой крючок. После этого ты станешь похожа на тряпичную куклу. Мне придется переть тебя на себе, зато ты останешься жива, по-прежнему сладенькая и мокренькая между ног. И кое-кому еще можно будет написать с тебя красивую картинку».

На мое счастье, ко мне снова приставили телохранителя-женщину. Она раздобыла для меня новую блузку, а мою – забрызганную кровью Венди – запечатали в полиэтиленовый пакет и сдали на экспертизу.

Джон хорошо перенес операцию, но врач запретил ему двигаться в течение суток. В ответ он горячо поблагодарил его за помощь и заботу, оперся на костыль, который принесли в палату, и похромал прочь из госпиталя. Решив, что я его жена или невеста, врач прочитал мне целую лекцию о том, как следует ухаживать за ногой Кайсера. Я внимательно выслушала его и поспешила за Джоном.

– Куда? – весело спросил шофер служебной машины. Тоже спецагент ФБР. В принципе, Джон не был его начальником, но шофер смотрел на него снизу вверх, как ученик на учителя.

– В штаб-квартиру, – бросил Джон. – И побыстрее.

Бакстер, Ленц и Боулс ждали нас в кабинете инспектора. Вообще-то теперь основная работа была перенесена в штаб чрезвычайных ситуаций, но только в этом кабинете нашлось удобное кресло с приставкой, на которой Джон мог устроить раненую ногу.

– Ну как ты? – спросил Бакстер, когда мы наконец расселись и Джон перестал охать.

– Неплохо.

Бакстер удовлетворенно кивнул, хотя ежу было понятно, что Джон чувствует себя очень плохо и лжет. Но это была необходимая ложь. В такие жаркие денечки никому и в голову не пришло бы предоставить ему отпуск по состоянию здоровья. Да он и сам бы не попросил.

– А вы, Джордан?

– Еще держусь.

– Я знаю, что вам пришлось пережить.

– Венди все сделала правильно. У нее не было шанса предотвратить нападение. К нам приближались двое, и первый выглядел гораздо подозрительнее. Венди отвлеклась на него и невольно пропустила атаку со стороны второго. Но она успела меня закрыть и почти выхватила оружие… Никто не сработал бы на ее месте лучше. Никто.

Бакстер поморщился.

– Это первое расследование по делу о серийных преступлениях, в ходе которого я потерял агента, – произнес он сурово. – Точнее, двух, если считать еще Фреда Коутса. Сейчас я скажу вещь, которую в принципе мог бы и не говорить. Но все же скажу. Я не успокоюсь до тех пор, пока все, замешанные в этом – я подчеркиваю: все! – не будут рассажены по тюремным камерам.

– Аминь, – буркнул Боулс. – Все в этом здании готовы пахать без выходных. Двадцать четыре часа в сутки. У Венди было много друзей.

– Вы нашли труп? – спросил Джон, положив конец этой лирике.

– Нет. Мы задействовали береговую охрану и водолазов, они обшаривают дно квадрат за квадратом. Но пока безрезультатно. Миссисипи – большая и быстрая река. В ней тонет много народу, но далеко не всех потом вылавливают. Надо быть готовым к тому, что мы его так и не отыщем…

– А что с его телефоном?

– Отпечатков пальцев нет.

– Я так и думал.

– Он недолго пролежал в воде. У самого берега. Вряд ли их смыло водой. Скорее всего, парень не оставлял на нем свои пальчики изначально. Осторожен был, сукин сын. Но это говорит не в его пользу. Раз он так заботился о том, чтобы не подарить нам свои отпечатки, значит, знал, что они уже есть у нас в картотеке. Таким образом, если мы найдем труп, установить личность погибшего будет просто.

– А карта памяти из телефона?

– Ребята из Квонтико получили аппарат всего полчаса назад. Я говорил с ними. Телефон закоротило. Замыкание могло повредить карту. А могло и не повредить. Я жду их отчета с минуты на минуту.

– А как насчет моих снимков? – спросила я.

83
{"b":"934","o":1}