ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Меня зовут Шейлок
Приморская академия, или Ты просто пока не привык
Гвардия, в огонь!
Руки оторву!
Похитители принцесс
Дочери смотрителя маяка
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
Мир внизу
A
A

– Понял, – наконец бросил он в трубку и передал ее обратно Боулсу.

– Ну? – спросил Джон.

Бакстер оперся руками о стол инспектора.

– Телефончик ворованный и перепрограммированный. Отследить по нему личность утопленника не представляется возможным. Но чип удалось спасти, а он дал нам адресную книгу. И в ней значится прямой номер Марселя де Бека.

Джон вскинул руки в победном жесте, а мне вспомнился старик француз, замерший у стеклянной стены и устремивший задумчивый взгляд на далекие паруса. И еще я вспомнила, как тактично он рассказывал мне об отце и его коллегах по Вьетнаму.

Бакстер вынул из кармана сотовый и быстро набрал какой-то номер.

– Чрезвычайка? – спросил он. Я сразу поняла, что он имеет в виду штаб по чрезвычайным ситуациям. – Это Бакстер. Быстро выясните настоящее местонахождение Марселя де Бека. Я буду ждать.

Он напряженно молчал, и мы тоже молчали, глядя на него. Потом его лицо вдруг стало серым.

– Когда? Звоните в госдепартамент и министерство юстиции. Потом мне. – Он нажал кнопку отбоя и ожесточенно почесал кулаком небритый подбородок. – Шесть часов назад самолет де Бека покинул Кайманы. Экипаж оформил полетный план до Рио-де-Жанейро, но туда самолет не прибыл. Де Бек сейчас может быть где угодно.

– Твою мать… – прошептал Джон.

Прежде чем кто-то из нас успел отпустить еще одну реплику, телефон Боулса зазвонил снова. Тот включил громкую связь.

– Бакстер слушает.

– Дэниел, тебе кое-что хочет сказать Фаррел.

– Давай его.

– Дэниел? – услышали мы голос, который мог принадлежать только афроамериканцу.

– Здорово, Генри. Что у тебя?

– Нам только что позвонили по поводу вашей фотки, которую крутят по телику. Одна вдовушка из Кеннера. Она утверждает, что этот парень снимает у нее комнату. Говорит, что ошибки быть не может. По ее словам, его зовут Джонсон и он постоянно в разъездах. Коммивояжер. Записывай адрес: Вистерия-драйв, двести двадцать один. Это к северу от шоссе И-десять. Недалеко от аэропорта. Округ Джефферсон.

Бакстер был явно доволен.

– Шериф и его ребята уже там?

– Шериф еще не знает об этом звонке. Я решил сначала звякнуть тебе.

Бакстер облегченно вздохнул.

– Наши ребята будут там через двадцать минут. С шерифом мы потом разберемся.

– Удачи, Дэниел. Вдовушку звать Питра.

– Я твой должник!

Бакстер повесил трубку и глянул на Боулса.

– Скажи, Патрик, пять лет назад Фаррел позвонил бы нам первым?

– Скорее бы удавился. За эти пять лет он уволил и пересажал целую роту полицейских.

Бакстер вызвал по телефону экспертов.

– Вистерия-драйв, двести двадцать один. В Кеннере. Собирайтесь – и живо туда.

– А вы?

– Встретимся там.

– Понял. До встречи.

* * *

Жилище миссис Питры почти примыкало к международному аэропорту Нового Орлеана. Когда мы подъезжали к ее дому, над крышами домов показался взлетающий самолет, накрывший своим ревом всю округу.

– Прелестный райончик, – проговорил Бакстер, сидевший за рулем. – Здесь можно устраивать бандитские перестрелки – никто ничего не услышит.

– Криков жертв здесь тоже никто не услышит, – согласился Ленц. – Есть над чем задуматься, а?

Бакстер мельком оглянулся на меня.

– Вы уж извините нас, Джордан.

– Все нормально.

Джон накрыл мою ладонь своей.

– Подъезжаем, – сказал Ленц.

Типичный домик с короткой подъездной аллеей. Фанерный двухэтажный гараж, приткнувшийся сбоку, смотрелся нелепо. Блеклые стены и крыша, в которую почти упирались давно обрезанные ветви окрестных вязов.

Бакстер выключил движок, и мы выбрались из машины. На шатком крыльце нас уже поджидала пожилая женщина с сигареткой в зубах и связкой ключей в руке. Несмотря на возраст – а было ей под шестьдесят, – она была одета в розовую футболку и синие шорты, из-под которых выглядывали пораженные варикозом ноги.

– Сейчас наступит момент истины, – пробормотал Джон.

– Не забудь свой костыль, – бросил ему Бакстер. – Там ступеньки.

– Не хочу, – с мальчишеским упрямством отозвался Кайсер.

– А вы шустро доехали, вот ни за что бы не подумала, – грубым, как у портового рабочего, прокуренным голосом заявила хозяйка дома. – Все боялась, что этот заявится раньше вас. Кэрол Питра, вдова с четырехлетним стажем. А мужа моего грохнули.

– Специальный агент Джон Кайсер, ФБР. – Они обменялись крепкими рукопожатиями. – Хочу вас обрадовать, миссис Питра, ваш постоялец уже не заявится.

– Почем вы знаете? Опять в командировке?

– Не совсем.

– А что он натворил-то? Почему это им вдруг заинтересовалось ФБР? – прищурилась она.

– А что вам сказали, когда вы позвонили по контактному телефону?

– Сказали, что он в федеральном розыске. И все.

– Что ж, я могу лишь повторить это, мэм.

Миссис Питра по-хозяйски оглядела Кайсера с ног до головы. От ее взора не укрылось, что он припадает на одну ногу.

– Что это с вами?

– На лыжах катался.

– На водных?

К дому подъехал фургон с экспертами.

– Кто это там? – спросила миссис Питра, глядя поверх плеча Джона. – Ваши ребята?

– Наши, мэм. Будем производить обыск, не возражаете?

– Совсем как по делу Симпсона![30]

– Вот-вот.

– Надеюсь, ваши ребята станут искать тщательней, чем те… из Лос-Анджелеса.

– Все будет в лучшем виде, миссис Питра, не сомневайтесь.

– Может, войдете?

Пока эксперты выгружались из фургона, к дому подъехала, взвизгнув тормозами, еще одна машина. Штатская, но с мигалкой, пристроенной в салоне к лобовому стеклу.

– Миссис Питра, ваш постоялец предъявлял вам какие-нибудь документы, подтверждающие его личность?

– А как же! Иначе я и разговаривать бы с ним не стала! С тех пор, как у меня убили Рэя, я научилась осторожности. По улицам, знаете ли, шатается немало разных психов. И если раньше их издалека было видно, чернокожих-то, то теперь и не поймешь, кто перед тобой – богатый белый адвокат или маньяк-душитель!

Джон терпеливо дослушал эту тираду до конца и невинно спросил:

– А что конкретно он вам предъявлял?

– Регистрационную карточку избирателя, мало?

– Карточка штата Луизиана?

– Нет, нью-йоркская. И водительские права у него тоже были нью-йоркские.

– Он показывал вам и права?

– Ну а как бы я узнала, что они нью-йоркские, сами-то подумайте!

– Да, конечно. Права были с фотографией?

– Что же это за права, если на них нет фотографии? Имелась, а как же! Да он у меня парень был ничего себе, не урод какой-нибудь! Разве только лицо тяжелое такое… как топором вырубленное… Значит, жизнь была нелегкая, повертела им… Правильно я говорю?

– Правильно. Мы, пожалуй, пройдем, миссис Питра. Вы сказали, что он занимал вон ту комнату? – Джон показал на второй ярус гаража.

– Как же, комнату! Там две комнаты, еще и с ванной! Рэй надстроил их специально для Джои. После того, как мы купили ему ударную установку. Он замучил нас в доме этим грохотом, пришлось отселять парня в гараж. Я не разбираюсь в современной музыке – может, Джои и барабанил как в оркестре, не знаю. Зато этим грохотом можно мертвых с кладбища поднимать, это я вам точно говорю!

– Верю. Так мы поднимемся? Вы там, надеюсь, ничего не трогали?

– Как можно! – Миссис Питра вручила Джону один из ключей со своей связки. – Если чего забирать будете, так это… только под расписочку. Сами понимаете…

– Конечно, конечно. – Джон обернулся ко мне. – Мы с Дэниелом и Ленцем глянем там, что и как. Я бы и тебя позвал, но знаешь… эксперты не обрадуются. Чем меньше посторонних следов, тем им легче.

– Хорошо, я вас подожду.

Джон обменялся парой слов с начальником экспертной бригады и забрал у него несколько герметичных пластиковых пакетов. Затем они с Ленцем и Бакстером поднялись по внешней лесенке гаража на второй этаж и скрылись из виду. Миссис Питра начала было приставать ко мне с расспросами, очевидно, полагая, что женщина сможет удовлетворить ее любопытство. Я вежливо извинилась и вернулась в машину.

вернуться

30

О.Дж. Симпсон – звезда американского футбола, обвиненный в 1994 г. в двойном убийстве.

85
{"b":"934","o":1}