ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Онор и Дю Гарро пересекли двор, и лейтенант достал связку ключей, остановившись около одноэтажного домика, когда-то служившего стойлом для лошадей. Он еще раз нервно огляделся кругом и медленно провернул ключ в замке, содрогаясь от громкого скрежета металла. Дверь подалась внутрь, вход был свободен. Онор невольно подтолкнула его, заходя, — лейтенант медлил. Непроглядная тьма не позволяла ей ничего разглядеть. Наконец, ее глаза стали привыкать к мраку, и Онор шагнула вперед. Волк был там, хотя она не сразу разглядела его в тени дальнего угла. Он пошевелился, и она услышала звон цепи. Дю Гарро тем временем зажег огарок свечи и притворил дверь. Онор пришлось держать себя в руках, и ничем не выдать волнения, охватившего ее, когда она увидела Волка, прикованного тяжелой цепью к железному кольцу, вделанному в стену. Увидев их, он ничего не сказал, даже слов приветствия, только сменил положение. Теперь он сидел, поджав под себя ноги, и внимательно смотрел на вошедших.

— Приветствую тебя, вождь, — с трудом выговорила Онор, стараясь не смотреть на него. Он молчал. Она нервно сглотнула и продолжила. — В память о нашей старой дружбе… о том, что ты уже спас мне когда-то жизнь… позволь помочь тебе.

Если она беспокоилась, что он не подыграет ей, то напрасно. Он вел себя так, словно едва ли помнит, кто она такая. Дю Гарро, видимо желая поддержать ее, положил свою руку ей на талию. Волк молча наблюдал за ним, явно не собираясь притворяться, что ничего не замечает. Онор начала сердиться. «В конце-концов, я права», — решила она. Ее голос окреп, и она уже не избегала взгляда блестящих черных глаз индейца.

— Мы с лейтенантом Дю Гарро, который благородно согласился помочь, — она почувствовала, что сарказм звучит в ее словах все громче, и слегка откашлялась, — принесли тебе воду и еду. Мы знаем, ты великий воин, и негоже бледнолицым обращаться с тобой подобным образом. Прими наш дар, вождь, мы искренни с тобой.

Ее глаза молили, опровергая надменно-снисходительный тон, который она приняла. Она подалась вперед, так что складки ее широкой шуршащей юбки коснулись руки Волка.

— Осторожнее, — Дю Гарро остановил ее. — Он может быть опасен.

— Благодарю тебя, бледнолицая скво, — негромко проговорил Волк. — Я принимаю твой дар. Ты заплатила свой долг, и у тебя нет больше причины оставаться здесь.

Лейтенант вывел ее во двор и запер дверь.

— Странно, как хорошо этот дикарь говорит по-французски, — заметил Дю Гарро.

— Ему пришлось, — усмехнулась Онор. — Я оказалась бестолковой ученицей, и язык индейцев мне постичь не удалось. Так что, пока я была пленницей, чтобы хоть как-то понимать друг друга, ему пришлось заговорить на французском.

— Ясно.

— А здесь есть ключи от этих кандалов, что на него надели? — спросила Онор, глядя на связку ключей, которую он спрятал в карман.

— Есть, но не просите меня…

— Успокойтесь, лейтенант, вы выполнили мою просьбу, и я больше ни о чем вас не собираюсь просить. Вы и так сделали больше, чем могли.

Ему было приятно, что она так говорит о нем, и Дю Гарро перестал жалеть, что пошел ей навстречу. Они в обнимку стали подниматься в ее спальню.

Она надеялась, что этот день никогда не наступит, что судьба не допустит очередного издевательства над ней, но он-таки наступил. Она стояла у окна, наблюдая, как у Монта принимают поводья, и сам он, спешившись, разговаривает с полковником д’Отвилем. Запыхавшийся Дю Гарро заглянул в ее комнату со словами:

— Будьте начеку, Онор-Мари. По-видимому, ваш муж вернулся ни с чем.

Он тут же исчез, оставив Онор наедине с сомнениями. Что сулило ей возвращение Монта? Стоит ли праздновать победу, если он и впрямь вернулся проигравшим? Одно ясно, не стоит ей оставаться с ним наедине. Она поспешно подобрала юбки и побежала вниз. Когда она вышла во двор, Монт был все еще там. Его налитые кровью глаза не оставляли сомнений — не так просто оказалось избавиться от собственной жены.

— Вышла встретить меня? — с иронией поинтересовался он у Онор. — Отлично, крошка. Ну что, женушка, самое время заняться похоронами любовника?

Она проигнорировала его насмешки, прикидывая, чего ждать от него дальше. Он обратился к полковнику — коменданту форта.

— Вы не против, если мы проведаем вашего пленника, полковник?

— Отчего нет? Дю Гарро, принесите нам ключи.

Когда ключи были доставлены, полковник вручил их одному из солдат.

— Ну-ка, проверьте, Рамон, как там пленный индеец. Не будем входить туда сами, не так ли, месье де ла Монт?

Монт захихикал и кивнул. Солдат взял ключи и отправился выполнять поручение. Пока его не было, внимание Монта вновь переключилось на ОнорМари. Она презрительно пожала плечами.

— Так что, Максим, выходит, в этой стране есть законы? Разочарование, не правда ли? Ты не можешь посадить меня под замок только лишь потому, что я не хочу жить с тобой? И не можешь оформить опеку надо мной? Какая жалость! А ты думал, достаточно облить меня грязью, чтобы тебе торжественно разрешили делать со мной все, что угодно, в том числе, отправить меня в приют для безумных?

— Я еще не сказал своего последнего слова, Онор, так что не радуйся раньше времени.

— Разве? А мне кажется, ты сказал и сделал уже все, что мог. Надо уметь признавать поражение, Максимилиан.

Он обозленно поднял руку, чтобы ударить ее, но с изумлением обнаружил, что между ним и Онор появился кто-то, кто собирался защищать ее. Это был Дю Гарро.

— Не троньте ее, — сурово предупредил лейтенант. — Если здесь кто и достоин получить по физиономии, то это вы.

— Чего ради вы защищаете эту дрянь? О… я понял!

Его издевательский смех вывел бы из равновесия кого-угодно, и Дю Гарро, не удержавшись от искушения, ударил его в лицо. Монт не остался в долгу, и завязалась настоящая драка. Между тем, солдат, отправившийся за Волком, так и не вышел обратно. Но никто, кроме Онор, не заметил этого, отвлекшись на Монта и Дю Гарро. Она же стала потихоньку двигаться поближе к двери импровизированной тюрьмы. Шаг за шагом, стараясь двигаться незаметно, она приближалась к Волку. Дверь была незаперта. Онор медлила, боясь привлечь лишнее внимание. Пока она колебалась, в просвете показалась смуглая рука, втащившая ее внутрь. Она оказалась в крепких объятиях Волка. На нем уже не было цепи, а солдат без сознания лежал в углу. Дорожа уже хотя бы этим мгновением, она нашла в полумраке его губы, но поцелуй вышел поспешным и недолгим.

— Как мы выберемся отсюда, Волк? — воскликнула она в волнении, осознав, что они окружены. — Мы в ловушке!

— Тебе придется солгать еще раз, Лилия, — проговорил он серьезно. Она поняла его без пояснений. Высвободившись из его объятий, она шагнула на порог. Ее зов прозвучал отчаянно, с жалобной горестной мольбой:

— Гарро! Помогите! Он схватил меня! Помогите!

Оставив избитого Монта лежать на холодном песке, Дю Гарро доверчиво ринулся на помощь. В его затуманенном борьбой мозгу звучала лишь ее мольба. Он не успел усомниться. Когда он ворвался к ним, он угодил прямо в руки Волка, за спиной которого нашла убежище Онор-Мари. Гарро и охнуть не успел, как ощутил лезвие ножа, прижавшееся к его шее.

— Лейтенант побудет пока заложником, — сообщила Онор оторопевшим свидетелям развернувшейся сцены и закрыла дверь изнутри.

Она помогла Волку связать Дю Гарро, отгоняя неприятные мысли о своей бесчестной роли. Крепко связанный, лейтенант мог только бросать изумленные взгляды кругом. Какое-то время спустя до него дошло, что Онор играла не на его стороне. Он негромко выругался.

— Лучше молчи, — посоветовал ему Волк. — Если не хочешь, чтобы тебе заткнули рот.

Заложник умолк, понимая, что сила на стороне индейца.

— Ты что, проклятый краснокожий, действительно думаешь, что мы не доберемся до тебя? — донесся бас полковника со двора.

— Можете попробовать, — предложил Волк. Он оглянулся на Онор, а затем махнул рукой, словно принимая какое-то отчаянное решение. А после он издал призывный клич. Онор зажала уши руками, защищаясь от пронзительного крика, разрезавшего воздух. Она позволила разжать свои руки Волку, лишь когда все стихло, и он вновь привлек ее к себе.

52
{"b":"935","o":1}