ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Владелец моего тела
Голодный дом
Страсть – не оправдание
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Цена вопроса. Том 1
Дневник книготорговца
Царский витязь. Том 1
Девушка, которая лгала
Неоткрытые миры
A
A

Сергей Зверев

Приговор олигарху

Глава 1

Константин лежал в больничной палате и наблюдал, как солнечный луч переползал со стены на его кровать. Думать ни о чем не хотелось.

Вспоминать о том, как он спас свой родной город от террористического акта, обезвредив группу головорезов, пытавшихся взорвать запрудненский крытый рынок, тоже не хотелось. Это уже ушло в прошлое, подернулось туманом и проступало в памяти лишь неясными общими чертами.

Вспоминалась только Наташа. Отношения с ней разладились, хотя и не испортились окончательно. Константин никак не мог забыть ее жесткого взгляда, когда она кричала ему в лицо, что он эгоист, не думает о ней, о ее карьере на телевидении… Речь шла о том, что ей не удалось снять, как Константин едва не погиб… Константину, который, побывав в Запрудном, вспомнил свою прежнюю кличку – Жиган, – непонятно было ее возмущение. Он рисковал жизнью, он попал в ситуацию, из которой едва выкарабкался живым, а Наташа… Она переживала лишь из-за того, что не сумела всего этого снять на пленку. Бред какой-то.

А еще Константин не мог забыть, что Наташа активно контактировала с ФСБ, старалась следить за ним, за его действиями. И опять только для того, чтобы сделать свой дурацкий фильм. Она фактически предала его, хотя сама ФСБ не помешала ему, да и не имела целью помешать выполнить задачу, защитить город от чеченских террористов.

Но Наташа была рядом с ним, значит, она должна была играть в его команде, а не в другой, пусть даже команде союзников.

Ему удалось обнаружить на складе рынка начиненную взрывчаткой машину. Он успел вывести ее за город и загнать в пруд. Сам он оказался слишком близко от эпицентра взрыва. Его подхватило взрывной волной и отбросило на несколько десятков метров к шоссе.

И ничего – жив остался. Оглох вот только на время. Но врачи все-таки молодцы. Не зря он тут валяется, теперь слышит уже совершенно нормально. А на том, что глухой был, даже и сыграть иной раз можно.

Вчера, например, приходила Наташа. Она еще не знает, что Константин слышит все. Она что-то говорила, Костя смотрел, как шевелятся ее губы, но понимать ничего просто не хотел. Наташа отчего-то вдруг заплакала и, наклонившись к нему, поцеловала.

Он не испытал никакого чувства к ней в тот момент.

«Чужая женщина, – подумал он. – Она для меня – чужая женщина!»

Он молчал, и Наташа начала понимать, что с ним что-то произошло. Она поняла все правильно. Он не любит ее. Он не понимает теперь, почему они так долго были вместе. Ну что ж, пусть считает, что Константин – такой же, как все мужики – поматросил и бросил, как говорится. Ничего, не умрет, поплачет и успокоится… Не может и не хочет он ей объяснять настоящую причину.

Наташа ушла расстроенная и испуганная его молчанием. А ему просто не хотелось нарушать тишину, которая воцарилась в его душе.

Тишина и спокойствие, ничего ему больше не нужно.

«Наверное, это старость, Костя, – подумал Панфилов, но тут же себе возразил: – Какая, к черту, старость! Ты в зеркало на себя посмотри – здоровый бугай, любому молодому сто очков вперед дашь! Нашел, тоже мне, старика! Не смеши народ!»

Солнечный луч вдруг куда-то исчез. Константин бросил быстрый взгляд на окно.

И вовремя.

Легкая занавеска, которая защищала от прямых солнечных лучей, мешала рассмотреть снаружи, что делается в палате. На ней Константин увидел отчетливую тень человека.

Через секунду его уже не было на кровати. Константин мгновенно скатал одеяло и сунул его под простыню. Схватив десятикилограммовую гантель, с которой он ежедневно делал разминку, Константин притаился у окна, прижавшись спиной к стене.

Он не ждал «гостей». Он даже предположить не мог, кто бы это к нему пожаловал. Но раз уж пришли, он встретит их как подобает.

Намерения неожиданных визитеров не оставляли сомнений. Окно тихо задребезжало и приоткрылось.

Их оказалось двое. Первый успел спрыгнуть с подоконника на пол. Константин увидел руку с зажатым в ней пистолетом с глушителем на стволе. Человек, державший пистолет, был в темной трикотажной маске.

Едва он приземлился на пол палаты, как тут же выстрелил в скатанное одеяло на кровати Константина.

Ждать дальше было нельзя. Нападавшие свой ход сделали. Теперь очередь за Константином.

Быстрым движением он опустил руку с гантелью на затылок незваного визитера. Раздался характерный хруст проламываемой кости, и человек в маске упал на пол рядом с кроватью Константина.

Жиган бросился к окну. Легкий хлопок второго выстрела заставил его отпрянуть в сторону. Второй нападавший, не сумевший подстраховать первого, успел выпрыгнуть наружу. Со второго этажа Константину хорошо видна была его спина и точно такая же шапочка, как и у первого. Человек добежал до угла больничного корпуса и скрылся за ним. Константин так и не рассмотрел его. Узнать его он теперь не смог бы, даже столкнувшись нос к носу.

Зато можно было рассмотреть того, который остался, хоть и не по своей воле, в палате.

Константин нагнулся над ним и сдернул маску. Побледневшее молодое лицо, небритые щеки, короткий рыжий «ежик», слегка кривой нос – видно, в какой-то драке хороший удар пропустил. Ничего примечательного в его внешности не было. Такими Жиган и представлял себе киллеров, благо повидал их на своем веку немало.

«Любопытно, – подумал Константин. – Какого хрена они ко мне пожаловали? Может быть, ошиблись окном и не меня вовсе собирались убить, а кого-то другого, кто в соседней палате лежит?»

Жиган покопался в памяти, вспомнил всех своих соседей по палатам на втором этаже. Ни одной подходящей кандидатуры для того, чтобы на них могли охотиться. Все больше пенсионеры.

Нет, приходили именно к нему, к Константину Панфилову, к Жигану.

Но кому могла вновь понадобиться его жизнь?

Самое первое, что приходит на ум, – чеченцы. Он только что сорвал тщательно разработанный ими террористический акт в Запрудном. У них есть причины мстить Константину.

Но в эту версию ему почему-то не очень верилось. Может быть, потому, что лежащий на полу парень нисколько не походил на кавказца?

Впрочем, чеченцы могли и нанять кого-то здесь. В Москве всегда много желающих выполнить подобного рода услуги – замочить заказанного человека, получить свои баксы и смыться, пока тебя тоже не шлепнули, чтобы оборвать концы.

Придется остановиться на том, что это были наемные убийцы, киллеры. Кто их послал – неизвестно, и узнать уже невозможно, поскольку пульс у рыжего парня не прощупывается. Все – отбросил концы.

«ГБ! – осенило вдруг Жигана. – Ну, конечно, это он! Из-за меня он лишился огромных денег и никогда не сможет мне этого простить. Это его заказ пытались выполнить мои сегодняшние гости. Ну что ж, Глеб Абрамович, настала пора нам с вами повидаться».

Но что же делать теперь Жигану? Поднимать шум, звать медперсонал и объяснять, что этот рыжий забрался к нему в палату с пистолетом и пытался его убить? Объяснять, что ударил его по голове гантелей не сильно, чуть-чуть, но не рассчитал удара, и тот благополучно загнулся?

Константин представил все неудобства подобных объяснений и поморщился.

«Да пошли вы!» – подумал он.

Константин поднял тело, положил его на свою кровать и принялся раздевать.

Константин просто сделает небольшую рокировку. Парень останется лежать вместо него в больнице, а Панфилов отправится в Москву. А что? Ждать еще одного визита? А вдруг второй раз ему не повезет и убийцы окажутся более удачливыми?

Константин стащил с парня джинсы и кожаную куртку, примерил. Фасончик ему не понравился, но размер был тот самый – впору. Пистолет он сунул в карман куртки, предварительно свинтив с него глушитель – кто знает, вдруг пригодится.

Парня он повернул разбитым затылком к стене. Простынку пришлось натянуть на голову, чтобы не были видны испачканные кровью рыжие волосы.

Оглядев результаты своей работы, Константин остался удовлетворен. Пролежит несколько часов, и никто к нему не подойдет.

1
{"b":"93647","o":1}