ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марина Жданова

Смерть в белом халате

5 мая

Нужный дом затерялся между серыми панельными многоэтажками одного из спальных районов города. Молодой человек в джинсовом костюме с большим черным пакетом в руках остановился посреди двора и огляделся. Босс правильно выбрал место. В центре красовалась бестолковая одноподъездная «свечка». «Медицинская, 18» – гласила табличка. Именно этот дом был ему нужен. Дверь обшарпанная, без замка, даже без кода, лифт наверняка не работает, население – старушки да, многодетные мамаши. Все как везде.

Парень вошел в подъезд, открыл пакет, вытащил оттуда металлический чемоданчик с красным крестом, мятый медицинский халат и шапочку. Сняв джинсовую куртку, он облачился в белое, положил пакет под лестницу и направился к лифту. Кнопка не загорелась.

– Черт!

Пришлось идти пешком.

Поднявшись на седьмой этаж, молодой человек отдышался и позвонил в однокомнатную квартиру.

– Кто там? – спросил старушечий голос.

Зрачок глазка потемнел. Бабка не открывала незнакомым людям.

Парень поправил шапочку, мысленно поблагодарив босса за верную стратегию, и вежливо, но громко произнес:

– Бесплатное медицинское обследование!

Несколько секунд ничего не происходило, молодой человек успел подумать, что на сей раз хитрость не сработала, но хозяйка зазвенела ключами, и дверь открылась.

Старушка была невысокой, худощавой, в старом линялом халате и тапках на босу ногу. Она чем-то напоминала дедовскую меховую шапку: выцветшие рыжие волосы кое-где были тронуты сединой, брови практически не выделялись на пергаментной коже цвета старой газеты, а пуховой платок, наброшенный на плечи, только усиливал сходство.

Бабка внимательно осмотрела лестничную площадку, но молодой человек пришел один.

– Вот хорошо! – обрадовалась она. – Наконец-то власти о стариках решили позаботиться! Проходите на кухню!

Парень тщательно вытер ноги о половик в коридоре, разулся, оставив кроссовки за дверью.

– Ой! Не разувайтесь! Не разувайтесь! – засуетилась хозяйка.

– Как можно! Вам убираться тяжело, а я полы пачкать буду! Даже не настаивайте! Чистота – залог здоровья.

Бабка прикрыла дверь и прошла вслед за гостем.

Кухня была под стать самой хозяйке: маленькой и неопрятной. Обстановка была небогатой, такой же, как на сотнях других кухонь сотен других пенсионеров: старенький, времен Брежнева, гарнитур, неуклюжая газовая плита «Россиянка», стол, накрытый цветастой клеенкой, табурет, стул, большая цветущая герань на подоконнике, дешевый тюль на окнах.

В воздухе витал запах сладкого. Парень сел на табурет, поставил чемодан на колени и выложил на стол потрепанную тетрадь.

– Глафира Петровна, – представилась бабушка.

– Очень приятно, – ответил молодой человек, – Илья. На что жалуетесь, Глафира Петровна?

– На все! – старушка поставила к столу небольшой стул и села. – Ноги слабые, голова часто болит. В ушах стреляет, особенно, когда с кровати встаю.

– Спите плохо?

– Плохо, ой плохо! Иногда по полночи без сна лежу. Каких только средств не испробовала! Ничего не помогает.

– Давайте, я вас послушаю.

Илья вытащил из чемодана стетоскоп. Старушка начала расстегивать пуговицы халата.

– Сейчас появилось много новых лекарств, – заметил молодой человек. – И не только от бессонницы.

– Да-да, – закивала головой Глафира Петровна. – Все время новые лекарства появляются. Придешь в аптеку, и не знаешь, что от чего.

Парень приложил холодный кружок стетоскопа к груди женщины.

– Так. Хорошо. Повернитесь. Хорошо. Желудок не болит?

– Слава Господу, не жалуюсь.

– А сердце?

– Сердце болит. Иногда будто переворачивается. Вздрогнет, думаю, все, остановилось! Но обходится пока, – бабка перекрестилась. – В груди колет, особенно, когда лифт не работает и пешком ходить приходится. А лифт у нас почти всегда не работает. Уж дед Степан сколько раз с коммунальщиками ругался, а им все равно. Заявок много, говорят.

Молодой человек убрал стетоскоп в чемодан.

– Я вам от бессонницы рецепт выпишу, а от сердца, у меня с собой капли есть. Я вам могу их оставить. А денег не возьму.

Глафира Петровна обрадовано всплеснула руками.

– Ой, Илюшенька! Большое вам спасибо! Может, чайничек поставить? Не хотите чайку?

Молодой человек кивнул.

– Спасибо. С удовольствием. А то целый день по квартирам хожу, устал. Да и проголодался, если честно.

– Так у меня сосисочки в холодильнике. Может сварить?

– Нет, сосисок не нужно, просто чай. Да, чуть не забыл! Вам придется расписаться, что я к вам приходил, а то начальство не верит, думает, будто я не людям помогать хожу, а на дискотеку или вообще дома сижу. Не доверяют! Поэтому требуется ваша подпись. Вы ведь не откажете мне, Глафира Петровна?

Бабушка ласково посмотрела на парня.

– Конечно, не откажу! Где расписаться нужно?

Врач положил перед женщиной лист бумаги, на котором мелким шрифтом было что-то напечатано.

– Это объяснительная записка, – пояснил Илья. – В строчках наверху напишите свое полное имя, фамилию, отчество, а также паспортные данные. У вас есть паспорт?

– Я его наизусть помню. В Собесе часто всякие бумажки заполнять требуется.

Старушка нацепила на нос очки и крупным дрожащим почерком написала все, о чем ее просили.

– Второй экземпляр! – Молодой человек положил перед бабушкой новые бумаги, и та, не читая, подписала их.

– А давно ты так работаешь? Наверно, институт еще не закончил, – бабка незаметно перешла на «ты», чему Илья даже обрадовался.

– Третий год уже работаю, а институт закончил. В прошлом году.

– Какой молодец! Помощник родителям! А у меня вот, никого нет. Не дал бог детей, да и мужа не дал, – старушка отвернулась и украдкой вытерла глаза. – Даже поговорить не с кем! Только и остаются соседки-подружки.

Молодой человек наклонился над столом, дотянулся до Глафиры Петровны и положил руку ей на плечо.

– Главное, чтоб человек счастлив был и не болел. Вот и вы не болейте! А я вам лекарства оставлю.

Бабушка всхлипнула, выключила плиту и налила в чашку кипяток.

– Вот, Илюшенька, чайку попей!

– А вы разве не будете?

Бабка отрицательно покачала головой.

– Сердце чегой-то разболелось.

Парень улыбнулся и вытащил из чемодана небольшой пузырек с мутной белой жидкостью.

– У вас есть вторая чашка?

Бабка достала из шкафа стакан и протянула Илье. Молодой человек вылил в стакан примерно половину пузырька. Добавив воды из-под крана, он отдал лекарство старушке.

– Выпейте, Глафира Петровна! Для сердца самая лучшая микстура.

– А не много лекарства-то? Сколько капель?

– Я вам только половину дозы дал. Остальное вечером выпьете. А название я на бумажке запишу. Если понадобится, вы его в аптеке купите.

Старушка поднесла стакан к носу.

– А отчего запах горький?

– Все лекарства горькие. Пейте, пейте, легче станет.

Глафира Петровна вздохнула и сделала несколько глотков.

– До дна. Иначе не подействует.

Бабка выпила и села на табурет.

– А теперь, отдыхайте! Я пойду.

– Илюшенька, а название-то напиши!

Молодой человек не ответил. Он закрыл металлический чемодан с красным крестом на замок, снял медицинскую шапочку, вылил в раковину чай. Старушка смотрела на него мутным взглядом, потом опустила голову, покачнулась, и упала на пол. Илья перешагнул через нее, вытащил из кармана резиновые медицинские перчатки, вытер стакан, бросил в него несколько таблеток и залил водой. Пузырек и стакан приложил к ладони Глафиры Ивановны.

– Все вы на бесплатный сыр надеетесь, – негромко сказал он. Бросил пузырек на пол, открыл входную дверь и вышел на лестничную площадку.

* * *

Подниматься по лестнице было тяжело. Мусорное ведро заполнилось еще вчера, но дед Степан забыл его вынести. Мусоропровод находился на площадке между этажами и пожилому человеку пришлось обойтись без помощи лифта.

1
{"b":"93718","o":1}