ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

2

Автомобиль застыл на крутом берегу большой реки. Ни Астрахани, ни шоссейной дороги не наблюдалось. Посовещавшись, милиция решила еще раз переговорить с арестованными.

Лейтенант с водителем с разных сторон подошли к будке. Водитель с автоматом встал поодаль, а лейтенант открыл дверь:

— Зайлетдинов, выводи арестованных по одному, и чтоб тихо, спокойно, без рывков и прыжков. Я не люблю резких движений. Костя, в случае чего — стреляй без предупреждения. Понял?

— Чего тут непонятного то?

— Так, — ткнул лейтенант стволом пистолета в сторону Стаса. — Рассказывай. Кто, что, где мы и как сюда попали. Остальные пока молчат. Ясно?

— Что? Убедился лейтенант? — Ответил Стас, пытаясь определить место, куда их привезли. — Только ты вопрос неправильно задал — нужно спрашивать — не где мы, а когда! Мы на той же Волге, но в другом времени. А вот в каком — я пока и сам не знаю.

— Ты можешь внятно говорить? Когда, где — что за чушь несешь?

— Он прав, лейтенант. — встрял в разговор Женька.

— А ты молчи пока. Я же предупреждал. Он говорит… Зайлетдинов, отведи этих троих вон туда, на взгорочек, чтоб не слышали ничего — буду их поодиночке допрашивать.

— Пустое, лейтенант, сам же все видишь, оглянись вокруг! — ответил Стас. — Впрочем, валяй, как хочешь — мы не торопимся, времени у нас теперь много — целый год впереди. И пристрелить ты нас не можешь — ибо тогда на всю жизнь здесь останешься. Так что целый год придется нас холить, беречь и лелеять.

— Какой год? Ты о чем?

— Чтоб вернуться к себе — в твое родное отделение, нужно прожить здесь целый год, не больше и не меньше.

— Ну-ну, ври дальше…

— Короче, мы — путешественники во времени, и это уже наш третий маршрут. Нашли место на земле, в которой в некоторый момент открывается сквозная дыра между разными временами. Момент этот — тоже вычислили. Вот теперь и путешествуем. Вообще-то мы ехали в древние века, точнее в 4 век, но из-за вас попали в мезозой — подтверждение вот там, в месте прохода лежит. Куда из мезозоя выскочили — еще не разобрались. Но могу точно сказать — совсем не в то время, откуда нырнули. Сейчас — или палеолит, или эпоха всемирного оледенения — вон холод какой собачий. Ну — мамонты там всякие, кроманьонцы с питекантропами..

— Да ладно тебе байки то заливать. — сержант сплюнул. — Дыра какая-то, мезозой… Сам ты — питекантроп. Мамонт недобитый…

— Мила-а-ай, — протянул Валентин, — тебе ж сказали, это не первое наше путешествие, поверь мне, вон Кокорь как раз оттуда, из 4 века. Точнее отсюда — мы, собственно, в 4 век и направлялись. Если прошлый раз туда попали, то почему бы и сейчас не попасть в то же время? А сами мы вовсе не из вашей СНГ, а из Советского Союза! Понял?

— Не бурчи, все мы из Советского Союза, а ткнуть пальцем в любого прохожего, заявив, что он из древних веков, я тоже могу. — вставил сержант, внимательно осматривая Кокоря.

Кокорь в ответ выдал длиннющую фразу на древнеславянском языке, но сержанта и это не смутило:

— Мои знакомые армяне также умеют, так что не убедил.

— Обратите внимание, сколько мы уже проехали? Полста километров? Астрахань тю-тю? Асфальта как не было, так и не предвидится…

— Ну заблудились, бывает… Здесь же пустыня.

— Какая пустыня? Это что по твоему, Волга или незнакомая река какая-то? — перебил его Стас, мотнув головой на широкую реку, в которую уперлись путешественники. — Ни впереди, ни сзади никаких намеков на трассу. Ни поселков, ничего. Ну и? Это голые факты, лейтенант. Не убедительно? Ну что, будем знакомиться? Меня зовут Станислав, это Женя, шофер — Валентин, а древний воин — Кокорь.

Лейтенант смутился:

— А фамилии?

— Что здесь значат фамилии? Ну хорошо — моя фамилия Медведев, а как вас величать?

— Документики бы посмотреть. Впрочем, ладно. Старший инспектор ГАИ Экслеренко Алексей Борисович.

— Сержант Зайлетдинов.

— А имя то есть? Или по фамилии называть? — переспросил Стас.

— Русланом зовут. — ответил сержант.

— Ты смотри, Зайлетдинов, второй год с тобой работаю, а имя только что узнал! Во, дела! — воскликнул лейтенант.

— А моя фамилия Приходько, или просто Костя — отрекомендовался милицейский шофер.

— Вот и отлично! Тогда меняемся местами, вы полезете в будку с Кокорем, и поехали.

— Ну уж нет, я в кабину сяду, а то еще неизвестно куда вы нас привезете. Впрочем, шофер пусть ваш будет. Куда, кстати, поедем? — поинтересовался лейтенант.

— Вообще-то, мы собирались ехать в Белую Вожу. Поселок такой древний, мы в нем чудесный год провели. Это 4 век нашей эры — как я уже объяснял. Но вы вертанули нас всех прямо в противоположную сторону… Впрочем, к Воже можно и по Волге проскочить. Да, наверное так и сделаем, чтоб не возвращаться. Астрахань, точнее ее будущее местоположение, так сказать, мы уже проскочили, поедем на север к Волгограду, чтоб совсем очистить вашу совесть. Если и там будет пусто, то тогда повернем к Дону, на Русь. Там как раз самый узкий перешеек между реками.

— А если там город? — спросил ухмыляющийся лейтенант.

— Тогда аккуратно выясняем год и век… Лейтенант, вот голову даю на отсечение, если увидим шоссейку и ваше отделение — все, сдаемся сами и оформляем явку с повинной. Ты согласен?

— Стас, не клянись, а вдруг мы и вправду в их мир опять вынырнули? — насторожился Женя. — Дыра, сам знаешь, дело темное и непредсказуемое.

Но лейтенант, криво ухмыляясь, махнул Жене рукой:

— Все, ребята, я вас за язык не тянул, слово сказано. Поехали, как ближайший поселок увидим, так и продолжим наши разборки.

* * *

Валентин по старой памяти выбрался с колдобистого берега на ровный лед и автомобиль неторопливо выгребал, прижимаясь к правому берегу Волги, верх по течению. Хотя кругом были наметены довольно большие сугробы, сдуваемые ветрами со всех степей сюда — в низину реки, но именно у берега кто-то совсем недавно прогнал большое стадо коров или лошадей и Валентин удачно вписался в широкую утоптанную полосу, ничуть не хуже подмосковных проселочных дорог. Сидящие рядом пассажирами — Стас и гаишный инспектор уже не испытывали друг к другу такой неприязни, как в первые минуты знакомства. Впрочем, лейтенант все еще не скрывал своей досады на неожиданное приключение, но Стас и Валентин, понимая его состояние, короткими репликами старались направить тягостные мысли в ином направлении. Хотя и безрезультатно. Беседа не завязалась, а короткие фразы инспектора выдавали его интерес лишь к одной теме — «как выбраться отсюда», не принимая во внимание все возражения по срокам. К тому же Стас, едва перебравшись в кабину, достал подробную карту Поволжья и по примыкающим притокам и изгибам реки периодически отслеживал местоположение отряда. Лейтенант тоже заглядывал в нее, и постоянно озирался, высматривая нарисованные на берегах поселки.

— Ну как же так? Ну Замьяны, Лебяжье — ладно, их с основного русла можно и не увидеть — на протоке стоят, но Сероглазка то? Ведь прямо по форватеру, причал там издалека видно… А проехали нет ничего… У меня ж родня там… Ну-ка, погодь, вот сейчас за поворотом баржа притопленная должна на берегу лежать… Ну где ж она? Черт! Пусто… Всю жизнь тут лежала — сколько себя помню…

— Убедился? Так что, считай, что у тебя годовой отпуск за наш счет. Эдакое сафари в диких прериях.

— Да заткнись ты! Сафари… Как домой вернуться?

— А не хрен было за нами гоняться. Длинный рубль — он до добра не доводит. Кстати, вам еще повезло, что тут нет нашего пятого товарища…

— Да уж… — засмеялся Валентин. — Слышь, лейтенант, пятый то наш — настоящее привидение. Не-еее, не вру — честное слово, — и тоже путешественник во времени. Только он не захотел с нами идти — у него своя дыра в другом месте.

— Все, лейтенант, забудь. Раньше чем через год мы отсюда не вылезем, но ты не волнуйся, и положись на меня — первый раз, что ли по временам скачем? Если повезет — через год ты вернешься в тот же самый день, когда сюда попал. И даже твое начальство ничего не заметит.

4
{"b":"93746","o":1}