ЛитМир - Электронная Библиотека

Мартин и пес пошли дальше. Незнакомец не отставал. Раз, два, три; раз, два, три. Шаги раздавались гораздо ближе, чем в парке, примерно в десяти метрах. Иногда их перекрывал звук других шагов, но вскоре тонкий слух Мартина вылавливал их снова. Если старик вдруг останавливался, затихал и звук шагов: видимо, незнакомец, останавливался тоже.

Мартин даже не мог пожаловаться полицейскому, что кто-то его преследует. Ему бы сразу возразили:

– Ведь вы же слепой! Как вы можете понять, что кто-то за вами идет?

В лучшем случае, если попадется любезный постовой, то проводит до дома. А вот этого как раз Мартин и не хотел. Он не собирался показывать незнакомцу, где живет.

– Я ещё не сдался! – пробурчал он псу. – У меня даже есть некоторое преимущество. Я ведь знаю, что он меня преследует, а он не знает, что я это знаю. Мы пройдем с тобой через лавку дядюшки Саббатино. Там есть второй выход. Он увидит, как мы с тобой войдем туда, а как выйдем, не заметит.

Чтобы пройти к Саббатино, следовало повернуть на третью от парка улицу. Мартин это знал, но как сообщить Дику? Дик всегда вел его домой самой короткой дорогой. И преследователь, конечно, поймет, что что-то не так, если увидит, что хозяин идет одной дорогой, а собака другой.

Мартин повернул налево. Дик сразу же оказался перед ним, как бы запрещая хозяину идти дальше.

– Перестань! Он увидит тебя, – нежно сказал Мартин псу. – Саббатино, Саббатино, Дик. Понимаешь?

Пес, конечно же, знал, кто такой Саббатино, но не в обычаях хозяина было заходить к нему по дороге домой. К Саббатино они всегда шли из дома. И Дик, решив, что Мартин просто потерял ориентацию, не двигался. Как же ему объяснить, что за ними следят?

Вдруг Мартин вспомнил фразу, которую Селия всегда произносила, заканчивая делать покупки:

– И обрезки для Дика.

Он произнес её, и собака послушалась, разрешив хозяину повернуть не к дому, а к лавке Саббатино. Мартин перестал слышать шаги. "– Наверное, остановился на углу и следит за нами", – подумал он.

Но вскоре шаги послышались снова. Раз, два, три; раз, два, три.

Запах апельсинов дал понять Мартину, что они пришли. Собака подтолкнула старика в сторону крыльца. Поднявшись на него, Мартин позвонил в звонок, и громкий голос с заметным итальянским акцентом их приветствовал:

– Привет, Мартин! Что желаете приобрести?

– Да я зашел просто так, поздороваться, – сказал слепой, не желая выдавать себя. Ему не хотелось вводить Саббатино в курс дела: итальянец тут же начал бы убеждать его, что ему все показалось. Зрячие люди всегда считают себя более проницательными.

Он постоял немного у прилавка. Совсем недолго, только для того, чтобы преследователь мог убедиться, что они зашли внутрь. Теперь он станет их ждать!

– Посмотрите, пожалуйста, с улицы никто не собирается сюда зайти? – спросил Мартин хозяина лавки.

– Нет, никого нет, – удивленно ответил Саббатино.

– Вы уверены? Посмотрите получше.

– Абсолютно никого.

– Тогда отведите меня к вашему черному ходу. Я хотел бы выйти оттуда.

– В чем дело, Мартин? У вас появились враги? – в голосе торговца звучало неподдельное беспокойство.

– Нет, – ответил Мартин, – никаких, слава Богу, врагов. Просто надоело, замучили своими расспросами. Кто-нибудь смотрит на нас?

– Не знаю. Отсюда не видно улицы. Она закрыта коробками на прилавке.

– Отлично, – кивнул Мартин. – Если минут через десять-пятнадцать кто-нибудь спросит про меня, ничего не говорите. Сделайте даже вид, что не понимаете, о ком идет речь.

Дверь лавки закрылась за ними, и Дик повел хозяина вдоль узкого переулка, выходившего на другую улицу. С той они свернули на свою, оказавшись чуть выше своего дома. Обычно они приходили с другой стороны. Мартин остановился и прислушался. Ставший уже привычным ритм "раз-два-три" не был слышен.

– Удалось! – воскликнул Мартин. – Теперь скорее домой!

И они почти побежали в сторону дома. Около крыльца пес резко преградил хозяину дорогу, чуть не сбив того с ног.

Только оказавшись в родных стенах, Мартин почувствовал себя в безопасности.

– Не знаю, что все это значит, – признался он псу, – но мне не очень нравится. Пожалуй, стоит денька два-три посидеть дома.

Он перевел дух и стал подниматься по лестнице. Селия была уже дома.

– И что же с вами случилось? – упрекнула она деда. – Ты никогда ещё не приходил так поздно. Я уже стала волноваться. Пожалуйста, больше так не делай.

Мартин решил ничего не говорить внучке об их таинственном преследователе. Это могло только напугать её. Он совсем не хотел прибавлять ей забот – жизнь и так не легка. К тому же сейчас он чувствовал себя в безопасности и даже на миг подумал, что ему все могло показаться. Зачем снова все вспоминать?

– Мы слегка засиделись, – виновато пробормотал он.

– Ну, ладно, садитесь. Ужин будет готов через полчаса.

За ужином Мартин, вопреки обыкновению, не произнес ни слова. Он старался найти объяснение поведению незнакомца. Почему тот незаметно приблизился к ним в парке и шел за ними по улице? Наверняка, хотел выяснить, где они живут. Но зачем? У Мартина не было врагов. Правда, иногда он рассказывал, что у него есть накопления. Может быть, за этими деньгами и охотился незнакомец?

Чем больше Мартин думал, тем меньше нормальных идей приходило ему в голову. В конце концов, Селия заметила его необычное молчание:

– Тебя что-то беспокоит, дедушка? Ты все время молчишь.

– Нет, ничего. Просто думаю.

Дика же ничто не волновало, он спокойно лежал на полу и грыз кость. И вдруг собака насторожилась.

– Что случилось? – спросил Мартин. – Почему Дик перестал грызть кость?

– Должно быть, услышал кого-то на лестнице, – спокойно ответила Селия. – Кто-то из соседей пришел.

Мартин наклонился и погладил Дика по голове. Уши пса были тревожно подняты и подрагивали. Дик бросил кость и настороженно смотрел в сторону двери. Оттуда, однако, ничего не было слышно. Даже тонкий слух Мартина не мог ничего уловить. Должно быть, собака почувствовала что-то такое, что не могли ощутить люди.

Мартин медленно положил вилку на стол. Его словно ударили по голове. Конечно, это был ОН. ОН нашел их дом, несмотря на все их старания.

Пес глухо зарычал, обнажив клыки. Нет, он не принялся снова за свою кость – он внимательно смотрел в сторону двери.

– Ш-ш-ш, – цыкнул Мартин, закрывая собачью пасть. Он не хотел, чтобы пес залаял.

Жестом он подозвал к себе Селию, и сказал ей шепотом:

– Кто-то стоит за нашей дверью.

В это время, словно в подтверждение его слов, слегка скрипнул пол по ту сторону двери. Мартин снова зажал пасть псу.

– Быстренько закрой дверь на щеколду.

– Но кто это? – испуганно прошептала Селия.

– Не знаю. Я не успел сказать тебе, что кто-то шел за нами от самого парка.

В их небольшой квартирке не было телефона, окна выходили в вентиляционную шахту. Бежать было некуда и неоткуда ждать помощи.

– Но у нас нет причин бояться, кто бы там ни стоял, – попыталась Селия успокоить деда. – Я просто открою дверь и посмотрю, кто там. Наверное, кто-то ошибся этажом.

– Почему же он подошел к двери на цыпочках? Почему не звонит?

Мартин встал со стула:

– Если ты не закроешь дверь, это сделаю я.

Но было уже поздно. Ручка замка повернулась, и дверь с грохотом распахнулась. Мартин услышал испуганный возглас внучки и понял, что в квартиру вошли. Он почувствовал, как напрягся Дик, готовый броситься на пришельца.

Чей-то голос приказал:

– Держите крепче собаку! У меня револьвер, но я не хотел бы им пользоваться!

– Это правда, дедушка! Он вооружен! Держи Дика получше, – посоветовала Селия.

Мартин покрепче перехватил ошейник, сказав при этом:

– Стойте там, где стоите, а не то я спущу его на вас. Какое право вы имеете врываться в мою квартиру, да ещё с оружием в руках? Я сейчас позвоню в полицию.

– Не утруждайте себя – я из полиции, – сказал вошедший, и Мартин услышал, как захлопнулась дверь. Похоже, незваный гость толкнул её ногой.

4
{"b":"940","o":1}