ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем, шагнув вперед, продолжил:

– Отдел по борьбе с наркотиками.

– Отдел по борьбе с наркотиками. Бурхард, – изумленно повторила Селия – должно быть, он показал ей удостоверение, или что-нибудь в этом роде.

– Но что вам нужно? Мы никак не связаны с наркотиками!

– Вы – нет, – сказал полицейский, и немного помолчав, добавил: – Судя по тому, что я услышал, стоя перед дверью.

– И дедушка тоже! – запротестовала Селия.

– Нет, мисс. Должен вас огорчить, но он торгует в парке героином.

Мартин не мог поверить своим ушам. Он чувствовал себя так, будто его обвинили в убийстве. Рядом всхлипывала Селия:

– О! Нет! Нет! Я уверена, что вы ошибаетесь. Только не мой дедушка!

– Я все видел своими глазами.

Тут Мартин не выдержал. Он вскочил и с такой силой ударил кулаком по столу, что задрожала посуда.

– Вы лжете!

– Неделю назад мы выпустили одного из торговцев героином, – начал обстоятельно объяснять полицейский. Специально, чтобы понаблюдать за ним. А сегодня я видел, как он подошел к вам, когда вы сидели на скамейке, и что-то взял из кожаного мешочка, которым обернута культя вашей собаки. Минуту спустя я остановил его и изъял героин. Вот он здесь, у меня в кармане.

Мартин опустился на стул, машинально поправив седую гриву, которой так гордился.

– Но. Но люди все-время останавливаются и разглядывают деревяшку Дика. Почти каждый раз, когда мы выходим на прогулку. Если у кого-то оказались наркотики, это вовсе не значит, что он получил их от меня!

– Я следил за ним с того самого момента, как он вышел из дома, и ни разу он не остановился и ни с кем не заговорил. Он бы не пошел гулять с наркотиками в кармане, так знает, что мы можем обыскать его в любой момент прямо на улице. Нет, папаша, теперь вы не отвертитесь. Я не знаю даже, что вам сказать. Такой пожилой человек, и позволили втянуть себя в такую аферу. Пожалели хотя бы внучку. (Голос полицейского слегка смягчился). Она все ведь делает для вас. И к тому же, – продолжал он, – если вы не виновны, то почему пытались избавиться от меня? Вы, однако, забыли, что вас и вашу собаку все в округе знают. Как только я спросил про вас, мне тут же сказали, где вас найти.

– Я испугался, – попытался объяснить Мартин. – Я слышал, что кто-то идет за мной, и не мог понять, кто это и что ему нужно. Потому и пытался уйти. Это правда! Вы должны мне поверить!

– Я бы очень хотел поверить вам, но, после того, что видел, не могу. Что вы делали с деньгами, которые получали за это? Только не говорите мне, что делали все бесплатно.

– Я не получил ни цента! Ни за что на свете я не стал бы заниматься подобными вещами!

– В самом деле? Ну, сейчас посмотрим. Оставайтесь на месте. Даже не думайте сбежать – там внизу мой напарник.

– Зачем ему бежать, если он невиновен? – спросила Селия. – Он не может быть замешан в это дело. Как, впрочем, и я.

Мартин услышал, что полицейский прошел в другую комнату. Похоже, он проверяет матрасы. Выдвижные ящики. Доски паркета. Неподвижно сидя на стуле, Мартин слушал, одновременно, пытаясь понять, как это все могло с ним случиться. Вскоре детектив вернулся в комнату, где они сидели, и продолжил осмотр. Селия сказала ему:

– Вы не найдете денег. У дедушки всего несколько центов, которые я ему дала утром.

И в это время Мартин услышал металлический звук – полицейский доставал что-то из шкафа. Табакерка! Мартин поднял голову и непроизвольно протянул в ту сторону руку, как бы пытаясь остановить Бурхарда. Он её тут же опустил, но и Селия и полицейский заметили этот жест. Установилось тяжелое молчание. Старик знал, что оба смотрят на него. Бурхард с удовлетворенной улыбкой, Селия – с ужасом.

Он услышал, как полицейский начал рыться в табаке. Молчание стало ещё более тягостным. Вдруг Селия сдавленно вскрикнула – видимо, полицейский достал спрятанные 500 долларов.

– Скажите же, наконец, правду. – По мягкой интонации Мартин понял, что полицейский обращается к Селии, которая ему, похоже, понравилась. – Не пытайтесь его покрывать. Вы раньше видели эти деньги? Вы знали об их существовании?

Селия обожала деда, но в эту минуту не знала, что сказать. Полицейский ответил сам:

– Я все вижу по вашим глазам. Вы к этому не имеете ни малейшего отношения. Вам придется пойти со мной, Мартин Кэмпбелл. Нам нужно задать вам несколько вопросов.

Рука его медленно опустилась на плечо старика. Дик при этом ощетинился, но Мартин его придержал, думая: "– Он один мог бы меня оправдать, но он, к сожалению, не может говорить."

Он медленно встал:

– Я собрал эти деньги, прося милостыню в парке. Я обычно сажусь на скамейку и ставлю рядом металлическую кружку. И люди сами кладут туда деньги. Хотя, конечно, вы вряд ли мне поверите.

– Пятьсот долларов? – удивленно спросил Бурхард.

– Я занимаюсь этим уже три года. Деревяшка Дика привлекает любопытных. Они подходят ближе, чтобы её рассмотреть. – Около двери старик обернулся. – Ты должна мне поверить, Селия. Не думай, что я замешан в этом деле. Скажи же что-нибудь.

Но девушка молчала.

Они спустились по лестнице. Бурхард держал Мартина за руку, скорее, впрочем, для того, чтобы помочь ему, чем помешать бежать. За ними шел Дик, пытаясь протиснуться вперед, чтобы, как обычно, помогать Мартину спускаться. Заметно было, как он переживает, что какой-то незнакомец занял его место.

Мартин молча шел к своему бесчестью. Он был слишком горд, чтобы продолжать отстаивать свою невиновность. Тем более, что в неё все равно никто не верил. Самым обидным было, что в нее, похоже, не верила Селия.

Он оказался в довольно тяжелом положении, иначе никогда бы не рискнул сделать то, что сделал. Мартин вдруг почувствовал рукоятку пистолета, лежавшего у полицейского в кармане. Было бы так просто. Едва вспыхнув в мозгу, мысль эта подчинила себе все.

Лампочка на лестничной клетке висела на очень тонком проводе. Мартин знал это, хотя свет был ему абсолютно не нужен. Но Бурхард. Тому без света придется трудно. Есть, конечно, в подъезде и другие лампочки. Но ближайшая из них – этажом ниже. Итак, револьвер полицейского в пределах досягаемости, сам полицейский – во власти тонкой нити накала внутри лампочки, и Дик идет за ними следом. Исключительно благоприятное стечение обстоятельств. Грех этим не воспользоваться. К тому же он понимал, что только вернув свободу сможет оправдаться в глазах Селии.

Мартин поставил ногу на лестничную площадку, быстро отпустил руку, которой держался за перила, и, мягко проскользнув ею в карман к сопровождающему, выхватил оттуда револьвер. Размахнувшись, он бросил его вниз.

Полицейский ещё только начал понимать, что у него украли револьвер, а рука Мартина уже была поднята вверх и пыталась найти лампочку. Судьба тоже иногда бывает слепа, и поэтому, наверное, она улыбнулась Мартину: ему удалось почти сразу поймать лампочку рукой. Будь провод чуть короче. Он толкнул её изо всех сил, и она, качнувшись, врезалась в стену. Хлоп! И света нет!

Свет ещё даже не успел погаснуть, а Мартин уже крикнул:

– Взять его, Дик!

При этих словах он пригнулся, будто играл в чехарду. Пес отреагировал мгновенно, тела человека и собаки сплелись в борьбе и секунду спустя с жутким грохотом рухнули на пол.

Дик хорошо знал свое дело, и Бурхард, прекрасно понимая, на что обычно натренированы такие собаки, не пытался особо сопротивляться. Он лежал на полу под грузным телом огромного пса, стараясь не шевелиться. Даже дышать приходилось очень осторожно – мешало ощущение непосредственной близости собачьих клыков к сонной артерии.

– Не двигайтесь и не кричите, а то он вас загрызет, – спокойно посоветовал поверженному полицейскому Мартин. Говоря так, он начал подниматься на свой этаж. Селия, напуганная шумом на лестнице, уже открыла дверь и теперь стояла на пороге, напряженно вглядываясь в темноту. Мартин почти наткнулся на нее.

– Быстро! С ним Дик! Дай-ка мне бельевую веревку и помоги перетащить его в дом!

5
{"b":"940","o":1}