ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Месть белой вдовы
Гвардия, в огонь!
Лето диких цветов
Бумажная роза (сборник)
Чужие дети
Заставь его замолчать
Рождество в кошачьем кафе
Первые заморозки
Практическая работа по обитателям болота

– Дедушка! А ты не думаешь, что и так уже достаточно натворил.

– Я хочу получить возможность оправдаться. Это мой единственный шанс. Иначе меня посадят в тюрьму, причем за преступление, которого я не совершал.

– Но, дедушка! Все равно тебя схватят. Так будет только хуже!

– Мне нужно доказать свою невиновность.

Бурхард слышал их разговор, и решился негромко произнести:

– Вы хотите сделать внучку соучастницей вашего преступления.

Дик грозно зарычал и полицейский был вынужден замолчать. На Селию же, поскольку она была настоящей женщиной, слова его подействовали совсем не так, как он рассчитывал – но иначе и быть не могло.

– Ты единственный, кто у меня есть, дедушка, – сказала она. – Виновен ты или нет, но у тебя действительно есть шанс!

Она поспешно сбегала за веревкой, и вдвоем они быстро связали полицейского, который ввиду близости собаки не очень-то и сопротивлялся. Вставив в рот кляп, его посадили на стул. Рядом уселся, не сводя с него глаз, пес.

– Я бросил его револьвер вниз. Пойди быстренько подними, пока кто другой этого не сделал, – скомандовал слепой. Селия вышла и вернулась уже с револьвером в руке. Войдя, она закрыла за собой дверь.

– Он говорил, что напарник ждет его перед входом, – обеспокоено напомнила она деду.

– Я в это не верю. Это говорилось, чтобы нас запугать. Он шел за мной один, считая, что ему не нужен помощник.

– В комиссариате, наверное, будут беспокоиться, что его долго нет?

– Возможно. Но там не знают, где его искать. Он пришел сюда сам, его никто не посылал.

– Но, дедушка! Мы ведь не можем держать его здесь!

– Все зависит от него. Вытащи-ка кляп, но если он начнет кричать, придется сунуть его обратно.

Мартин обратился к полицейскому:

– Вы все ещё не верите, что я не имею никакого отношения к афере с наркотиками?

– Естественно, нет, – ответил Бурхард.

– Тогда вам придется остаться здесь до тех пор, пока я не сумею доказать свою невиновность.

– И как же вы собираетесь это сделать?

Наощупь Мартин нашел стул и сел напротив своего пленника.

– Слушайте меня внимательно, – начал он. – Вы мне сказали, что наркотики передавались через Дика. Я туда ничего не вкладывал. Поверьте мне, я понятия не имел, что там что-то находилось. Как же все получалось? Возможно, вот как. Все время, когда я иду с Диком в парк, меня останавливают разные люди, спрашивают про ногу Дика и иногда даже трогают её. Кто-нибудь вполне мог положить туда порцию героина. Затем мы с Диком, ничего не подозревая, идем в парк, где её у нас забирают. Вполне правдоподобно, разве нет?

– А деньги? – спокойно возразил Бурхард. – Вы думаете, они будут что-нибудь делать бесплатно?

– Деньги могли передаваться точно также, через Дика, но на обратном пути.

Мартин на мгновение задумался, пытаясь вспомнить, что обычно происходит во время их путешествия в парк и обратно.

– Вот, например, сегодня. На обратном пути ко мне никто не подошел. Но это могло быть потому, что за мной шли вы. И к тому же, я пошел другой дорогой, через лавку Саббатино. Селия, посмотри, пожалуйста, не лежит ли что-нибудь в мешочке у нашего Дика?

Мартин слышал, как Селия подошла к Дику, который по-прежнему сидел возле полицейского. Через секунду раздался её удивленный возглас.

– Две купюры по 10 долларов, – прокомментировал Бурхард.

– Вот видите, – радостно вскричал Мартин.

Но Бурхард ещё не был полностью убежден. Он сказал:

– Может быть, конечно, это и так. Но откуда тогда те 500 долларов, которые я нашел в вашей табакерке? Вы просто пудрите мне мозги. Если все действительно происходит так, как вы рассказываете, то поставщики сильно рискуют. Ведь клиент может взять наркотик, а деньги в лапу вашему псу не положить.

– Так можно поступить только один раз. И то с известным риском. Ведь потом поставщики до него доберутся. Торговля наркотиками, сами понимаете, – довольно рискованный бизнес. Им нельзя заниматься открыто. А наша помощь, хоть и не позволяла развернуться широко – всего один клиент в день – зато гарантировала некоторую безопасность. Возможно, не только меня использовали в качестве бесплатного транспорта для их товара, но и ещё кого-нибудь: например, лоточников. Я могу вас освободить, но вы должны дать мне возможность доказать, что я не виноват.

– Интересно, как вы собираетесь это сделать.

– Ну, я завтра, как обычно, пойду в парк. Вы будете следить за мной. Человек, который первым остановит меня по дороге домой, заберет деньги из культи Дика. В этот момент, или позже, как вам будет удобно, можете его схватить. Дальше делайте с ним все, что хотите. Точно также можно поймать и того, кто кладет наркотики в протез Дику.

Но Бурхард не поддавался на уговоры. Он был слишком рассержен, если не сказать – взбешен. Надо же так проиграть, и кому? Слепому!

– Я не позволю вам повести меня по ложному следу, – рычал он. – Вы можете воспользоваться ситуацией и сбежать. Я, конечно, мог бы солгать, чтобы освободиться, но я не могу обмануть человека, который, во-первых, вдвое старше меня и, во-вторых, слепой. Поэтому я вас предупреждаю: если вы меня освободите и отдадите мой револьвер, я опять возьму вас под стражу и отведу в участок. Там вами займутся совсем другие люди.

Мартин с сожалением вздохнул:

– Жаль, придется мне действовать самому.

– Как? Ведь вы даже не видите, куда идете. Думаете, сможете сделать то, что всему нашему отделу не удается? – и Бурхард засмеялся.

– Думаю, да. Мои уши, собака и Бог, который знает, что я не виновен, мне помогут.

На следующий день, как обычно, Мартин с Диком вышли из дома. Все, казалось, было как всегда. Как всегда, сидящая перед дверью миссис Шульц пожелала им хорошей прогулки. Вот только Селия не пошла на работу. Она осталась в квартире сторожить разъяренного полицейского. Бурхард просидел связанный всю ночь, был небрит и страшно зол.

Мартин обстоятельно объяснил Селии, что он не подвергается никакой опасности. Он просто выследит всех, начиная с того, кто дает ему наркотики, и кончая тем, кто отдает за них деньги. В общем, всю банду. И после этого сообщит обо всем в полицию, в отдел по борьбе с наркотиками. Бурхард, выслушав его, иронически возразил:

– Ну, конечно! И вас никто не заметит! С такой собакой и в темных очках. Неужели вы думаете, что никто из них не догадается, что за ними следят? И как вы поможете нам их опознать? Колокольчик привесите на шею?

– Когда я вернусь, я вам все расскажу, – сказал, уходя Мартин. – Все, все. Думаю даже, что смогу узнать, где у них основная база. Два глаза – это, конечно, много, но не всегда достаточно (он не мог удержаться, чтобы не съязвить).

Они пошли обычным путем. Вчерашняя "выручка" – 20 долларов – была аккуратно прикреплена к кожаному браслету на деревянной ноге пса. Прохожие задавали им обычные вопросы, и один из них пожелал осмотреть культю.

Вот он! Или не он? Мартин не собирался сейчас это выяснять. Он понимал, что для всех, кроме него, сейчас ярко светит солнце и в таких условиях пытаться преследовать человека бессмысленно. Лучше на обратном пути, вечером.

Он прошел ещё две улицы и у светофора скомандовал Дику: "– Стоять! Сними мою шляпу!" Когда Дик положил лапы ему на плечи, он быстро ощупал культю. Так, понятно! Деньги исчезли, вместо них появился маленький бумажный пакетик с каким-то порошком. Все теперь ясно. Это дело рук того типа, с акцентом. Мартин его хорошо запомнил.

Вокруг собрались зеваки и начали аплодировать ловкости пса. Когда тот со шляпой в зубах опустился на четыре лапы, в шляпу полетели монеты. Отлично. Спектакль, который разыграл Мартин на случай, если за ними наблюдают, удался.

Мартин был доволен собой и Диком.

"– Прекрасно, – думал он. – У меня даже есть некоторое преимущество. Я ведь знаю, что несет Дик, а они не знают, что я это знаю."

Они легко нашли свою обычную скамейку и устроились на ней.

6
{"b":"940","o":1}