ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы её все ещё видите?

– Да, как днем, – убеждал его водитель.

Мартин подумал, что ситуация не так уж хороша. Он уже не мог рассчитывать на свои силы, приходилось полагаться на водителя.

– Вы видите, сколько человек в той машине?

– Только шофер.

– Он оборачивался? Мог нас заметить? Постарайтесь ехать так, чтобы он не обратил на нас особого внимания.

– Он ни разу не обернулся, но в машине есть зеркало, и я не могу гарантировать. О, он поехал быстрее.

Мартин почувствовал, что его шофер тоже увеличил скорость, и сказал:

– Отлично! Не позволяйте ему уйти!

– А зачем вы за ним гонитесь? – в свою очередь поинтересовался водитель.

Но Мартин сделал вид, что не расслышал.

– Вы все ещё его видите?

– Так, как будто он сидит рядом со мной.

Дик очень неуютно чувствовал себя в машине, казалось, он с трудом сохраняет равновесие. Мартин, как бы прося извинения, потрепал его по голове и потрогал культю – та держалась хорошо.

Вдруг он почувствовал, что машина начала притормаживать.

– Почему мы снизили скорость?

– Вслед за вашим приятелем. Похоже, мы приехали.

– А где мы находимся? Как называется улица?

– Сейчас посмотрю.

Водитель остановил машину, вышел и открыл заднюю дверь.

– Все кончено, глупец! Выходи! – грубо бросил он и Мартин почувствовал спиной дуло револьвера. Человек свистнул, раздался скрип открываемой двери, послышались приближающиеся шаги.

– Что у тебя здесь? – раздался другой голос.

– Тот придурок, которым мы пользовались для передачи товара. Кажется, он заодно с полицией. Но теперь он наш. Я ещё на улице заметил, что он идет за мной. А когда я сел в машину, только представь, он принялся звать такси. Мне стало так интересно, что я не выдержал и подрулил к нему. Он велел мне преследовать мою собственную машину!

– Отведи его. Посмотрим, что на это нам скажет Анжи.

В это время Дик зарычал – ему не понравилось, как обращаются с его хозяином. Но Мартин, чувствуя револьвер у спины и опасаясь за собаку, скомандовал:

– Спокойно, Дик!

И взял пса за ошейник. Тот сразу же успокоился – никогда ему не приходилось повторять команды дважды.

– Мне не хочется убивать собаку, – сказал один из говоривших. – Может быть, её удастся использовать с кем-нибудь другим. Интересно, что скажет Анжи, когда увидит эту деревяшку. Ну, давай, давай, выходи!

Мартин осторожно выбрался из машины. Его тут же подхватили и толкнули вперед.

– Аккуратнее, – предупредил он. – Я не оказываю вам никакого сопротивления, но не смогу удержать пса, если он увидит, что вы плохо со мной обращаетесь.

– Мы найдем, чем его удержать, – грубо бросили ему в ответ.

Его толкнули ещё раз, и он почувствовал под ногами что-то мягкое – видимо, газон. Мартин, как маятник, качался из стороны в сторону, хотя его и придерживала чья-то крепкая рука. Для безопасности Дика он без конца повторял: – Спокойно, Дик, спокойно! Но это помогало все меньше и меньше – рычание пса становилось все громче.

Дик крепко прижался мордой к ноге хозяина. Похоже, они куда-то вошли: деревяшка Дика застучала по цементному полу. Пол этот показался Мартину слегка отлогим. Возможно, вход в гараж. Его втолкнули в лифт, и после очень короткого подъема, "помогли" выйти из него. Затем ввели в комнату, в которой были ещё люди: трое или четверо, Мартин не мог установить это точно. Один из них, голосом гнусавым и властным, произнес:

– Смотрите-ка, кто к нам пришел!

– Он хотел провести нас, Анжи, – сказал тот, кто выдавал себя за таксиста.

– Да ведь он слепой! – послышался удивленный возглас.

– Это, однако, не мешает все прекрасно замечать, – проговорил гнусавый. Скрипнуло кресло, кто-то быстрым шагом подошел к Мартину и ударил его в подбородок. Удар был такой сильный, что Мартин едва не упал. Но все-таки он успел крикнуть: – Лежать, Дик! – ведь больше всего он боялся, что могут застрелить пса. Уже почти готовый прыгнуть, Дик остановился.

– Меня мало беспокоит, что вы сделаете со мной, – сказал Мартин, с трудом оправляясь от удара, – но я не хочу, чтобы что-нибудь случилось с ним.

– Да ведь мы и сами могли бы его использовать, – заговорил тот, кто привез Мартина. – Нашему человеку надо будет только одеть очки. А дальше все пойдет как по маслу.

Мартин, чувствуя, что интерес к Дику может спасти им обоим жизнь, принялся расхваливать своего пса.

– Этот пес умнее, чем человек. Он понимает, что говорят, с первого слова. Смотрите! Я покажу вам, что он умеет делать.

При этих словах Мартин послюнявил указательный палец, потом, как моряк, который определяет направление ветра, поднял его вверх и тут же сам повернулся в нужную сторону.

– Осторожно! Окно открыто! – сказал кто-то вполголоса.

– Да, ерунда, там же решетка! – пренебрежительно откликнулся Анжи. Мартин снова повернулся к людям. Спиной он чувствовал прутья решетки на окне – расстояние между ними было не меньше десяти дюймов.

– Я просто хочу показать вам, что он умеет делать. Я даже не буду повышать голос. Просто поговорю с ним так, как разговариваю с вами.

В комнате установилась тишина. Всем было интересно.

– Моя шляпа, Дик, – медленно произнес Мартин. И когда пес встал передними лапами на его плечи, Мартин сам сорвал с головы шляпу и выбросил в окно. Дик тут же выскочил следом за ней. Слава Богу, что было не очень высоко. Он упал, но быстро вскочил.

Люди в комнате не сразу поняли, что произошло.

– Он уже там! Внизу! – вдруг крикнул кто-то. Все бросились вниз, но было уже поздно. Мартин повернулся к окну и закричал:

– Неси её домой, Дик! Беги к Селии!

Снова его ударили в подбородок, но он был уверен, что Дик услышал команду и помчался домой. Улыбаясь, он медленно осел, сползая по стене.

– Остановите пса, – заорал взбешенный Анжи. – Можете пристрелить его!

Раздался выстрел, другой. Потом вновь закричал Анжи:

– Ты что, не умеешь стрелять, идиот! Дай-ка мне пистолет!

Снова раздался выстрел, на этот раз после него Мартин услышал слабый визг.

– Ты попал в него, Анжи! Я его вижу, он едва ползет!

– Так-то, – удовлетворенно буркнул Анжи.

Мартин помрачнел. Его голова поникла. Немного погодя он услышал:

– Я везде искал его, но не нашел. Должно быть, заполз в какую-то дыру, чтобы сдохнуть.

Гнев Анжи уже улегся, и он фыркнул:

– Какая разница! Он все равно не смог бы привести сюда полицию – он ведь приехал на машине. Сейчас нам надо выяснить, что знает этот мерзкий старикашка, и если слишком много, то придется отправить его вслед за его умненьким песиком. Они ведь так любили друг друга – не будем их разлучать.

Мартин с трудом улавливал смысл его слов. Теперь, когда Дик был мертв, все потеряло для него смысл. Он не реагировал на удары, не слышал вопросов. Потом – через несколько минут или несколько часов – он почувствовал, что его вывели на свежий воздух. Мучители, предварительно связав ему руки, шли рядом.

Он услышал, как Анжи сказал:

– Сейчас мы поиграем. Помните известное пиратское развлечение – прогулки по доске.

Немного помолчав, он обратился к Мартину:

– Мы сейчас на крыше, папаша. Будь осторожен – здесь нет перил. Да и плитки парапета подогнаны плохо, могут отвалиться.

Затем он продолжил, обращаясь уже ко всем:

– Итак, слушайте меня внимательно. Я знаю, что вы все любите играть. Отметьте мелом те плитки, которые плохо держатся, и пусть он идет. Привяжем горящую сигарету к его трости и будем подталкивать его, если он станет тормозить. Делайте свои ставки! Я, например, ставлю 100 долларов на то, что он дойдет до третьей плитки. Эти слепые, я их знаю – у них глаза на ногах!

– А я ставлю 200 долларов на то, что он рухнет на первой!

– Ладно, ставки сделаны! Пусть идет.

– Конечная остановка шестью этажами ниже, – пошутил кто-то.

Мартин почувствовал, как кончик горящей сигареты обжег его с левой стороны. С другой стороны была пустота. Ничего не оставалось делать, и он пошел, медленно и осторожно, как канатоходец в цирке. Старик почему-то совсем не боялся. Он был спокоен. Теперь, когда Дика больше нет, ему ничего не нужно: он чувствовал, что с радостью бы умер, чтобы больше не страдать.

8
{"b":"940","o":1}